Редакция
5 марта 2022

​​Забирала у бедных и продавала богатым: история Джорджии Танн, похитившей пять тысяч детей

До 1920-х годов усыновление в США считалось редкостью: например, бостонское Общество помощи детям размещало в семьи всего пять детей в год. Ситуация начала меняться после 1922 года, и большую роль в этом сыграла деятельность Джорджии Танн.
Фото: www.findagrave.com/memorial/38235660/georgia-tann
Фото: www.findagrave.com/memorial/38235660/georgia-tann

Джорджия родилась в семье судьи и учительницы. Отец мечтал, чтобы дочь стала известной пианисткой, и с пяти лет давал ей уроки игры на фортепиано. Джорджия даже окончила колледж, получив степень в области музыки, но всегда хотела быть как отец — заниматься юриспруденцией.

Девушка сдала государственный экзамен на адвоката, но заниматься юридической практикой властный отец не разрешил, потому что считал, что эта профессия не подходит женщинам.

Стремясь избавиться от опеки родителей и быть независимой, Джорджия нашла единственную социально одобряемую профессию, где молодая незамужняя женщина могла себя проявить — социальный работник.

Танн устроилась в Общество детских домов Мисисипи, откуда ее вскоре уволили за «сомнительную практику размещения детей».

После увольнения она и ее подруга Энн Этвуд собрали вещи и переехали в Мемфис, штат Теннесси, где Танн стала исполнительным секретарем отделения Общества детских домов Теннесси.

Образованная Джорджия сразу же поняла, что в системе усыновления есть ряд юридических дыр, которые позволят неплохо заработать.

Частная сеть по продаже детей

Джорджия искренне считала, что дети не должны воспитываться в нищете, а должны передаваться на воспитание в состоятельные семьи.

Она решила, что ее миссия состоит в том, чтобы как можно больше детей росли в семьях с достатком, чего бы это ни стоило. К тому же оказалось, что богатые люди готовы платить любые деньги, чтобы им дали возможность стать родителями.

Схема была простой: Джорджия находила одиноких матерей в трудной жизненной ситуации и уговаривала отдать детей в приют, чтобы подлечить их, в то время как мама смогла бы наладить свои дела. Многие дети действительно нуждались в медицинской помощи, на которую у молодых мам не было денег, и они соглашались. Если не соглашались, то в ход шли угрозы о лишении родительских прав.

К слову, работа в обществе детских домов Теннесси помогла «предпринимательнице» обзавестись полезными связями: судьи, адвокаты, подкупленные врачи и медсестры, а еще целая сеть людей, подыскивающих подходящих детей.


Когда матери приходили в приют за ребенком, им сообщали, что малыш умер. На самом деле ребенок уже был усыновлен состоятельными людьми из другого штата, а все данные о его прошлой жизни уничтожены.


Покупателей оказалось много. Причины у всех были свои: кто-то из потенциальных усыновителей не проходил возрастной ценз в штате проживания, кому-то не давали детей по иным соображениям. Так или иначе, возможность получить младенца благодаря Обществу детских домой Теннесси воспринималась как последняя надежда.

Со временем оказалось, что «подходящих» детей из неполных семей не так уж и много, Джорджии нужен был «товар».

Иногда детей уводили с улицы, иногда забирали прямо из роддома, сообщая родителям о болезни, несовместимой с жизнью. Младенцев похищали у мам из психиатрических клиник и тюрем, а документы подделывали.

Обман касался не только родителей, лишенных своих детей, но и усыновителей. Никто не подозревал о кражах и подделке документов. Благодаря поддержке подкупленных судей, полиции и медиков, все выглядело легально.

Если ложь каким-то образом раскрывалась, Танн угрожала иском в суд и лишением усыновителей прав на ребенка. Люди, потратившие столько сил и денег на усыновление (приемный ребенок оценивался примерно в 700 долларов без учета транспортных расходов. За эти деньги в 1929 году можно было купить два автомобиля Ford), не готовы были терять долгожданных детей и попросту молчали.

Бизнес настолько разросся, что на детей даже действовала гарантия. Вот как это выглядело в документах:

«Предполагаемая приемная пара получает полную опеку и контроль над ребенком в течение одного года, может подвергнуть ребенка любому физическому или психическому обследованию и предпринять любые шаги, чтобы удостовериться, что у них здоровый и нормальный ребенок. Если это не так, Детский дом Теннесси забирает его без вопросов».

Также Джорджия оказалась талантливым маркетологом — для привлечения потенциальных покупателей она размещала в газетах фотографию милых детей с надписью: «Хотите настоящий, живой рождественский подарок?».

Рекламная кампания сработала даже лучше, чем Танн могла представить.

Уважение и восхищение

О деятельности Джорджии Танн как о благом деле писали в газетах и рассказывали по радио. О ней говорили как о женщине, изменившей восприятие усыновления в США. Ее клиентами были известные звезды, бизнесмены и даже губернатор Нью-Йорка.


Джорджию боготворили, считая ее пионером новой социальной работы, в то время как эта работа разрушала жизни.


В 1943 году один бизнесмен даже подарил Танн особняк для размещения в нем приюта.

Так продолжалось до тех пор, пока статистика не показала невероятный скачок детской смертности в Теннесси.

Насилие и смерть в приюте

В приоритете Танн были голубоглазые, белокурые дети, которых максимально быстро усыновляли в богатые семьи.

Тех, кто задерживался в приюте, избивали, пичкали успокоительными и отказывали в лечении. Дети умирали в приюте от банальной диареи просто потому, что их жалобы игнорировались.

Если ребенку долго не находилась семья, его морили голодом, позволяя погибнуть от недоедания.

Некоторых детей продавали в качестве бесплатной рабочей силы на фермы. В книге Барбары Рэймонд, говорится о том, что сама Джорджия насиловала девочек, продавала детей педофилам и убивала.


Никто не смог подсчитать точное число погибших детей. Предположительно, за двадцать пять лет деятельности Джорджии Танн умерли и пропали без вести около пятисот детей.


Официально подтвердилась смерть 19 детей, которых Танн похоронила на участке четыре квадратных метра без фамилий и дат. Кладбище выглядело как список из девятнадцати имен: например, «Малышка Эстель» или «Малыш Джозеф». В 2015 году неравнодушные люди на этом месте поставили монумент в память всех погибших от рук Общества детских домов Теннесси детей.

Обман раскрыт

Только в 1940-х годах у администрации города возникли некоторые подозрения в отношении деятельности Танн, правда, касались они отмывания денег.

В ходе расследования оказалось, что благочестивое прикрытие по поиску беспризорникам семей на самом деле просто бизнес по похищению и продаже детей, на котором Танн заработала около миллиона долларов и погубила тысячи судеб.

За время деятельности Джорджии Танн были похищены около пяти тысяч детей, большинство из них так и не смогли найти своих биологических родителей.

Джорджия Танн умерла от рака матки за три дня до вынесения ей обвинений и не понесла за свои действия никакого наказания.


Несмотря на те зверства, что творила Танн, ее деятельность сделала усыновление приемлемой частью американского общества. А ее желание разместить детей в зажиточных семьях привело к тому, что усыновление стало ассоциироваться с высшим классом. Усыновление буквально стало модным и социально одобряемым, чего до этого не было.

Скандал, связанный с сокрытием и уничтожением данных об усыновленных детях, привел к существенному ужесточению законодательства в сфере усыновления в США.

Теги
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе