Простите, но мы тоже собираем cookie, а еще данные об IP-адресах и местоположении. Без этого наш сайт не будет работать.
Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.

Отец — это глагол: почему мужчинам пора самим менять стереотипные представления о себе

Не так давно у нас вышел текст о том, что мужчинам следовало бы уходить в отпуск по уходу за ребенком (пусть не в многолетний, но в такой, который позволял бы разделить тяготы первых месяцев родительства с женщинами поровну). Это не самая революционная идея — в конце концов, многие развитые страны успешно практикуют мужской декрет, а психологи и специалисты по детскому развитию в один голос твердят, как полезно отцу быть в плотном контакте с новорожденным.
10 марта 2020
edit nen

Однако некоторым нашим читателям одна только мысль о мужском декрете доставила неприятные эмоции. В комментариях, в частности, отмечалось, что система никак мужской декрет не поддерживает, а сам по себе длительный отпуск по уходу за ребенком — это провал в финансовую яму (ведь, конечно, женщина-то на работу ходить не умеет).

Но позвольте, дорогие мои противники мужского декрета, давайте разберемся, с чего вдруг система каким-то особенным образом должна вас уговаривать заниматься собственными детьми? Женщин тоже никто не уговаривает: та же самая система, от которой вы ждете каких-то подвижек в сторону стимулирования отцовского отпуска по уходу за ребенком, попросту считает, что по умолчанию в декрет идет мать. Хотя на бумажках-то у нас полное равноправие — отпуск может оформить любой член семьи ребенка.

Так что и менять этого неповоротливого монстра под названием Система — это наша с вами задача. Равно как и уход, и воспитание, и забота о наших детях. И разумеется, обеспечением финансовой подушки для семьи должна заниматься эта самая семья — вместе.

Потому что меры по стимулированию рождаемости мерами стимулирования рождаемости, но мы-то с вами понимаем, что надеяться взрослый человек с ребенком может только на собственные ресурсы. Деньги, которые дает нам государство, они кончатся, как и декретный отпуск.

А ответственность за детей, бесконечная тревога за их будущее, эмоциональное выгорание, страх растерять профессиональные навыки и остаться за бортом хоть какой-то карьеры — все это останется с нами. Государство, может, и просило нас рожать, но вовсе не для того, чтобы обеспечивать нам хотя бы подобие достойной жизни с детьми. Конечно, куда как проще записать этих самых детей в Конституции, объявив их национальным достоянием, чем заниматься стимулированием равноправного родительства, сексуальным просвещением, взысканием многомиллиардных (!) долгов по алиментам или хотя бы ремонтом детских медицинских учреждений.

В глазах общества женщина с ребенком — яжмать. Мужчина с ребенком в очереди в поликлинике — молодец и герой. Но герой ли он на самом деле? Конечно, нет. Он просто отец, но он в меньшинстве. Только в данной ситуации, вопреки логике нашего социума, когда большинство автоматически становится угнетаемым, меньшинство оказывается одобряемым.

Плохо ли это? Ну конечно, нет, не плохо. Только такое отношение к отцам, которые просто выполняют свои родительские обязанности, которые в массовом сознании опознаются как «женская ответственность», очень показательно. Мы очень часто считаем мужчин какими-то безвольными, неспособными принимать осознанные решения, отвечать за свои действия существами. Этакий друг родителя по умолчанию. Не бьет, не пьет, зарплату приносит — и ладно.

А если надо, чтобы отец проявил внимание к собственному ребенку, то нужны методы стимуляции. Не только со стороны системы, но и со стороны женщины — приготовь повкуснее, удели время, приведи себя в порядок (что бы это ни значило) — поухаживай за мужем, как говорится. Доверь ему какой-то кусочек быта, той реальной жизни, в которой ты пребываешь 24/7, притворившись на пару часов или таинственной соблазнительницей, или умелой кулинаршей, или легкой феей, которая сбегает повидаться в кафе с подружками, — пошушукаться и потратить ЕГО деньги на кофе. Чтобы потом он сказал: «Ну и от чего ты тут устаешь?».

Беда в том, что и сами женщины зачастую в это верят. Ну, в то, что мужик по природе не способен по-настоящему заниматься отцовством, интересоваться ребенком, включаться в заботу о нем. «Он не знает, что делать с ребенком». (Можно подумать, она знает: она тоже не знает, но она научена, что выдавать себя нельзя. А то мало ли, что про нее подумают: плохая мать, недомать, мать-ехидна). То есть он может «посидеть» с ребенком, пока ты, вся в мыле и мыслях о том, как они там, добежишь до магазина, чтобы купить продукты, чтобы потом из этих самых продуктов им приготовить обед. И за все это тоже надо быть благодарной, не забывать улыбаться и встречать в пеньюаре и дымке из ароматного борща.

В реальности же одной из составляющих мифа о том, что мужчина не умеет справляться с ребенком, является повсеместное обесценивание женского репродуктивного труда, ведения домашнего хозяйства, невидимой ментальной нагрузки. Даже пресловутое «зато он отдает ей все деньги» — это часть той самой не замечаемой глазом работы и ответственности, которая взваливается на женщину, потому что таков ее путь. И вот она фактически распоряжается семейным бюджетом сама, но не потому, что она такая злобная узурпаторша мужниных денег, а потому что у него лапки: он не знает, сколько стоит то, из чего приготовлен ужин, не знает, во сколько обходятся детские кружки, осмотры врачами, поездки к друзьям и походы в гости. Не знает, когда пора платить за сад, из чего состоят коммунальные платежи, а потом удивляется: куда это делись все деньги! И она опять виновата. За то, что сняла с него дополнительный и очень тяжкий груз, — быть постоянно в состоянии тайм-менеджера собственной семьи, выкраивая на себя крупицы времени и денег по остаточному принципу.

Что мы слышим от социума? Доверьте мужчине место в жизни ребенка. Не будьте жертвой. Не пилите. Приободрите. Просто попросите. Позаботьтесь о его здоровье — вон вас даже Валентина Матвиенко просит. А потом выйдите в окно вместе с ребенком, а он скажет, что не замечал в вашем поведении ничего особенного: ведь он знал, что в женщину что-то такое встроено, что позволяет ей каждый день как-то справляться. Ну ведь все раньше справлялись (и неважно, что на самом-то деле никто не справлялся, просто не говорили об этом, что удачно вписалось в наш пресловутый культурный код) — и она справится. Как та женщина, от которой ушел муж, оставив ей пятерых детей.

Почему? Потому что у нее выбора нет. И даже после этой истории находятся те, кто пишет в комментариях к колонке об этом самом отце пятерых детей, что, мол, не все так однозначно.

То есть, понимаете, да? В ситуации, с оценкой которой, казалось бы, разберется даже человек с уровнем нравственности как у инфузории-туфельки, все, блин, не так однозначно! Потому что а вдруг сама виновата?

И это ведь не только про отцов, матерей и детей. Это вообще — про все. Вот вспомните, что происходит, когда мужчина — неважно, есть у него дети или нет, — заводит любовницу. Сначала начинается песня про разлучницу, которая увела из семьи, а потом к нему присоединяется бэк-вокал тех, кто во всем обвиняет жену этого самого мужчины: недоглядела, запустила себя, расслабилась. Посмела быть живым человеком, вы только гляньте, где такое видано-то!

И только мужчина продолжает быть какой-то биомассой, которую можно увести, которую надо постоянно развлекать, которую надо допускать к заботе о детях. Допускать надо кандидатов к честным выборам, а взрослый человек уже, в конце-то концов, должен понимать, что происходит, когда яйцеклетка, находившаяся в теле его партнерши, оказывается оплодотворенной его сперматозоидом. Наступает ответственность. Прямо как по закону.

Только, видимо, потому, что законы у нас работают избирательно и когда надо, ответственность тоже оказывается чем-то таким, что смотрится на фоне всеобщего ужаса и хтони чем-то, что можно на всякий случай записать в опасное и тлетворное влияние Запада. От греха подальше. А нашему мужику эта ваша ответственность чужда — не в его натуре это. Подозрительная она, эта ваша ответственность. Не жили хорошо, нечего и начинать.

Вообще, иногда так действительно это все и ощущается: что нет никакого просвета, что активное отцовство (а на самом деле просто самое обычное, ежедневное рутинное родительство) никогда не станет частью нашей жизни. Ну потому что — см. выше. Но я смотрю на женщин, которые за последние годы все громче стали заявлять о себе, я слышу голоса матерей, которые говорят о своих проблемах: да, их пытаются заткнуть, их стыдят, им говорят гадости, но они меняют ландшафт материнства. Они говорят: рождение детей не делает нас бесплатными няньками, кухарками, воспитательницами, домработницами и так далее. Мы люди с правами, потребностями и эмоциями.

Им говорят, что они яжматери, а они отвечают: нет, мы женщины с детьми. Им говорят, что раньше никаких послеродовых депрессии не было, а они говорят: нет, были, просто их никто не диагностировал. Им говорят, что «таскать с собой детей по людным местам» нельзя, а они отвечают, что будут. Им говорят, что разочаровываться в материнстве нельзя, а они говорят, что можно. Им говорят, что рождение детей — это предназначение женщины, а они говорят, что нет, женщина может делать, что ей хочется, — в том числе рожать детей, да.

Наблюдая за этими женщинами, я вижу, что перемены возможны. Там, где раньше была информационная пропасть, появляются информационные ресурсы для матерей. Там, где раньше было только обесценивание, появляются научные сведения и подкрепленные данными исследований выводы о влиянии материнства на женское ментальное и физическое здоровье. Там, где раньше были приметы, суеверия и хлебный катышек по щетинке, появились доказательная педиатрия и вакцинация.

Женщины — их запрос, их желание изменений — смогли начать менять эту самую систему. Да, до существенных перемен еще очень далеко, но даже промежуточные результаты уже говорят о том, что все не зря. Так что, дорогие мои противники мужского декрета и сторонники мнения о том, что излишняя ответственность отпугивает мужчин от родительства, система сама себя менять не начнет. Это должны сделать вы сами. И не женскими руками («Ты недостаточно меня хвалишь и вдохновляешь на то, чтобы я побыл с детьми!» — нет), а своими собственными. Перемены, простите за пошлость, начинаются с тебя.

Новости Линор Горалик выпустила новостной подкаст для подростков
«Новости-26» — новый подкаст для подростков писательницы Линор Горалик. Он посвящен новостям, которые могут быть интересны молодым людям, желающим зна...
Отцовство После рождения первенца мозг мужчин становится меньше
Российский «Союз отцов» отнесся скептически к результатам нового исследования.