Лена Аверьянова
18 April 2021

Пиши через «ка»

Авторка? Редакторка?! Да, читайте воскресное письмо Лены Аверьяновой.

Привет, друзья!

Нам надо серьезно поговорить.

Я опять хочу поговорить с вами о словах и их значениях. Что поделать, у меня такая профессия — я должна не только любить и знать язык, мне еще надо уделять очень много внимания смыслу слов, их окраске, этичности и соответствию современным нормам.

С одной стороны, когда делаешь медиа (а значит, составляешь слова в предложения), тебе нужно уметь безупречно распоряжаться корпусом литературного русского языка: тексты должны быть написаны грамотно, понятно и доступно. С другой стороны, современное медиа, особенно тематическое, — это не только информирование. Это еще и просвещение, и даже немного активизм.


То есть что-то, что раздвигает привычные рамки и внедряет в жизнь много нового — и это не только слова.


Но и слова, конечно, тоже. Если вы читаете НЭН давно, то вы знаете, что мы с самого начала внедряем в родительский лексикон слова, которые многим не нравятся — и все-таки легендарного «тоддлера» теперь не стесняются брать в свои материалы многие наши коллеги, его используете в своей речи и вы, наша аудитория. Конечно, как к всему новому, отношение к нему (и многим другим словам, пришедшим к нам в последнее время из английского языка) все еще неоднозначное, а порой и враждебное. Но ничего, в Петровскую эпоху картошку тоже обвиняли в том, что она «засоряет» типичное русское меню, а сейчас гляньте — ни один приличный стол без картохи не обходится.


Вся эта словесная прелюдия на три абзаца — суть подготовка вас к одной большой новости, которая немного изменит тот язык, которым мы пишем наши тексты.


Так уж вышло, — и это объективный факт — что родительство во всех его проявлениях все еще остается по большей части женской прерогативой, поэтому и говорят о нем в основном женщины. Они пишут о своем опыте в блогах, делятся им в колонках, рассказывают о нем подругам, обсуждают на работе и осмысливают другими способами. Чувствуете, к чему я клоню?

Да, мы начинаем использовать в текстах феминитивы, которые пока не вошли в официальную норму русского языка. Как я говорила выше, делать современное СМИ — это во многом значит выходить за пределы привычных границ и заходить на новые, не освоенные еще территории смыслов.

И мы готовы это делать — в том числе для того, чтобы слова, которые все еще кажутся людям странными, побыстрее переставали так восприниматься и поскорее нормализовались.


Язык — живой организм, который готов принимать новое (хотя, вообще-то, феминитивы — это не новость для языка и языков) и отражать изменения, происходящие в обществе и мире.


Лично я, как человек, который (я смею надеяться) участвует в привнесении изменений в жизнь российских матерей, очень хочу, чтобы репрезентация женщин — в том числе в языке — перестала восприниматься как что-то необычное и избыточное.

Я не буду пускаться в лингвистические срачи и доказывать, что феминитивы не калечат и не убивают русский язык, — это прекрасно делают мои коллеги по цеху и многие-многие активистки. Могу порекомендовать вам почитать большой разбор о феминитивах в русском языке (если есть время) и историю их использования на рубеже XIX и XX веков или посмотреть небольшое видео от «Медузы» (если нет времени).

И немного дополнительных материалов: о том, как феминитивы меняют язык и какую социальную роль выполняют. Ну и пользуясь случаем, порекомендую выпуск подкаста «Супербесит.», который я делаю вместе с подругой, где мы говорим о феминитивах с учительницей русского языка и авторкой книги «Читай не хочу» о детском чтении Риммой Рапопорт.

Я знаю, что многим из вас наше решение (которое мы приняли, коллективно обсудив его в рабочем чатике) не по нраву. Что ж, ничего не попишешь. Я считаю, что прогресс важнее наших представлений о прекрасном (в большинстве своем субъективных).

Да и вообще, что такое это самое прекрасное? Еще вчера нам в редакции, как и многим из вас сегодня, казалось, что мы вполне справляемся и без феминитивов. Они тоже звучали для нас странно и даже страшно.


Но чем дальше, тем яснее: без них никуда. Теперь странным нам кажется писать конструкции типа «главный врач сказала» и «уполномоченный по правам ребенка заявила».


В общем, я о том, что нормально принимать новое в штыки и думать, что оно ничем не лучше старого. Но если дать этому новому шанс прийти в жизнь (или просто привыкнуть к нему — в конце концов, никто не скучает по телефонам с крутилками), можно заметить, как круто и здорово она изменилась.

Ну вот, например, раньше считалось, что младенцев можно избаловать ношением на ручках — и от этого на самом деле страдали все: матери, которые не могли слушать душераздирающий плач, и младенцы, которые недополучали контакта с близким взрослым.

А теперь прогресс принес нам знание о том, что малышу никогда не бывает слишком много «наручек». Конечно, ручки у нас от этого уже отваливаются, но зато мы знаем, что все делаем правильно. Так и феминитивы — сначала немного неудобно, но зато все не зря.

Берегите себя и детей!

via GIPHY

Главред НЭН

Лена Аверьянова

Ещё почитать по теме

Пришли и говорим: почему НЭН обвиняют в категоричности (и почему это несправедливо)


My Little Theyby: что такое гендерно-нейтральное воспитание и как современные родители к нему пришли


Пишите — не пишите. Как искать темы для родительского медиа

/

/

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе