Наталия Преслер, Полина Ртищева
19 February 2020

«Отношения с младенцем – это не набор действий, которые надо выполнять на отлично»: психолог об эмоциональном наполнении матери и ребенка

Совсем недавно мы опубликовали «валентинку для молодых мам», в которой главред НЭН Лена Аверьянова призвала женщин не забывать о своих чувствах и потребностях — как это было принято у предыдущих поколений родительниц. Сегодня мы решили познакомить вас с обстоятельным текстом о связи эмоционального выгорания у матери с эмоциональным интеллектом ребенка. Этот текст для нас подготовили продюсер Полина Ртищева и психолог Наталия Преслер.

Еще буквально пять лет назад для всестороннего развития детей предписывалось изучать с ними кубики Зайцева и лепить из домашнего теста. Родители-«отличники» водили детей в садики Монтессори и на грудничковое плавание. Сегодня стандарты образования дошкольников сместились от получения знаний и навыков в сторону развития способностей эти навыки получать.

В моду входит эмоциональный интеллект – умение распознавать свои и чужие эмоции, а также управлять ими для решения практических задач.

Никто не ручается за точность прогнозов, но периодически в СМИ мелькают статьи о том, что в будущем нас ждет глобальная роботизация, множество людей останутся без работы, и шанс удержаться на плаву будет только у людей с развитым эмоциональным интеллектом. Понятно, что после таких сообщений родители начинают судорожно гуглить «эмоциональный интеллект для детей» и, разумеется, находят курсы, упражнения, рабочие тетради для малышей и много новых книг.

Вот только большинство родителей искренне не понимают, что научить малыша отличать на картинке грустного клоуна от клоуна в припадке ярости недостаточно для того, чтобы у ребенка развился эмоциональный интеллект на всю оставшуюся жизнь. И даже модные «контейнирование» и «напитывание» со стороны родителей далеко не всегда дают ребенку поддержку, необходимую для его эмоционального развития.

Помимо всего, что мы говорим детям словами через рот, есть еще контекст, в котором мы с этими словами обращаемся. Вроде бы все знают, что дети учатся, в первую очередь, глядя на нас. Но когда дело касается эмоционального развития и эмпатии, нам почему-то кажется, что то, как мы воспитываем детей, и то, как живем сами, – это две параллельные вселенные.

Как-то раз, листая ленту, я увидела два подряд поста моей знакомой. Первый был написан в детско-родительской группе. Она спрашивала, что делать с дочкой, которая начала проявлять немотивированную агрессию в детском садике. Достаточно ли активного слушания, которое она регулярно применяет.

А у себя на странице эта мама признавалась в том, что периодически хочет покончить с собой, запирается на балконе и давно бы выпрыгнула из окна, но боится, что не умрет, а останется инвалидом.

Разумеется, когда в детско-родительской группе в комментариях предлагали более активно проговаривать чувства с дочкой и пообщаться с воспитательницей, никто не заходил на страничку самой мамы.

Детали ситуации в целях анонимности я изменила, но суть, думаю, ясна. Мама в депрессии из лучших побуждений пыталась научить дочку правильно обращаться с ее чувствами – не думая о своих. И совершенно не соотносила поведение дочери и свое состояние.

Как так получается и чем это чревато - я попросила прокомментировать практикующего психолога и психотерапевта, автора книги «Как объяснить ребенку, что …» и блога для родителей @lozhka.meda Наталию Преслер. Тема очень широкая. Вместе с Наталией мы подготовили статью о том, как эмоциональное выгорание родителей сказывается на развитии эмоционального интеллекта у детей, и что делать для выхода из этой ситуации.

Начнем с того, что большинство родителей выросли в семьях, где сами не получали ни эмпатии, ни эмоциональной поддержки. В состоянии, когда надо отдавать детям то, чего у тебя самого не было (и зачастую так и не появилось), родители очень быстро приходят к эмоциональному выгоранию. В подавляющем большинстве выгорают мамы. При этом такие мамы отчаянно стараются быть для детей лучшими мамами, чем были их собственные. И выгорают от этого еще сильнее. Получается замкнутый круг.

Эмоциональный интеллект начинает развиваться у ребенка с момента рождения.

Формирование психики младенца происходит через получение удовольствия или неудовольствия. Если малышу плохо – он хочет есть, промок или замерз – он ощущает неудовольствие. Он еще не понимает, что это такое, но ощущает напряжение. Задача матери – снимать это напряжение и помогать ребенку почувствовать удовольствие.

Например, он хочет есть – и она его кормит. Наступает насыщение, удовлетворение от сосания. Ребенок посылает маме сигнал, что он удовлетворен – это может быть причмокивание, кряхтение, взгляд. И сразу после этого ловит ее взгляд, то есть ответный сигнал о том, что его посыл принят.

Треугольник «глаза – рот» на мамином лице — первое, за что цепляется взгляд маленького ребенка. Именно так младенец получает важную информацию о том, что он важный, нужный и находится в безопасности. И отношение матери в это время становится для него базой доверия или недоверия к миру.

То есть физическое удовлетворение у младенца тесно связано с эмоциональным, и эмоциональная связь с мамой важна не меньше, чем непосредственно насыщение.

Через обмен с мамой взглядами закладывается эмоциональный интеллект ребенка. Самое базовое распознавание эмоций.

Если мама прикасается к ребенку в ресурсном состоянии, она полностью эмоционально отдается малышу. На его взгляд она отвечает взглядом, полным любви. И ребенок считывает ее радость от него, от их общения. Он чувствует полное эмоциональное удовлетворение.

Если на зов младенца откликается мама в состоянии эмоционального выгорания, мама без внутреннего ресурса, она реагирует на запрос ребенка из состояния усталости, внутреннего опустошения. Ребенок наелся и посылает ей сигнал, что физически удовлетворен. Ждет ответной реакции – радости за него. Но реакции нет или она не такая, как он ожидает.

И ребенок начинает беспокоиться. А мама в состоянии эмоционального выгорания не считывает ни его сигнал, ни его запрос на ее ответную реакцию, ни беспокойство.

Младенец в таком случае не понимает, что именно не так, но не может испытать эмоциональное удовлетворение. Он начинает плакать без видимого повода – он сыт, ему тепло и сухо. Но он капризничает, ноет, даже истошно орет.

Мамы обычно описывают эту ситуацию так: «Я устала до невозможности, а ребенок, как назло, становится просто невыносим. Постоянно орет, плачет, не успокаивается даже на руках».

Мама впадает в еще большее отчаяние – она делает гораздо больше для ребенка, чем позволяет ее ресурс, но это как будто бесполезно. Она начинает укачивать ребенка на фитболе, переводит на смесь, показывает врачам. От этих дополнительных нагрузок ей становится еще сложнее.

Вместо того, чтобы любыми средствами выспаться и набраться необходимой энергии, она пытается успеть еще больше, позаботиться о ребенке еще тщательнее. Она ищет свои «недоработки» в отсутствии диеты для кормящих или в том, что она не делает массаж ребенку. Такие мамы, как правило перфекционистки, в прошлом отличницы, которые не чувствовали себя ценными в семье без очередной пятерки. Но отношения с младенцем – это не набор действий, которые надо выполнять на отлично. Напротив, часто это способность расслабиться – и передать ребенку свое состояние безмятежности, удовольствия от жизни.

Конечно, эмоциональный интеллект ребенка, который ловил сигналы обожания и получал адекватную обратную связь с первых дней жизни, будет при прочих равных гораздо выше, чем у ребенка выгоревшей мамы. Даже если он не будет изучать грустных и веселых клоунов.

 Важно понимать два момента. Мама может быть и совершенно не выгоревшей, но игнорировать сигналы ребенка просто от непонимания, что они нужны. То есть ресурсное состояние матери - не гарантия необходимого контакта с ребенком. Но мама, которая близка к выгоранию, как бы она ни старалась, не может дать ребенку адекватную обратную связь. Улыбка через силу считывается ребенком как неестественная, и пугает его не меньше, чем отсутствие обратной связи.

Когда ребенок становится старше, а мама по-прежнему на грани эмоционального выгорания, ситуация становится еще сложнее. Добавляется множество нюансов. При этом базовый контакт взглядами сохраняется, а ребенок еще более чутко улавливает разницу между тем, что ему говорят, и тем, что он считывает во взгляде мамы, ее мимике, жестах, поступках по отношению к нему – и к другим членам семьи.

 Эмоциональное выгорание – это потеря связи со своими эмоциями. Это состояние без ресурса, в котором мама может только взять, а вынуждена каждый день продолжать отдавать то, чего у нее нет. Надо ли говорить, что когда отдавать нечего, она ничего и не отдает. Хотя уверена, что совершая определенный набор действий, предписанный полезными книгами по воспитанию, «делает все для ребенка».

Представьте себе протянутую руку, на которой ничего не лежит. Вы говорите ребенку: «Это пирожок, малыш, возьми его». Ребенок в недоумении смотрит на вас. Вы истощены и находитесь в последней стадии анорексии. «Надо хорошо питаться, — говорите вы, когда ребенок отказывается брать несуществующий пирожок. – Почему ты не ешь? Я старалась и готовила для тебя».

 Что происходит в этом случае?

Ребенок чувствует, что родители его, во-первых, обманывают, потому что в руке у них он не видит никакого пирожка, хотя они его долго пекли и утверждают, что он в руке есть.

Во-вторых, он понимает, что его учат тому, во что не верят сами. Нельзя говорить ребенку, что надо нормально питаться и при этом ничего не есть.

В-третьих, его злит, что родители заставляют его поддерживать вранье. То есть он не может сказать, что не видит пирожка, и что маме самой надо бы хорошо питаться. Он должен сделать вид, что ест, и что пирожок вкусный. И что он верит, что с мамой все в порядке.

В некоторых семьях после этого мама говорит, что она сама худеет потому, что отдает ему последний пирожок. И ребенок, чтобы не терять ее любовь и одобрение, вынужден не только делать вид, что ест, но и выражать благодарность.

Таким образом, мы видим две реальности. Одна - в голове родителей, которые уверены, что ребенок не видит их ссор, их усталости от жизни, нежелания нести взрослую ответственность за большое количество взрослых проблем, не считывает их желание выйти в окно. Они прочитали, что главное – активно проговаривать чувства ребенка и контейнировать их, и все у ребенка будет хорошо.

А вторая реальность складывается в голове у ребенка, который чувствует, что происходит что-то ненормальное, шизофреническое, но не может добиться подтверждения своим догадкам от взрослых. И свой страх, бессилие, отчаяние выражает в действиях, которые кажутся неадекватными уже родителям. Это может быть агрессия в детском коллективе или по отношению к родителям, истерики в общественных местах, сознательное причинение вреда своему здоровью, прилюдная мастурбация.

Родители, которые видят такое поведение детей, несмотря на то, что «контейнируют» и «напитывают», часто разочаровываются и в теории привязанности, и в своих детях. И это опять же усугубляет их состояние. Они искренне убеждены, что причина не в их, родительском, поведении, а где-то вовне, и идут искать эти внешние причины в группы по воспитанию.

Значит ли это, что теория привязанности неверна или вредна? Конечно, нет. Базово она о том, что родители – это опора для ребенка. Парадокс в том, что именно кривые попытки быть опорой для детей, не имея собственной опоры, выводят ребенка из равновесия и не дают ему опереться на родителей.

И можно сколько угодно рассказывать детям, как правильно выражать их злость и распознавать чужую, в надежде, что ребенок вырастет успешным топ-менеджером или еще кем-нибудь успешным, довольным и счастливым. Но если мама отрицает, что она злится на папу, или пытается натужно улыбаться ребенку, когда злится на него, чтобы не травмировать своим гневом, эмоциональное развитие ребенка будет, мягко говоря, сложным.

Что же делать, если вы уже пережили эмоциональное выгорание с младенцем на руках и находитесь в нем прямо сейчас? Значит ли это, что вы погубили жизнь своего ребенка окончательно и бесповоротно? Конечно, нет. Никогда не поздно изменить ситуацию. Вот только начинать для этого надо с себя. И начинать осознанно. Не пытаться угадать «правильный» взгляд, которым надо давать ребенку обратную связь, как бы вы ни устали. А срочно начинать приводить себя в ресурсное состояние, и уже из него налаживать с ребенком эмоциональную связь в любом его возрасте.

 Первое, что стоит сделать – это признать себя ответственными за состояние ребенка не через самобичевание, а через понимание, что ради ребенка вы должны накачать собственный ресурс. Без этого ни одно ваше усилие не даст результата категорически. Очень важно сместить фокус внимания и вместо «соберись, тряпка» начать говорить себе правду о своем состоянии – что вы не разленились, не капризничаете, не превращаетесь в истеричку, а очень устали, не выдерживаете физической и моральной нагрузки, теряете связь со своими ощущениями и эмоциями.

Пока вы убеждаете себя, что надо просто потерпеть, что другие же могут, а раньше вообще в поле рожали, вы по сути отрицаете проблему. А пока отрицаете проблему, вы не сможете ее решить.

Чтобы вылечить грипп, надо признать, что температура у вас не от лени, а от болезни.

Любой нарколог скажет, что шанс вылечить зависимого появляется только тогда, когда наркоман признает, что он наркоман. Это первый шаг в известной программе 12 шагов. С выгоранием работает та же история. Только признание, что вам плохо и вы не справляетесь, становится началом выхода из этого состояния.

 Второе – избавление от перфекционизма. Да, в социальных сетях мы видим мам, которые всегда с укладкой и макияжем, одной рукой ведут бизнес, другой мешают борщ, третьей… ой, кажется у них тоже всего две руки, но в отличие от нас они все успевают. Но правда в том, что их третьи, четвертые и пятые руки, которые готовят, занимаются с детьми и развозят их по секциям, остаются за кадром "Инстаграма". И даже инстаграмы идеальных матерей, как правило, продвигают смм-агентства – большие команды из копирайтеров, таргетологов, модераторов, дизайнеров.

Причина, по которой другой человек успевает в несколько раз больше, есть всегда. Исключений не бывает. Это надо просто принять для себя и перестать в одиночку соревноваться с командами людей в лучших жизненных обстоятельствах.

Подумайте, от чего вы можете отказаться, что минимизировать. Суп на три дня вперед, уборка раз в неделю. При финансовой возможности – любые облегчающие труд гаджеты или помощники. Не надо постоянно чем-то занимать ребенка. Мамам кажется, что если они уже второй день не читают ребенку и не лепят с ним, они упускают что-то важное для его развития и проваливаются в чувство вины. Еще раз напомните себе, что ключевой момент для развития ребенка – эмоциональный контакт с мамой, которая находится в ресурсе. А совсем не количество прочитанных кубиков Зайцева.

Освободившееся время инвестируйте в свой сон. Выспаться – это главная задача. И обязательно заняться здоровьем. Сдать анализы, пить витамины, лечить болезни, если они есть, не запуская их.

 Следующий важный момент – возвращение себе чувства контроля.

В состоянии эмоционального выгорания женщине кажется, что ее должен кто-то спасти. Записать к врачу, когда у нее что-то болит, догадаться, что у нее недосып. Даже близкие люди не телепаты.

Позаботиться о себе – это в первую очередь наша собственная задача. Это то, что женщина должна разрешить себе и сделать для себя сама.

Мысли, что все у меня не так и некому мне помочь, я все везу на себе, а рядом люди, которым я безразлична – это все мысли, которые только усугубляют выгорание.

Близким надо говорить о своей усталости, но не оправдываясь, а как о факте. И просить помощи конкретно. Заранее подумайте, что для вас было бы хорошей эмоциональной разгрузкой и договоритесь о том, чтобы это стало частью общего графика вашей семьи. Главное говорить об этом не как об одолжении вам, а как о вашей общей семейной проблеме, из которой вы видите конкретные выходы. Поверьте, от подачи и от того, насколько вы сами убеждены в вашем праве на восстановление сил, зависит результат этого разговора.

Выбирайте отдых, который не опустошает, а наполняет эмоциями, новыми впечатлениями, общением. Прогулка по городу, встреча в кафе с подругой, театр, кино. Важно выбирать такой отдых, после которого вы не чувствуете себя еще более физически истощенной.

Хотите свидание с мужем – не ждите, когда он его организует, организуйте что-то сами. Хотя это утверждение может сейчас вызвать возмущение – откуда женщине взять на это силы, если ей плохо. На практике выгорание начинается, когда вы постоянно подчиняете свою жизнь и все свои мысли ребенку. Когда вы начинаете думать о взрослых удовольствиях, когда начинаете делать что-то для близких вам взрослых людей, к вам возвращается чувство, что вы управляете вашей жизнью, что в ваших силах сделать что-то не только для себя, но и для других. Это очень наполняет. А со стороны близких начинается ответная волна.

Главное — во время «взрослого» отдыха не думать, что без вас дома все рушится и не переносить перфекционизм на других людей, не ждать, что они должны делать с ребенком все так же идеально, как делали бы вы.

 Четвертый пункт, на который стоит обратить внимание, это смартфон. Полежать со смартфоном – это далеко не всегда отдых. Скроллинг инстаграмов «успешных мам» может усугублять депрессивное состояние и чувство вины, либо загружать мозг ненужной информацией, то есть совершенно точно после такого «отдыха» начинается еще большая усталость.

При этом смартфон может стать лучшим другом для мамы в декрете, помочь выйти из упаднического состояния, если вы будете использовать его для общения с близкими, друзьями, с коллегами. Для чтения тех интернет-ресурсов, которые дают вам поддержку и вдохновение. В целом мы всегда понимаем, что отсасывает нашу энергию, а что ее добавляет. Важно блокировать все, что энергию ворует, и увеличить количество источников, которые наполняют позитивом.

 Важный момент. Даже если вы выполнили все рекомендации и уже начали высыпаться, выходить в кафе с подругами, ездить на свидания с мужем, не ждите, что улучшение наступит через неделю. После стресса и невероятной усталости, которую испытывают женщины во время эмоционального выгорания, для того, чтобы полностью восстановиться, им в идеале нужно улететь в одиночку на Мальдивы и целую неделю есть, спать и купаться в лазурной водичке. Вот тогда недели вполне хватит на восстановление.

В реальности женщине нужно собирать эту концентрированную неделю солнечных Мальдив в нашей тусклой российской действительности по методу накопления из отдельных часов отдыха. Вчера поспала на два часа дольше, сегодня на три часа ушла гулять, послезавтра муж придет пораньше с работы и можно будет прилечь на часик. И так далее. Такими маленькими шагами реально восстановиться получится месяца за два.

И тогда в какой-то момент вы проснетесь и поймете, что вам стало лучше. Что новый день вас радует, что вы с нетерпением ждете вечера с мужем или встречи с подругой. Что мелочи не выводят вас из равновесия и вам не хочется плакать прямо с утра от мысли, что надо собирать ребенка в детский сад.

Но если вы уже два-три месяца высыпаетесь, регулярно отдыхаете, не испытываете дефицита общения и при это все равно ничто в жизни вас не радует, стоит все же обратиться к психотерапевту. Необязательно для этого доводить до критической отметки, можно идти на прием и при первых признаках выгорания – вместе со специалистом вам будет легче преодолеть проблему.

Ну а когда вы вернете себе ресурсное состояние, незаметным для вас образом наладится и ваш контакт с ребенком, и его поведение. Все, что происходило «как будто назло» и «непонятно почему», придет в норму. Просто потому, что придет в норму сама мама.

Правда в том, что невозможно развить в детях то, чего нет в их значимых взрослых. И если мы хотим вырастить детей ресурсными и эмоционально развитыми, надо в первую очередь прокачивать свой ресурс и эмоциональное развитие.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе