Страх, боль и отчаяние: как война влияет на детей

Как говорят специалисты Американской психологической ассоциации, войны происходят по всему миру, а влияют на детей в их собственных домах. Мы изучили несколько исследований и собрали факты о том, как вооруженные конфликты влияют на психику, развитие и состояние детей.
29 сентября 2022
Редакция
Коллаж Лизы Стрельцовой
Коллаж Лизы Стрельцовой

По данным агентств по оказанию помощи пострадавшим, от 85 до 95 процентов жертв современных военных конфликтов — это гражданские лица. Половина из них — дети.

На войне дети теряют как базовые элементы благополучия — дома, школы, больницы, — так и витальные психологические основы счастливого роста и развития — родителей, ощущение безопасности, комфортной для познания мира среды.

Нормализация насилия и крушение надежд

Дети, которые были свидетелями насилия во время военного конфликта (или пострадали от него сами), со временем начинают воспринимать его как норму жизни. Особенно если война застала их в возрасте, когда развитие идет максимально быстрыми темпами (то есть в раннем детстве).

Наблюдение насилия приводит к его воспроизведению. Дети, которые видят его постоянно, затем используют этот опыт в мирной жизни. «Насилие становится для них инструментом, с помощью которого они будут воспитывать своих детей и решать проблемы с партнером», — говорит Майк Весселс, профессор психологии колледжа Рэндольф-Мейкон с большим опытом работы в зонах боевых действий.

Дети, которые живут в зоне боевых действий, перестают верить в лучшее, в то, что у них может быть будущее.


«Самое большое влияние войны, которое я наблюдал у детей, это ощущение безнадежности и пессимизм. Когда самые молодые люди перестают надеяться, они сдаются. Они не предпринимают шагов для построения своего будущего», — отмечает Весселс.


По словам профессора, который работает в том числе и в лагерях беженцев, дети растут с ощущением, что они потеряли все — и больше не могут ничего сделать. У других же может сформироваться циничное отношение к миру взрослых — они начинают думать, что те не способны заботиться ни о себе, ни о своих детях.

Интересное по теме

«И не было никаких русских с немцами — только общее горе»: колонка о подростках, угнанных в Германию во время Второй мировой

Нарушение привязанности и разрушение потенциала

Война влияет на детей разрушительнее, чем на взрослых, поскольку у вторых уже есть опыт взросления, образование, представление о добре и зле, ценности. Маленькие дети, не имея такого мировоззренческого багажа, могут лишиться самой возможности его обрести. В лагерях беженцев они страдают не только от разлуки с родными, но и от того, что фактически не могут взять в руки контроль над жизнью — они просто ждут, когда она возобновится.

Дети, получившие ранение или пострадавшие ментально, ограничиваются в доступе к образованию, познанию и физическому развитию. Дети в статусе беженцев вынуждены переживать не только травму разлуки с домом, но и сложности в построении новых связей, преодолении языкового барьера и интеграции в учебный процесс (а некоторые так и не заканчивают начатое образование, потому что вынуждены зарабатывать для своей семьи или попросту не получают доступ к знаниям — и теряют волю к обучению).

Дети, подвергшиеся сексуализированному насилию, страдают не только физически и эмоционально — они рискуют быть маргинализированными в своем же окружении, что повлечет за собой риски буллинга, отсоединения от сообщества ровесников, невозможность построить доверительные отношения.

Дети, которые зависят от внимания и любви взрослых, на войне могут потерять возможность продолжения здорового развития привязанности — даже если их взрослые будут рядом, высок риск нарушения связи с ними из-за крайней озабоченности родителей защитой и поиском средств к существованию, а также их эмоциональной недоступности в состоянии депрессии, тревоги или просто рассеянности.

Болезни и отсутствие помощи

Дети гораздо более уязвимы перед инфекционными заболеваниями, чем взрослые (помните, детям делают прививки в раннем возрасте, потому что именно в нем они наиболее беззащитны перед вакциноконтролируемыми болезнями) — и многие из них умирают в зонах конфликтов не от непосредственных боевых действий, а именно от того, что заболевают и не получают помощи своевременно.

Лечение — даже хронических заболеваний — может оказаться недоступным из-за разрушения инфраструктуры, гибели специалистов и нарушения поставок необходимых лекарств и оборудования.


Даже простой ротавирус может стать смертельным — этот риск есть и в мирное время, но на войне он особенно высок.


По данным организации War Child, к 2013 году в Демократической республике Конго в результате болезней на фоне вооруженного конфликта погибли 2,7 миллиона детей.

Интересное по теме

«Зверства не дают себя похоронить»: отрывок из книги о последствиях насилия

Непонимание, травма и конфликт с собой

Здоровое эмоциональное развитие зависит от знания ребенка о том, что он может доверять родителям и опекунам, которые защитят его от любого вреда и удовлетворят основные потребности. Это, как мы уже отмечали, — основа для надежной привязанности и растущей независимости.


Но проявления войны — будь то насильственная смерть родителей, телесные повреждения или потеря безопасных мест для сна и игр — внушают огромному количеству маленьких детей страх, что на самом деле никто не может их защитить.


Усугубляется этот страх еще и тем, что в силу возраста маленькие дети не могут понять, из-за чего происходит конфликт, какие у него причины, что происходит и будет происходить из-за этого с его родителями.

Это может привести к крайней степени тревожного расстройства или рискованному поведению, а также к депрессии, бессоннице и другим симптомам посттравматического стрессового расстройства. Это, в свою очередь, влияет на способность детей удовлетворять свои потребности (в поддержке или ресурсах) в более позднем возрасте, что, в свою очередь, может повлиять на их психическое здоровье, создавая порочный круг маргинализации.

Война также нарушает представление детей о самих себе, о структуре личности и том, из чего она формируется. Насилие может изменить представление ребенка о морали, подменив естественное желание быть защищенным и любимым поисками стратегий для выживания, которые будут включать ложь, воровство, торговлю своим телом.

Эксплуатация

В сознании общества дети на войне — невинные жертвы, но очень часто они становятся мишенями конфликтующих сторон. Теряя социальную, государственную, а часто и родительскую защиту, дети представляют собой удобную цель для эксплуататоров — и идут к ним в руки сами, предпочитая опасное поведение (помним про насильственное разрушение моральной структуры личности) в расчете на возможность избежать физической гибели.


Ребенок в таком положении может сам предложить себя в любом качестве людям, которые, как ему может казаться, обеспечат ему защиту.


Часто таким образом ребенок превращается в чернорабочего или, что еще хуже, становится предметом торговли, сексуальной эксплуатации или отправляется воевать в качестве комбатанта.

Интересное по теме

8 фактов о детях-солдатах

Потерянное детство и сложное будущее

«Когда дети растут в условиях вооруженного конфликта, их глубокие душевные раны часто остаются незамеченными. Продолжительное воздействие насилия, страха и неуверенности может иметь катастрофические последствия для обучения, поведения, эмоционального и социального развития детей в течение многих лет», — заявила исполнительная директриса ЮНИСЕФ Генриетта Форе на конференции 2018 года в Берлине. Все это усиливает ощущение «потерянного» детства у тех, кому приходится слишком быстро взрослеть, чтобы выжить.


Травма не остается в прошлом.


Бегство, жизнь в лагере, полное изменение семейной динамики может иметь катастрофическое влияние на психическое здоровье детей, заставляя их вырабатывать ряд нездоровых механизмов выживания в ответ на их повышенную уязвимость. Даже если конфликт закончится и они смогут вернуться домой, эти переживания останутся с ними на всю оставшуюся жизнь — и во многом будут ее определять.

Ликбез Кто такая «хорошая девочка» и как перестать ей быть
Типаж «хорошей девочки» — это скромная Настенька из «Морозко», это Бекки из «Тома Сойера» и это же хорошая хозяйка и покладистая жена во многих семьях. И несмот...
Интервью Мыть руки и уши, правильно держать нож и вилку, говорить правду, а не лгать: Людмила Улицкая — о воспитании детей сегодня
Задали писательнице несколько важных вопросов о культуре, детстве и ее личном опыте взросления.