Редакция
16 January 2020

«Ни ты, ни миллионы декретниц больше уже не нужны работодателям на те должности, которые требуют опыта и ответственности»: честная реакция читательницы НЭН на заметку об отце, который ищет работу после пяти лет дома с ребенком

На днях мы выпустили заметку об отце, который пять лет провел в отпуске по уходу за ребенком, а затем столкнулся с трудностями при выходе из него — оказалось, что работу после декрета найти не так уж просто. Реальность, с которой женщины по всему миру сталкиваются повсеместно, наконец добралась до некоторых отцов. Собственно, именно поэтому мы решили опубликовать историю Гая Паттона: она наглядно показывает, как все еще велик разрыв между опытом отцов и матерей (и реакцией на него), даже несмотря на то, что включенных в воспитание детей мужчин становится все больше.

После выхода этой заметки на сайте НЭН в наших соцсетях началось бурное обсуждение истории Гая. Многие участницы наших сообществ отметили, что считают внимание к его ситуации неуместным, поскольку подобные случаи происходят с женщинами повсеместно, но медиа они не интересуют.

Одна из наших читательниц, Анна Качан-Юрина, написала пост по следам новости об американском отце у себя на странице «ВКонтакте». Она обратилась в редакцию НЭН и показала нам свою запись — с тем, чтобы мы поделились ею с вами. С разрешения Анны приводим текст ее поста целиком. Оригинал доступен по ссылке.

Наткнулась вчера на новость. «Американский отец 5 лет провел в декрете и рассказал, как сложно ему было вернуться к работе». Прочитала наискосок и забыла. Догнало уже сегодня.

У чувака типичная для миллионов женщин ситуация. Родился ребенок. Декретный отпуск в США всего 12 недель. Потом ребенка отдают в детсад. Сын начинает постоянно болеть, а мать - испытывать чувство вины, что оставляет ребенка незнакомым людям. Знакомо же, да?

Супруги решают, что кто-то один должен остаться дома с ребенком. И так случается, что у жены исходные данные на тот момент лучше, чем у мужа: стабильная карьера и страховка. Поэтому уходит с работы именно отец. И проводит в декрете 5 лет.

До этого места все логично и понятно. И желание быть с ребенком, и очевидный, хотя и непростой выбор.

Спустя 5 лет ребенок идет в школу, а финансовое положение ухудшается. Это тоже знакомо. Когда из двух взрослых членов семьи работает только один и при этом добавляется новая, достаточно затратная статья расходов, ребенок, — это неизбежность. Теоретически, конечно, можно дать стране угля и сделать пятилетку за два с половиной года. Т.е. маме построить свою карьеру так, чтобы зарабатывать в два раза больше: и за себя, и за того парня. На практике, кто забыл, СССР развалился еще в далеком 91-м. Короче, пора папе на работу.

Теперь про женщин. Я даже не рискну предположить, у кого как, мне кажется, +/- температура по больнице будет примерно одинаковая. Выйти из декрета на нормальную, достойную работу сложно.

Как описывает это чувак из статьи. «Пока я был на детской площадке, мои коллеги продвигались по карьерной лестнице». Да, старик, именно, так. Строили карьеру, каждый день повышали свой уровень и держали руку на пульсе, что там происходит вокруг. Поэтому неудивительно, что ни ты, ни миллионы декретниц больше уже не нужны работодателям на те должности, которые требуют опыта и ответственности.

«После пяти месяцев поиска я получил одно приглашение на собеседование». Да, именно так. Через 5 лет декрета за три месяца поиска работы в офлайне у меня было всего одно собеседование с московским эйчаром, и то по рекомендации. Мне, собственно, ртом дали понять, что ловить мне в продажах (чем я занималась 10 лет до декрета) нечего. Может, поэтому я не стала дальше проявлять свой безумный энтузиазм и сосредоточилась на копирайтинге. Если бы не он, даже не знаю, в какой точке я бы находилась сейчас. Потом были еще попытки сорваться в офлайн, такие же нелепые и пустые, как и все до этого.

«Гая пригласили на позицию помощника сценариста телевизионного сериала — это была работа не совсем по его профилю, она подходила людям без опыта, и дорога в одну сторону занимала два часа, но мужчина был готов ухватиться за любую возможность вернуться к работе».

В этом месте меня бомбануло. Гаю повезло (на самом деле, нет, и эту работу он не получил. И вообще все еще в поисках), а мне нет. У Гая есть работающая и содержащая их семью жена. А у меня нет. Ни жены, ни мужа. Т.е. он теоретически может еще повторить: начать с нуля и построить свою карьеру. И может даже у него это получится быстрее, чем у вчерашних выпускников. А что, если нет времени на раскачку? Что, если вместе с выходом ребенка в школу-сад ты остаешься один, без поддержки второго родителя. Какова вероятность выжить матери-одиночке с ребенком с доходом на низкооплачиваемых должностях? А на других-то нас ведь не ждут, нет.

Когда я начинала в продажах, у меня было старенькое, но рабочее авто, родительский дом и никакого ребенка. Я могла себе позволить получать тысяч 20 и половину из них тратить на содержание машины. Всякое бывало. Теперь у меня нет машины, зато есть квартира, которую надо оплачивать. И ребенок со всеми вытекающими расходами. Стартовать снова с позиций торгпреда — нереально, просто не выжить.

И если честно, возраст, да. Никакой идиот не возьмет в продажи на должность торгпреда человека с 10-летним опытом и с возрастом старше 30. Я по крайней мере таких не брала. Потому что им там не место. А не потому что я такая злая и бессердечная. Потому что пока я «сидела» в декрете, я прокачалась в продажах до уровня бог. Я отработала тысячи часов по конфликтологии, выявлению потребностей и работе с возражениями. Мамы знают. Я залезла в психологию по такую макушку, которую мне 10 лет назад даже не видать было.

Есть два популярных варианта поиска работы: через рекрутинговые сервисы и по рекомендации. В первом варианте твое резюме летит в помойку еще на этапе чтения. Во втором… со вторым у меня как-то не сложилось. Т.е рекомендации то мне дать могут, ага, а вот предложить работу — нет. Что ж, и так бывает.

В сухом остатке сейчас: доход в два раз меньше, чем 10 лет назад, который еще делим пополам на ребенка. Заниженная самооценка, которая вскрыла траблы с безусловным принятием себя такой, какая есть. Реально что ли можно любить себя за то, что все просрала? Да ну нет.

Смирилась ли я с такой ситуацией? Тоже, скорее, нет, раз все-таки есть реакция, хоть и запоздалая. Но изменить что-то я не могу. И да, буду жить как-то дальше. Вернее выживать. Я испытываю чувство вины за то, что хотела провести как можно больше времени с маленьким ребенком, а не занималась сбором соломы, которую подстилают. Конечно, были доброхоты, которые прямо говорили мне о том, что у меня будут проблемы, но я честно верила, что вдвоем с мужем мы справимся. К чему я точно оказалась не готова, так это к тому, что наш совместный ребенок будет нужен только мне. И вся ответственность за него и за мое возвращение в жизнь останется тоже мне.

Что делать в общемировом масштабе — непонятно. Нельзя заставить работодателей принимать на работу людей из декрета. Нельзя заставить отцов, бросивших своих детей, участвовать в их жизни. Или можно?

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе