Катя Статкус
10 September 2020

Почему шалости, штаны и машинки — не только для мальчишек

Хотя мы живем в 2020 году и многие социальные нормы давно пересмотрены, гендерные стереотипы в обществе по-прежнему очень сильны. Причем предубеждения такого рода проявляются уже в отношении маленьких детей: как будто бы существует определенный канон игрушек и предметов одежды, который должен обязательно присутствовать в жизни девочки, а при отклонении от этой нормы стоит провести корректировку. В новой статье нашей энциклопедии мы рассказываем о том, как реагировать, если ваши дочки играют в машинки, а также о том, как за последние сто лет изменились гендерные нормы в отношении детской одежды, игрушек и моделей поведения. И о том, что на многие из этих вещей не всегда нужно смотреть только лишь сквозь гендерную оптику.

Мир игры и мир игрушек

Иногда родители девочек, которым больше всего интересны типичные «мальчишеские» игрушки типа транспортных средств и отверток, волнуются — все ли нормально с их ребенком. Мы решили задать этот вопрос игропрактику Наташе Беляевой из Санкт-Петербурга. Вот что она рассказала: «Если девочке нравятся какие-то типично мальчишеские игрушки, значит, она их исследует, они ей нравятся. Что же в этом плохого? Также можно задать вопрос: „А что вообще считать типично мальчишескими игрушками?“ Машинки, мячи, кегли? Любой из этих предметов девочка может взять и использовать не только по назначению — например, деревянный меч для сражения у нее может стать посохом королевы и полочкой в кукольном домике. Игрушка — это предмет, который ребенок берет в игру и который ребенок наделяет определенными свойствами. Если ваша дочка выбирает мальчишеские игрушки и подсматривает тип игры у мальчишек — здорово, значит в ее арсенале будет и такая опция. Далеко не всегда, если девочка выбирает мальчишеские фигурки, это означает, что она по жизни будет пацанкой, развитие событий может быть совершенно иным. Нужно отделять игру ребенка с предметом от наших стереотипов и постараться смотреть на игру не через призму гендера, а через призму исследования».

Кстати, в прямо противоположном варианте — если девочкам нравится играть только с куклами Наташа Беляева тоже не видит ничего зазорного: «Выбирая игрушки и способы взаимодействия с ними, дети опираются на окружающую их действительность. Они не смогут играть в то, чего у них не было возможности подсмотреть. Поэтому если девочка хочет играть только в куклы, скорее всего, она регулярно видит, как с куклами играют другие девочки и мальчики. Это то, с чем она чаще всего сталкивается и то, что ее волнует, что ей хочется исследовать.

Имеет значение и контекст: если у девочки вдруг родился младший братик или сестричка, вполне вероятно, что игра с куклами — это попытка овладеть новыми навыками, как ухаживать за малышом, как быть взрослой. Если, например, конкретно у этой девочки нет младших братьев и сестер, но при этом они есть у кого-то из друзей, возможно, ей хочется примерить роль старшего, взрослого и, конечно же, это можно легко сделать через игру с куклами. Кроме того, детям свойственно время от времени погружаться в какую-то одну игру или одну тему, которая их захватывает. Таким образом они ее исследуют со всех сторон. И иногда просто необходимо подождать: ребенок наиграется именно в этот сюжет и далее интерес переключится на что-то другое».

«Для тех родителей, которые хотели бы все-таки расширить игровой репертуар своего ребенка, игропрактик советует действовать без назиданий и поучений, не пытаться слишком много объяснять на словах, а постараться с помощью собственного примера увлечь ребенка новой игрой. История на равных работает всегда лучше и при этом ребенок закрепляет новый навык на уровне лимбической системы. «Почему это важно? Все, что мы объясняем словами, попадает в неокортекс, в нашу аналитическую систему головного мозга. Но мы просто не успеваем до нее добраться, когда оказываемся в эмоциональной ситуации и действовать по-новому (например, не драться, когда кто-то взял мою игрушку, а попросить вернуть). Когда мы играем или действуем, у нас первой срабатывает лимбическая система, в которой живут эмоции, и она в тридцать тысяч раз быстрее неокортекса. То есть новую модель поведения важно закрепить именно здесь. В этом и помогает игра», — добавляет Беляева.

Интересно посмотреть сегодня и на то, как компании-производители игрушек позиционируют себя в гендерном плане. Довольно занятный кейс произошел не так давно с компанией Lego. Долгое время фирма рекламировала свой продукт как гендерно-нейтральный: и девочки, и мальчики могут собирать конструкции из деталек, нужна только фантазия. Но в какой-то момент, как говорится, что-то пошло не так. Стали появляться наборы Lego, заточенные под определенный гендер и нагруженные рядом стереотипов. В январе 2014 года семилетняя Шарлотта Беджамин написала компании письмо, которое разошлось по всему свету: «Мне не нравится, что в Lego есть много фигурок мальчиков и почти нет девочек. А если и попадаются девочки, то все, что они делают — это сидят дома, ходят на пляж, в магазин. У них нет работы. В то время как мальчики работают, спасают людей, отправляются в путешествия и даже плавают вместе с акулами». В ответ на этот запрос Lego пересмотрело свою продуктовую линейку и выпустило первый набор под названием «Исследовательский институт», в котором было три научных сотрудницы.

Розовый для мальчиков и голубой для девочек

Гендер — это социальная конструкция, поэтому неудивительно, что гендерные нормы со временем меняются. Еще сто лет назад все маленькие дети, независимо от пола, носили белые робы. Сегодня мы видим мини-джинсы и розовые пуловеры для новорожденных. Исследовательница взаимодействия между гендером и модой Джо Паолетти написала книгу о том, как менялись представления о детской одежде на протяжении последних веков. Она описывает, что даже разделение по цветам было раньше иным: в некоторых регионах розовый цвет, как вариант красного, считался сильным цветом и отдавался мальчикам, тогда как нежный голубой — был цветом девочек (в экранизации балета «Щелкунчик» с Маколеем Калкиным мы явно видим как раз такую цитату).

Паолетти пишет, что активное навязывание определенных цветов для разделения полов связано с двумя тенденциями в обществе: во-первых, после Фрейда люди стали невероятно гомофобны и хотят, чтобы даже их месячного малыша все по внешнему виду определяли как мужчину в синем, а девочку — как женщину в розовом (опционально с бантиком).

Ну и вторая тенденция от такого гендерного разделения выиграли текстильные производители: если раньше в семье одежду нейтральных цветов передавали от старшего ребенка к младшему, то сейчас, если в семье разнополые дети, им обязательно купят новые комплекты. В семидесятые годы прошлого века уже была большая волна гендерно-нейтральной одежды для детей, и в наши дни мы видим ее возрождение — хотя, конечно, мы говорим не о самых крупных игроках масс-маркета (которые выпускают все для девочек с принтами из «Холодного сердца», а для мальчиков — из «Щенячьего патруля»), а скорее, о производителях меньшего калибра. Наверняка, на нашем веку мы станем свидетелями еще не одной смены тенденций в этом направлении. В любом случае родителям можно посоветовать доверять вкусу своих детей и позволять им выбирать те предметы одежды, которые им нравятся.

Истории родителей «принцесс» и «пацанок»

Создательница проекта «Просто о важном», Наталья Ремиш, часто пишет в своем блоге о родительских представлениях о том, каким должен быть ребенок, и о важности принятии детей такими, какие они есть: «Я была в детстве пацанкой, и это приводило в полный восторг моих родителей. Потому что они с юмором относились к тому, как я хожу с гаечным ключом, как могу починить любой велосипед и даже дедушкину электрическую бритву. Моя пятилетняя дочь Мира полная противоположность. Она ходит в перьях, играет только в принцесс, любит носить украшения на голове. Я реагирую на это с восторгом, как я бы реагировала на любое ее поведение и выбор. Потому что, мне кажется, это очень мило и интересно наблюдать за тем, как развивается твой ребенок. И более того, мне интересно наблюдать за тем, как развивается мой ребенок, похожий на меня, и ребенок, не похожий на меня. Мне оба этих варианта очень импонируют. У нее есть подруги, которые любят другие вещи, другие занятия, например, любят прыгать, бегать, лазить и, когда она с ними встречается, она с одной стороны, чувствует себя немножко некомфортно, потому что она не настолько спортивная, а с другой стороны — это расширяет ее кругозор, репертуар ее занятий. Поэтому я очень люблю, когда она встречается с такими подругами и друзьями, она учится новому, и они чему-то учатся у нее. Поэтом искусственно я не расширяю ее диапазон занятий. Но я всегда могу ей что-то предложить или обратить ее внимание на то, чем занимаются другие дети. Например, когда мы идем на площадку, и кто-то залезает рядом на дерево, я могу ей сказать: „Смотри, как дети залезли на дерево. Тебе интересно было бы?“. Или: „Я тоже в детстве лазила по деревьям“. Дальше я смотрю, как она реагирует. Если ей интересно, то мы попробуем залезть. Если ей неинтересно, то я оставляю ее в покое. Но в целом, мне кажется, что для того, чтобы изменить диапазон игр ребенка, нужно, во-первых, к этому очень осторожно относиться, чтобы не передавить в сторону того, чего хочет родитель. Во-вторых, это, конечно, усилия со стороны родителя, потому что убедить и заинтересовать (не заставить, а именно заинтересовать) ребенка заниматься чем-то, что ему не интересно, это процесс, который требует усилий, эмоциональных и временных вложений. У меня, честно могу сказать, нечасто есть на это время. И мне нравится то, как она развивается сама, с помощью друзей — в плане игр».

Как бывает

Мама Эльвира из Белгорода рассказывает: «Моя дочь — абсолютная пацанка. Ей уже десять лет, и пока ей вообще не нравятся платья, она любит носить только штаны. Когда вырастет, хочет стать или наездницей, или ветеринаром. Некоторых наших родственников пугает, что ребенок на семейных праздниках не появляется в платьях (знакомые даже предложили радикальное решение: спрятать все ее брюки, покрасить ее детскую комнату в розовый и запугать ее тем, что замуж никто не возьмет). Я уважаю ее выбор и не собираюсь на нее давить. Моя лучшая подруга пришла на регистрацию брака в брючном костюме и выглядела просто потрясающе! Думаю, что в пубертатный период приоритеты моей дочери могут еще измениться. А если и не поменяются, то я смогу с этим жить. Я все-таки рожала ребенка не для того, чтобы с ней потом вместе ходить по магазинам, покупать одинаковые платья и красиво фотографироваться на фоне достопримечательностей».

Что почитать

Здорово, что в наше время есть детские книги, в которых представлены совершенно разные образы девочек. И для каждой обязательно найдется своя ролевая модель. Вот пара книг, которые могут помочь вам вместе с детьми поговорить о стереотипах и о том, что на самом деле девочки могут выбирать любой путь и тот внешний вид, который им нравится:

«Каждая может быть принцессой» Брижит Минж

По сюжету этой иллюстрированной книги папа дарит своей дочери платье принцессы, но девочка стесняется его носить, потому что совсем не чувствует себя королевской особой. А главная идея в том, что потом она все-таки понимает, что принцессы бывают очень разные: они могут носить очки, иметь шрам на губе, могут жить во дворце, а могут в самой маленькой хибарке.

«Сказки на ночь для юных бунтарок» Элены Фавилли и Франчески Кавальо

«Сказки на ночь для юных бунтарок» – это вдохновляющие истории известных женщин, добившихся грандиозных успехов в разных областях: в науке, в моде, в искусстве, в спорте. Как говорится в аннотации книги: «Что делать, если прекрасный принц не может помочь с химической лабораторией?». Правильно, полагаться только на себя!

Что посмотреть

К счастью, сегодня нетрудно найти разноплановых классных героинь в анимационном или игровом кино. Например, вы можете посмотреть со своими принцессами и пацанками, а также принцессами-пацанками следующие фильмы:

«Нелла, отважная принцесса»

«Нелла, отважная принцесса» — это мультсериал об отважной принцессе Нелле. Всякий раз, когда на ее королевство обрушивается беда, Нелла готова превратиться в принцессу-рыцаря и всех спасти. Ей помогают единорог Тринкет, Сэр Гаррет и его говорящий конь Клод. Сериал создан Кристиной Риччи в 2017 году и вышел на платформе Nickelodion.

«Семейка Крудс»

«Семейка Крудс» — полнометражный компьютерный анимационный фильм о бунтарке по имени Гип. Ее родственники — пещерные люди. Они решили, что в мире ничего не должно меняться. Но Гип не разделяет их убеждений. Фильм был выпущен студией DreamWorks Animation в 2013 году.

«Пеппи Длинный чулок»

«Пеппи Длинный чулок» — классический сюжет повести шведской писательницы Астрид Лингрен о бесстрашной рыжеволосой девочек был экранизирован несколько раз. Нам нравится и русский фильм 1984 года, и американский фильм «Новые приключения Пеппи Длинный чулок» 1988 года. Подойдет для ретро-просмотра всей семьей!

Новая энциклопедия

для девочек

Еще больше суперполезных статей на сайте

Подробнее
Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе