Мария Тюхтина
14 August 2020

«Выбор в пользу прогулки с ребенком вместо похода в бар делает его не подкаблучником, а хорошим отцом»: колонка про «эксплуатацию мужского труда»

Мария Тюхтина живет с мужем и ребенком в Лондоне, где включенное отцовство уже не считается чем-то выходящим из ряда вон. Однако в ее семью равноправие пришло не сразу. Она делится своей историей и размышляет о том, как нам преодолеть препятствие в виде гендерных стереотипов, мешающих равному распределению ответственности и обязанностей между партнерами.

Недавно обратила внимание на интересное несоответствие. Женщина рассказывает, что по приходу с работы муж требует горячий ужин и отдых. При этом в семье есть маленький ребенок, и она сама едва ли успела выпить чашку остывшего чая за день. В комментариях ей обычно отвечают: «Знала, за кого выходила». При этом если ситуация обратная, и супруг вовлечен в быт и отцовство, говорят: «Повезло с мужем».

По-моему, есть в этом какая-то скрытая несправедливость. Возможно, потому что я из тех, кому «повезло». Никому не приходило в голову сказать: «Молодец, знала за кого выходила». Хотя и это не было бы правдой.

На самом деле, когда мы только начинали жить вместе, мой будущий муж в ультимативном порядке заявил, что «мыть посуду, прибираться и готовить — обязанность женщины, и он этим заниматься не намерен». Я тогда немного опешила и предпочла не спорить.

Прошло десять лет, и вот — мне «повезло». Муж меняет подгузники и гуляет с ребенком по вечерам, когда я работаю. Встает раньше меня и готовит завтрак. Может прибраться и развесить белье.


В чем же секрет? Наверное, в том, что я слишком сильно люблю мужа, чтобы постоянно скандалить из-за быта. И еще слишком сильно люблю себя, чтобы давать на себе ездить без конца.


Первым шагом, кажется, были чашки. Мы оба тогда еще учились, а свободное время подрабатывали и играли в рок-группе. Возвращались поздно вечером уставшие и голодные. Я готовила ужин на маленькой электрической плитке. И как-то сказала что-то вроде: «Слушай, я знаю, что мыть посуду — это не твое. Но если ты сполоснешь пару чашек, то мы быстрее сядем есть». Постепенно мытье посуды перестало считаться чем-то зашкварным. Более того, оказалось, что мужа это даже успокаивает: водичка течет, посуда из грязной превращается в чистую.

Так постепенно подтянулись и другие аспекты ведения хозяйства. Не то, чтобы я пыталась переделать мужа. Скорее говорила, объясняла, аргументировала. Иногда скандалила, не без этого.

С рождением ребенка я уже целенаправленно взращивала в себе здоровый эгоизм и параллельно раз за разом повторяла, что папа — такой же родитель.

Помню момент из этого периода. Сыну было всего несколько дней, и тут мне внезапно стало плохо. Развилась какая-то инфекция, но я все отрицала и думала, что само пройдет. Становилось все хуже, стало сложно даже вставать с кровати. И буквально за пару дней в спальне скопилась огромная гора грязных подгузников, а я питалась только чаем и какими-то орешками, которые заявлялись на полке.

Мне стало страшно. А если со мной что-то случится, сможет ли он заботится обо мне и о сыне? Причем на тот момент муж давно не был бесчувственным бытовым инвалидом. И по ночам вставал, и подгузники менял. Просто было какое-то негласное правило, что я должна все организовать и ему по полочкам разложить, как и что делать. А у меня не было сил настаивать на уборке и было неловко прочитать что-то сделать для меня (готовлю у нас все-таки в основном я).

Все закончилось хорошо: я съездила в больницу и буквально за пару дней меня снова поставили на ноги. Но эта ситуация заставила меня еще раз задуматься о том, как все устроено в нашей паре и в моей голове в частности.

С того времени со мной остались 3 принципа:

 никогда (никогда!) не делать ничего (ничего!), когда я на последнем издыхании

 говорить о бытовых аспектах и своих чувствах и потребностях. Не в обвинительном ключе, а я-сообщениями: «Я очень хочу есть, но нет сил готовить», «У нас дома опять какой-то свинарник, меня это бесит»

 когда обдумываю какие-то бытовые моменты, то подключаю к этому мужа тоже. Надо подумать, что купить в магазине? Обсуждаю это с мужем. Надо продумать, как организовать время в выходной день, чтобы и прибраться, и отдохнуть, поднимаю этот вопрос.

В целом, мне кажется, основная проблема в том, что у нас до сих пор не нормализована вовлеченность мужчины в бытовые обязанности. И бог с ним, с обществом. Это происходит в каждой отдельно взятой семье.

Не так давно одна моя хорошая знакомая поделилась своим способом планирования с помощью майнд-карт. Я тогда присмотрелась к веточкам ее «паучка» и увидела на одной из них пункт «Квартира: поручить мужу, что делать». На мой комментарий она как бы извиняясь ответила: «Не то чтобы я эксплуатировала мужской труд, он сам вызвался».

То есть, взрослая уверенная в себе женщина, которая зарабатывает побольше многих мужчин и которая вполне отстояла свое право строить карьеру, до сих пор считает, что уборка в квартире — это эксплуатация мужского труда. Нет, если ее прямо спросить, она ответит, что домашние обязанности должны распределяться поровну.

Но вот этот случайный комментарий выдает ее с потрохами. Это скользкое чувство где-то на окраине сознания, которое заставляет верить в то, что прибраться должна была она сама.

Если почитать комментарии в сообществах, посвященных семье и материнству, по этому вопросу можно увидеть две крайности. Есть те, кто говорит, что место женщины на кухне. А если хочешь помощи (помощи, Карл!), нужно всячески поощрять мужчину мыть тарелки. И есть те, кто пишет в комментариях “муДчины” и предлагает разводиться чуть что.

Ни одна из этих позиций — не про нормализацию. Каждая, если подумать, унизительна и для женщины, и для мужчины. В них сквозит скрытая мысль о том, что мужчины физически не способны подтереть ребенку попу. По крайней мере, без бурного ликования со стороны жены по этому поводу. И еще о том, что женщина в паре — по умолчанию обслуживающий персонал (не хочешь обслуживать — не создавай семью).

Поэтому первое, что, я считаю, нужно сделать, чтобы тебе «повезло с мужем» — это нормализовать такого мужа в собственном сознании. Честно поговорить с собой и убедиться, что как минимум в рамках своей семьи мужчина, который заботится о ребенке, может сварить борщ и сделать генеральную уборку, — нормален. Не герой, а обычный человек, который заботится о любимых людях.

Если есть договоренность с собой, то можно начинать договариваться с мужем. Без пения дифирамбов и без открытой агрессии. Шаг за шагом постепенно нормализуя разделение домашних обязанностей и взаимопомощь.

Да, нам всем было бы гораздо легче, если бы мужчин учили этому с детства. Если бы все вокруг понимали, выбор в пользу прогулки с ребенком вместо похода в бар делает его не подкаблучником, а хорошим отцом.

Вот здесь мне, пожалуй, повезло. Сын появился уже в Лондоне, где отцы намного больше вовлечены в родительство. В игровых центрах есть daddies saturday — папины субботы, а мужчины в декрете воспринимаются как нормальное (хоть и все еще не очень частое) явление.

В России же, пожалуй, этот диалог только начинается. Но даже пока общественное мнение до конца не сформировано так, как нам того хотелось бы, ничто не мешает начать этот диалог в собственной семье.

Поймите меня правильно: я не говорю, что если ваш муж не вовлечен в хозяйство и родительство, то это ваша вина. Я говорю о том, что вы можете сделать, чтобы попробовать переломить ситуацию. Без скандалов, но со спокойной настойчивостью. Без излишнего пиетета, но с благодарностью.

Ведь часто проблема не в том, что муж — мудак. Нет, это было бы слишком просто. Дело в том, что нас воспитывали по-разному. Всю нашу жизнь мы видели соответствующие ролевые модели. И часто в глубине души считаем, что все так и должно быть.

Но в отсутствии жестких гендерных моделей есть плюсы для всех. Для мужчины — более тесная связь с ребенком и лучшее взаимопонимание. Способность спокойно вести быт как в обычных обстоятельствах, так и в форс-мажорных (если жена, например, попала в больницу или срочно уехала в командировку). Для женщины — не «помощь по хозяйству и с ребенком», а надежный, взрослый, самостоятельный партнер, с которым не надо нянчиться. Возможность продолжать карьерный рост, знать, что ответственность за ребенка несет не она одна и не выступает «родителем по умолчанию». Свободное время и руки.

В нашей семье еще не все идеально, но мы работаем над этим. Стараемся договариваться и поддерживать друг друга.

Муж постепенно понимает, что я не цербер, который заставляет его что-то делать из своей прихоти. Я — живой человек, равноправный партнер. И у нас есть общая задача: организовать жизнь нашей семьи так, чтобы всем было сыто, чисто и тепло. Если у меня заканчиваются силы, то ему нужно подхватить эстафетную палочку, чтобы наша команда дошла до финиша.

Я верю в то, что вовлеченность мужчины в быт способствует взаимопониманию и помогает с уважением относиться к труду друг друга. В конечном счете это укрепляет брак и идет на пользу всем членам семьи.

Ещё почитать по теме

Отцовство — это не «помогать жене», а быть родителем своему ребенку


Почему хорошим отцам не нужны традиционные ценности


Отец — это глагол: почему мужчинам пора самим менять стереотипные представления о себе

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе