Редакция
2 November 2020

«Мы делаем все не так, как делали наши родители»: 12 цитат журналистки Катерины Гордеевой о материнстве и воспитании детей

Если бы нужно было составить список людей, перед которыми наша редакция преклоняется в профессиональном плане, то в тройке лидеров точно оказалась бы журналистка, кинодокументалистка и писательница Катерина Гордеева. Вместе с мужем Николаем Солодниковым она воспитывает четверых детей: Саше десять лет, Гоше — девять, Яше — пять и Лизе — четыре. Собрали в нашей традиционной рубрике цитаты этой невероятной женщины.

О многодетности

Мне кажется, что мне послали так много детей как раз потому, что одного я бы точно задушила своей любовью. А так — внимание рассредоточено. И я просто не успеваю умучить их насмерть.

Об одиночестве и толкучке

Я недавно сокрушалась как раз о том, что больше всего на свете люблю и ценю одиночество. До появления детей я всегда отдыхала одна: не с подругами, не с кавалерами, ни с кем. Одна. И была совершенно счастлива. А сейчас у нас дома в душ и туалет очередь: так много народу развелось…

О режиме

Я могу сказать со всей марксистской прямотой: маленький ребенок без режима и сам сходит с ума, и сводит с ума родителей.

Об эластичности сердца матери

Для меня было невероятно вначале думать, что вот есть Саша, а теперь родится кто-то еще. И как в моем сердце хватит места? И все Гошины роды я проплакала над Сашиными фотографиями. Когда появлялся на свет Яша, я все думала, как же я расскажу Саше и Гоше, что вот есть еще кто-то, кого я могу любить. Да и как полюблю? Ведь у меня уже есть Саша и Гоша. А теперь они все в моем сердце. И оно – огромное. И это какая-то фантастическая эластичность, которую Бог дает родительским душам и сердцам: вмещать в себя всех, успевать обо всех побеспокоиться, поплакать, посмеяться.

О второй и третьей беременности

Единственное, что было очень тяжело [во время беременности] — это то, что в какой-то момент приходится переставать таскать старших на руках. Я очень чувствительна к тактильным ощущениям и считаю их страшно важной частью общей жизни и даже воспитания. Невозможность взять плачущего ребенка и нести на руках — убийственна для меня.

Об усталости

Я от всего устаю. От домашней работы, от «мамства», от бессонных ночей. Но это нормально, нет? Я честно говорю об этом. Потому что зачем врать.

О школе

Я не проверяю школьные оценки. Я с трудом проверяю домашние задания. И все время борюсь с тем, чтобы их проверять, потому что школа на этом настаивает. У нас школа вообще почему-то считает, что родители должны обучаться вместе с детьми. Я не уверена, что так должно быть.

Об отношениях

Любые отношения — это цепочка компромиссов. И важно, чтобы тебя эти компромиссы не убивали как личность и не разрушали, а, наоборот, делали интересней. Может быть, не сильнее — потому что ты привыкаешь к тому, что есть кто-то, кто может подставить тебе плечо. Но точно интересней.

О женском чувстве собственного достоинства

Только в русском языке могла появиться поговорка «я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». Потому что Первая мировая война, репрессии, Вторая мировая война, репрессии, репрессии, репрессии — все это уносило мужчин, в основном. Самых лучших. И недостаток мужчин тяжело сказался на чувстве собственного достоинства женщин. Природная необходимость в мужчине для продолжения рода трансформировалась в большую психологическую зависимость.

О страхе перед одиночеством

В России как фермент передается женский ужас, страх перед одиночеством, позволяющий мужчинам, находящимся рядом с женщинами, творить с ними отвратительные, невероятные вещи, которые выдают за сложности характера или какую-то особенную любовь. Я очень верю, что это пройдет, что это кончится как какой-то кошмар, и что девочки младше меня и моя дочь никогда не будут позволять делать с собой то, чего они сами не хотят.

О красоте

Я в детстве спрашивала маму: «Мам, я красивая?». А она мне отвечала честно: «Знаешь, у тебя очень интересная внешность». А дальше я шла и рыдала в кладовке два часа. Наше поколение в этом смысле интересное: мы делаем все не так, как делали наши родители. И это не от вредности, а оттого, что мы так боремся с какими-то травмами. Я Саше постоянно говорю, что она очень красивая. А недавно мы Лизе подарили новое платье, и бабушка ей сказала: «Какая ты красивая в этом платье!». А Лиза ей ответила: «А я и так красивая!».

О воспитании по половому признаку

Я категорически против гендерного воспитания. И мне удалось за годы нашей совместной жизни отстоять невозможность произнесения фразы: «Не плачь, ты же мужчина». Когда эта фраза произносилась, я говорила: «Ну почему, мужчины тоже плачут, я тебя тоже видела плачущим». Я долгое время это долбила и больше эта фраза у нас дома не произносится. «Помой посуду, ты же девочка!» у нас тоже никто не говорит. Посуду моют все.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе