Катя Статкус
8 August 2020

Мать как фон: сто лет назад и сегодня

В 2000-х годах заговорили о феномене «спрятанных матерей» на фотографиях Викторианской эпохи. Женщин, которые держали детей во время съемки, драпировали, чтобы они были менее заметны на фотокарточках. Хотя этот прием можно объяснить техническими особенностями старых фотоаппаратов, в образе «спрятанной матери» нашлось и много вневременного: кажется, что это идеальная метафора, отражающая положение матерей в социуме. Несколько современных фотографов по-новому сняли этот сюжет уже в наши дни — подробнее обо всем этом в нашем обзоре.

Дети неумолимо растут и запечатлеть их на память пытались с момента появления жанра фотосъемки. Техника тогда еще не была совершенной, экспозиция была долгой. Для того чтобы сделать снимок, модели требовалось сидеть неподвижно около 30 секунд. Поэтому детей при съемке часто держали матери. Но самых женщин почему-то прятали за специальным покрывалом или их фигуру попросту ретушировали при дальнейшей обработке кадра.

Так родился жанр фотографии, известный под названием «спрятанные матери». Он просуществовал где-то до 1920-х годов и обрел новую популярность в 2000-х, когда архивист Линда Френи Наглер собрала огромную коллекцию подобных снимков. Как-то она увидела на e-Bay старинную карточку, к которой была такая подпись: «Смешной малыш со спрятанной матерью». Ее заинтриговало, что в описании фотографии было обозначено как видимое, так и невидимое.

За несколько лет Линда Наглер собрала более 1000 фотографий этого жанра и покупала их на разных аукционах. Ее коллекция получила широкое признание критиков, и в 2013 году архив Наглер с фотографиями спрятанных матерей был выставлен на Венецианской биеннале современного искусства. Нужно сказать, что почти никогда мы не видим на этих снимках детской улыбки — она слишком мимолетна, чтобы быть запечатленной на старых фотоаппаратах. Таинственности этим кадрам добавляет еще и цветовая палитра: белый здесь — это не белый, а бежевый, и фигуры детей как будто застряли где-то между мирами. (Что действительно иногда даже заставляет задуматься о том, живы ли были эти дети в момент съемки или нет: как мы знаем практика фотографирования умерших детей в это время тоже была довольно распространена).

Разглядывая эти кадры, невольно начинаешь задаваться вопросом: почему маму не хотели фотографировать вместе с ребёнком? Скорее всего, ответ может быть таким: как правило, эти фотографии отправляли родственникам, чтобы сообщить им новость о прибавлении в семействе, и считалось, что центром фотографии должен быть ребёнок. По мнению некоторых специалистов, кстати, под покрывалом прятались не только матери, но и отцы, в то время как матери пытались развлекать ребенка, стоя перед ним. В то время как другие историки уверяют, что фотографы в то время были настолько подкованы в съемке детей, что у многих из них в студии были животные или птицы для привлечения внимания своих юных моделей. И что задрапированными держателями детей были, конечно же, мамы.

Спрятанные матери сегодня

Sieh dir diesen Beitrag auf Instagram an

#HiddenMothers #new

Ein Beitrag geteilt von Megan Jacobs (@meganjacobsart) am

Мотив «спрятанных матерей» стали по-новому обыгрывать в своих проектах современные фотографы. Так назвала свою серию работ американка Мэган Джейкобс. В описании проекта она дает явную отсылку к феномену викторианского времени и подчеркивает, что перенесла этот сюжет в наши дни: «Это метафора той недооцененной работы, которую матери выполняют, воспитывая и всячески поддерживая своих детей». На ее снимках матери скрыты под простынями с яркими цветочными орнаментами. Мы не видим их лица, но отчетливо видим их форму и то, что они рядом. Этот проект действительно показывает парадокс материнства: женщины все везут на себе, при этом их работа часто оказывается невидимой и непризнанной.

Sieh dir diesen Beitrag auf Instagram an

"Hidden Motherhood" is a body of work inspired by #lauralarson 's book, which I accidentally saw in @cortonaotm festival. Something clicked inside me, it was the last straw, the starting point which I was looking for. ⠀ The book narrates her own story through nineteenth-century hidden mother photographs. This term refers to the widespread but little-known practice of concealing a mother’s body as she supported and calmed her child during the lengthy exposures demanded by early photographic technology. The mother was still there, in the picture, but the beholder had to try “not to see” her. ⠀ I interact with the world visually, to make sense of a phenomenon I usually trying to catch it by the tail and consider in detail. Quite a long time I tried to find the form to study my own experience and #maternity in general. And when I met this book, I caught the thread as a lot of women feel the same way, hidden behind the veil, behind their children. It is as if they are there, but at the same time – not. As if they’ve turned into a set of functions and are waiting to wake up. Waiting for a time to open their face and show. But who decides when this time comes? And whose hand is to reveal her face? ⠀ "Zhenya", from the series "Hidden Motherhood", 2018 #hidden_motherhood . ⠀ #artphotography #contemporaryart #motherhood #hiddenmother #mother #pregnancy #alenazhandarova #burnmagazine #myfeatureshoot #photostory #visualstorytelling #womanphotographer #womanphotographyer

Ein Beitrag geteilt von alena zhandarova (@alenavzhandarova) am

Фотограф Алена Жандарова сделала серию о спрятанных матерях, но уже в России. В ее описании тоже звучит отсылка к истории и социальная критика настоящего положения дел: «На старых фотографиях мама присутствовала, но зрителю предлагалось ее не замечать. С социальной точки зрения мать не заслуживала внимания, ребенок был намного интереснее. Многие женщины живут с подобным чувством сегодня. Как будто они спрятаны за детьми», — говорится в описании ее проекта. Матери здесь сливаются с предметами мебели или становятся почти что декоративным элементом детской комнаты. Серия Алены о спрятанных матерях получила в 2020 году премию Zeiss.

Еще один фотограф, которая также работает с этой темой, — Кейтлин Ределл. На ее снимках много абсурда и гиперболы: мама здесь словно врастает в скатерть, чтобы помочь ребенку поесть. Изображения Ределл можно трактовать не только как социальную критику, но и как признание в любви всем матерям, которые пытаются быть ближе к детям и готовы на любые выдумки, чтобы только их малышам было хорошо.

В какой-то момент линия с «невидимыми матерями» нашла отражение и в литературе. В 2017 году фотограф Лаура Ларсон написала книгу под таким названием о процессе удочерения девочки Гадиссы из Эфиопии. Ее отношения с дочерью развивались как фото-роман: долгое время ребенок для нее существовал только на снимках. В одном из интервью Ларсон сказала: «За весь процесс удочерения я получила, наверное, 15 фотографий Гадиссы, между этими фотографиями проходило два месяца. А до этого еще девять месяцев я просто ждала оформления всех бумаг. Но как только я получила ее первую фотографию, я уже стала ее мамой, а Гадисса стала моей дочерью. Это было абсолютно реальное чувство. И в то же время оно было очень странным. Невероятно ощущать такую сильную связь, основанную лишь на фотографии». В книге Ларсон в форме эссе переплетается ее личная история удочерения и истории других матерей со старых фотографий.

Повествование о «невидимых матерях» дошло и до киноэкрана. Режиссер Йошуа Ердманн в 2019 году выбрал именно этот сюжет для своего короткометражного фильма ужасов: недавно овдовевшей матери дарят фотографию, на которой как будто бы присутствует чей-то дух. Этот пятиминутный фильм, кстати, можно посмотреть в открытом доступе по ссылке на Youtube (если у вас, конечно, стальные нервы и вы любите хоррор).

Ещё почитать по теме

Молодой папа: как менялся образ отца в медиа


Фотограф сделала серию портретов о том, как материнство меняет женщин (и нет, он не про тело после родов)


Французский фотограф выпустил книгу о грудном вскармливании

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе