Редакция
21 October 2021

Мультики, психолог и отдых: что на самом деле помогает родителям не поднимать руку на ребенка

На этапе подготовки материалов для нашего проекта мы кидали клич в социальных сетях — искали людей, которые применяли к свои детям физические наказания, а потом перестали. Нам хотелось узнать, что движет родителями, которые решаются на этот очень непростой и важный шаг.
Коллаж Кристины Савельевой
Коллаж Кристины Савельевой

В результате мы получили два десятка грустных историй от женщин, которые в состоянии крайней усталости, выгорания, раздражения и беспомощности позволили себе ударить собственного ребенка — а потом горько жалели об этом.

Во-первых, мы хотим поблагодарить всех, кто решился и прислал нам свои истории — вы невероятно смелые, раз смогли не только отказаться от «простого» и «рабочего» воспитательного метода, но и рассказать об этом — далеко не каждый на это способен.

Во-вторых, историй оказалось слишком много, чтобы поместиться в один материал, но нам не хотелось, чтобы они просто остались лежать на редакционной почте. Поэтому мы решили превратить их в полезный материал — и отобрали из писем цитаты о том, что помогло (и помогает) уставшим матерям раз за разом отказываться от насилия и выбирать другие воспитательные методы.


Потому что насилие — это всегда выбор, и остановить его может только тот человек, который к нему прибегает.


Почитайте, может быть, вы найдете в этих историях что-то полезное и для себя.

Когда я теряю контроль над ситуацией, накатывает желание ударить — например, если ребенок бегает по кабинету от врача и не дает сделать прививку, лежит на полу в супермаркете и истерит. Как будто накатывает какая-то пелена, и кажется, что удар все исправит.

Останавливаю себя: сын маленький и глупый, не умеет управлять эмоциями, а я взрослая — мне это под силу. Я должна быть опорой своему ребенку, а не пугающим его монстром. Разве моя злость поможет сейчас исправить ситуацию?


Удар — это бессилие, а не воспитательная мера.


Мне кажется, что побоями нельзя воспитать, можно только сломать. Я не хотела бы ломать любимых детей и не хотела бы стать для них кем-то, кого они будут боятся

Маша К.

Интересное по теме

Вы не одни: 19 организаций, которые помогают детям и взрослым, пережившим насилие

Что мне помогает сейчас держать себя в руках:

1. Проговаривание эмоций. Детям я тоже говорю о своих чувствах.

2. Отдых от детей. Я не всегда могу уйти от них дальше другой комнаты, но иногда я говорю детям, что хочу побыть одна и ко мне подходить не надо. Тем более, если они хорошо играют вдвоем.

Анонимно

Мы стояли в саду, в раздевалке, преодолевая тяготы зимней одежды. Ребенок тянул резину и жилы. Я не выдержала, и на очередном витке нервотрёпки дала подзатыльник. Казалось бы, не смертельно. Но тот гнев, нестерпимая ярость берсерка во мне по отношению к сыну вдруг меня напугала.


Ну вот честно, виноват ли он, что мы не успеваем? Да конечно же нет. Он действует в рамках своих возможностей, своего сознания, как может.


А я что же? Имею ли я право наказывать его за то, что не умею контролировать свой гнев? Абсурд. Это моя реакция, моя интерпретация реальности. В его реальности, может, идет веселая игра или выполняется тяжелая задача. А тут вдруг мама правдоподобно изображает злобное чудище, да еще и дерется. И меня накрыло осознание. <…>

Да, я до сих пор порой испытываю ярость берсерка. Но он тухнет и чахнет, когда я напоминаю себе, что ребенок не виноват, что я это чувствую. Он имеет право знать и понимать это, но лучше я донесу свою мысль словами, а не ладонью.

Юлия К.

Я верю в то, что силу воли можно накачать как мышцу. Нужно отстраняться как только чувствуешь, что сейчас взорвешься. <…> Мы стали стараться почаще вызвать няню, побольше оставаться в одиночестве, когда второй родитель гуляет с ребенком.

И, кстати, решили, что мультики — это не так уж и вредно, и пару раз в день включаем «Малышарики», там спокойный голос, и на родителя заодно влияет благотворно, как мне показалось.

Юлия Т.

В первый раз я поняла что категорически не права, когда дочь спряталась от меня руками, когда я резко за чем-то повернулась.


Я очень сильно испугалась, после было очень больно, плохо, чувствовала себя зверем и, как бы это ни звучало, «своей матерью».


Начала работать с психологом, стало лучше, но все еще есть порывы, благо, удается сдерживать. Для себя поняла, чем больше не высыпаюсь, тем больше агрессии.

Анонимно

Этот материал — часть спецпроекта #ХватитБитьДетей

Читайте больше на странице проекта

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе