«Не хочу, чтобы мои дети чувствовали себя половинками»: как редакция НЭН говорит с детьми о любви

Мы часто говорим о том, как важно и полезно разговаривать с детьми о сексе, о строении их тела, об их границах, о насилии и об изменениях, происходящих с ними. Мы даже целый подкаст на эту тему записали — вот тут можно послушать, а  вот здесь — почитать.
14 февраля 2022
Редакция
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Но, кажется, за бесспорно важными разговорами о сексуальности и телесности мы упустили еще одну важную тему, которая чаще всего всплывает на второй неделе февраля. Это мы о любви, конечно же, о романтических отношениях между двумя людьми, о партнерстве и близости.

С одной стороны, понятное дело, что свои представления об отношениях между партнерами или супругами ребенок черпает из своего окружения, вдохновляясь примером родителей и прочих близких родственников.

С другой стороны, всегда есть медиа, соцсети, фильмы и мультики, которые, хоть и стали все чаще уходить от классической схемы, в которой мужественный принц спасает слабенькую принцессу, все равно продолжают транслировать не самые реалистичные ожидания от счастливых отношений.

Как и в случае с сексом — одним большим разговором отделаться вряд ли получится, разговор о любви — это разговор длиною в жизнь. Мы в редакции решили подумать — а что мы хотели бы рассказать своим детям о любви и отношениях? Что нам важно донести до них и почему? Получился небольшой гид, приправленный личными историями — почитайте, вышло интересно и содержательно.

Разные, но равные

Моей дочери пять, а она уже была два раза замужем. Это она мне рассказывает, когда приходит из детского сада. Должна была быть третья свадьба, но невесту не устроило кольцо из фантиков (недолговечно).

Я уже сейчас замечаю, что дочь, как и меня все детство и юность, всегда окружают мальчишки, а девочки в основном сторонятся. Я всегда знала, как себя вести, что говорить и куда смотреть, чтобы понравится мальчику. Не знаю, зачем и почему, но вот так, очень мне это было важно. Это, конечно, имело свои плюсы, но уже сейчас я понимаю, что во всех этих желаниях понравиться я теряла свою идентичность.


Именно это я хочу донести до дочери — оставайся собой, люби то, что любишь, и всегда найдутся люди, которые полюбят тебя такой, какая ты есть.


Но это, конечно, попозже. Сейчас мне кажется, ей достаточно смотреть на наши с мужем отношения. Она видит современную семью, где женщина не обслуживает мужа, где мужчина — не «решатель вопросов», мы разделяем домашний быт, бюджет и уровень нагрузки. Мы говорим о своих желаниях через рот, без намеков и недосказанностей, мы уважаем личные границы и особенности друг друга.

Вот написала, и звучит это как какая-то приторно-сладка фигня из дешевого романа, но у нас правда все так. И я рада, что моя дочь все это видит, возможно, это поможет ей в будущем строить здоровые отношения (или вовремя уйти из нездоровых).

Ира Зезюлина, колумнистка НЭН

Интересное по теме

Матери и бизнесмены: как менялось гендерное воспитание детей в мировой истории

Отношения — не мастхэв

Мы пока не много говорим об отношениях, но для меня важно попытаться окружить сына разногендерными друзьями. Чтобы у него мир не делился на девочковое и мальчиковое китайской стеной.

Наверное, больше всего мне бы хотелось, чтобы мои дети поняли, что в отношения вообще не обязательно вступать — чтобы они не чувствовали себя какими-то половинками, которые лишь при валидации другим человеком (то есть другой половинкой), способны стать целым. Чтобы они не считали, что жизнь без страстей — это пустая трата времени.


Мне бы хотелось, чтобы они поменьше переживали из-за одиночества и не тратили столько усилий на состояние «в активном поиске».


Чтобы они не думали, что они обязательно должны кого-то спасти или сами найти спасения в другом человеке. Чтобы не было такого надрыва, и чтобы они знали, что отношения — это когда двое просто идут по жизни какое-то время вместе, рядом, и им друг с другом классно.

Еще хотелось бы, конечно, чтобы они знали про принцип согласия и чтобы у них всегда было чувство, что они могут сказать «нет», если им что-то не понравится (поэтому я все время спрашиваю сына, могу ли я его обнять и поцеловать, и надеюсь, что это учит его в какой-то мере такому принципу).

Катя Статкус, редакторка лонгридов

Интересное по теме

«Ловелас растет»: на Реддите обсудили, как реагировать на неуместные комплименты в адрес маленьких детей

Никаких жертв ради любви

Мне хочется каким-то образом предостеречь свою дочь, защитить ее от тех ловушек, которые таит в себе изображение любви, принятое в массовой культуре. И, если честно, я не знаю, как это сделать, избежав кучи «не-посланий».


Надо рассказать, что любовь не надо заслуживать. Что для того, чтобы тебя любили, не обязательно преодолевать кучу препятствий, перевоспитывать чудовище в принца, быть самой лучшей на свете и страдать.


Что да, нарушение личных границ — это иногда выражение симпатии, но на эту симпатию точно не надо отвечать, раз человек не умеет ничего более конструктивного, кроме как дергать за волосы и придумывать дразнилки.

Хочу рассказать, что в отношениях не должно быть какого-то железобетонного распределения ролей — хочешь, звони и пиши первая, если у человека все в порядке с головой, это не должно его напугать. И хочу сказать, что для того, чтобы отношения получались, в них должны участвовать двое.

Анна Кухарева, редакторка НЭН

Много прагматизма и мало романтики

Моей дочери уже семь лет, но подробно о романтических отношениях мы еще не говорили. Я вообще не заостряю на этом внимание — мы никогда не продвигаем тему с «женихами», ухаживаниями и влюбленностью. Не потому что мне кажется, что это надо скрывать, а потому, что экстраполировать на детей любовные отношения просто как-то странно.

Но при этом, конечно, тему симпатии между людьми мы затрагиваем и проговариваем — я знаю, что в школе есть мальчик, которому она нравится, поэтому в этом контексте мне важно, чтобы она чувствовала себя безопасно, комфортно и уверенно.


Мы говорим, что симпатия может быть взаимной, но важно отследить в своих ощущениях, что она тебе не навязана извне, что ты проводишь время в обществе этого человека, потому что тебе этого хочется — и делать это тебе легко и приятно.


Вообще, принцип согласия кажется мне основополагающим знанием об отношениях: я в курсе, в какой атмосфере все еще растят девочек и как им предлагают считывать грубость и агрессию как знаки внимания. Поэтому если я на чем и сосредотачиваюсь, то на теме добровольности любого дружеского или романтического контакта.

Интересное по теме

«Короткая юбка не приглашение к сексу»: что такое культура согласия и зачем рассказывать о ней подросткам

Конечно, очень многие понятия и представления о том, как правильно, идут из семьи — с этим невозможно поспорить. И я рада, что у дочери перед глазами есть пример здоровых отношений: мы с ее отцом состоим в партнерских отношениях, в основе которых не только романтическая любовь, но и много-много уважения, активного слушания и рефлексии.

Мы не скрываем от нее какие-то разногласия: она знает, что люди в отношениях могут порой в чем-то не соглашаться, но они делают все возможное, чтобы договориться друг с другом максимально дипломатично и эффективно. Никаких скандалов и хлопанья дверьми. Забота и качественное время вместе — вот что мы стараемся пропагандировать в семье.

А еще мне очень важно, чтобы дочка видела, что в отношениях не должно быть жертвенности, унижения, насилия или отказа от своей самости. Что оставаться собой и не бояться проявляться в отношениях — важнейшая их составляющая.

Я вижу, что она уже и сама может проанализировать отношения героев сказок, мультиков или фильмов — и прокомментировать их или задать какие-то вопросы. Всяческая несправедливость или принуждение уже сейчас вызывают в ней протест, так что я думаю, в реальности она тоже сможет понять, что это нездоровая история.

Возможно, в моем подходе много прагматизма и мало романтики, но смею надеяться, в итоге это обернется для нее только плюсами.

Лена Аверьянова, главред НЭН

Реальные люди вместо сказочных принцесс

Сейчас, когда моему сыну всего пять лет, и романтические отношения его волнуют чуть больше квантовой физики (то есть практически не волнуют), я стараюсь концентрироваться на двух вещах.

Первое — это принцип согласия во всем. То, что бить других детей и отнимать у них игрушки нельзя, сын понял, когда ему было около двух лет, а вот почему не стоит обнимать другого человека, если он не хочет, мне пока требуется объяснять отдельно.


«Мам, но обниматься — это же приятно?» — недоумевает он, и я каждый раз говорю о том, что приятно — это когда приятно всем, а если приятно только одному, а второй мечтает вырваться и сбежать — это то же самое насилие, просто выглядит иначе.


Второе — это гендерные роли. Так сложилось, что мы с мужем оба занимаемся домашним хозяйством, а потому сын не видит ничего странного и противоественного в том, чтобы помочь папе приготовить обед, а маме — разобрать стиральную машинку. Это наш дом, и мы вместе следим за тем, чтобы в нем было комфортно и приятно жить.

А еще мне кажется важным, что сын видит в нас реальных живых людей со своими изъянами и слабостями, а не идеальную маму, у которой никогда не болит голова, и непотопляемого папу, который ничего не боится.


Мы устаем, болеем, злимся, плачем, плохо выглядим, ленимся, ошибаемся — и не становимся от этого хуже в глазах друг друга и не перестаем заслуживать любви, уважения и заботы.


В будущем мне, конечно, хотелось бы, чтобы мой сын воспринимал романтические отношения как уважительные, равные и партнерские. Чтобы он не искал себе прекрасную принцессу или покладистую хозяюшку, как будто он в магазине подбирает холодильник по конкретным параметрам, а искал человека, с которым ему будет весело, комфортно и безопасно.

Человека, на которого можно положиться, с которым не страшно принимать серьезные решения и показывать свои слабые стороны. А еще я хотела бы, чтобы он умел признавать ошибки, конструктивно решать конфликты и быть внимательным и чутким — как к окружающим, так и к самому себе.

Тамара Высоцкая, старшая редакторка НЭН

Интересное по теме

«Семья — это безопасное место, где можно научиться жить»: 11 семейных фотопортретов со всего мира

Собственная ценность и личные границы

Я была подростком, склонным к разного рода аддикциям, и тема независимости и самодостаточности волнует меня сейчас сильнее всего. Однажды парень, с которым я встречалась в пятнадцать, пропал на неделю без объяснения причин и вообще каких-либо предпосылок.


Всю неделю я рыдала с утра до вечера, а «поддержка» взрослых («да будет у тебя еще десять таких андреев») только бесила — я не чувствовала в ней никакой ценности.


Я очень хочу, чтобы мои сыновья всегда чувствовали себя ок — рядом с партнером или вдали от него, находясь в отношениях или вообще без них. Мне очень важно передать им чувство собственной ценности, привить независимость от внешних обстоятельств и оценок окружающих.

Я бы не хотела, чтобы кто-то из моих сыновей стал обидчиком. Мне важно говорить с ними о здоровых отношениях, взаимном уважении и партнерстве. Думаю, все начинается с осознания собственных границ и границ окружающих, и этому люди, как правило, учатся в семье, с детства. Верю, что смогу своим примером научить их внимательно и бережно относиться к тем, кто находится рядом.

Анна Косниковская, шеф-редакторка НЭН

А какие знания об отношениях вы хотели бы передать своим детям?

Новости Жутко и неуместно: модный дом Balenciaga оказался под огнем критики после фотосессии детей с мишутками в БДСМ-атрибутике
Бренд модной одежды Balenciaga выпустил рекламу с садо-мазо мотивами. Все бы ничего, но в главной роли выступили дети и плюшевые медведи - и это взбесило пользо...
Новости 33-летняя итальянка отсудила миллион евро за то, что в роддоме ее отдали чужой матери
Лорена и Антонелла появились на свет в 1989 году с разницей в 11 минут в роддоме Канозы. Мамам обеих девочек делали кесарево сечение. В роддоме малышкам не наде...