«Первого нашего сына мы ждали почти восемь лет»: истории о долгих попытках забеременеть, увенчавшихся успехом

Несколько лет ждать беременности, пройти через секс по расписанию, тесты на овуляцию, ссоры с партнером и врачей, которые только разводят руками и ничем не могут помочь. Но остаться вместе, принять ситуацию и наконец родить ребенка. Идиопатическое бесплодие — бесплодие без определенной физиологической причины — может стать адом для женщины, которая очень хочет стать матерью.
7 июня 2022
Редакция
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Мы попросили читательниц НЭН на условиях анонимности поделиться с нами своими историями долгой борьбы за беременность и поговорили с психологом о том, какую роль в этом процессе играет психологическое состояние женщины.

 После свадьбы мы сразу отказались от средств контрацепции, отдавшись на «волю случая». Пошел второй год, а за ним и третий, но беременность не наступала, и потому становилась все желаннее. Мы начали наблюдаться у врачей, но лечение не помогало, детей не было.

Первого нашего сына мы ждали почти восемь лет. За это время я успела пройти все стадии горя: от отрицания до принятия. На католическое Рождество мы с семьей поехали на фотосессию. Там у меня заболел живот, и я подумала, что в этом году мамой я не стану. Но в тот же момент я дала себе обещание, что моя надежда не умрет и я продолжу верить, что в однажды это случится. Позже именно этот день врач назовет началом моей беременности.

За восемь лет я полностью пересмотрела взгляды на себя, на нашу семью. Для меня семья перестала подразумевать звание, которое могут носить только двое взрослых с кучей ребятишек. Нет, «семья» — это я и мой муж. Все.

Дети не делают нашу пару полноценной, не «творят» наши отношения и будущее. Они приходят, и через какое-то время, создавая свои семьи, уходят от нас. Мы строили свои отношения здесь и сейчас, не возлагая надежды на светлое будущее: вот когда появятся дети, тогда заживем.


Мы создавали свою «ячейку общества» не только для того, чтобы плодиться и размножаться, но потому что полюбили друг друга.


Муж получил выгодное предложение по работе, которое подразумевало переезд. Жизнь в новой стране, с более высоким экономическим уровнем, требовала вложений от нас обоих: изучение языка, поиск работы для меня.

Но не прошло и полмесяца после переезда, как я поняла, что беременна. Сверхчувствительный тест был отрицательный, но я уже точно знала, что не одна. Для повторного теста пришлось ждать задержки, и тогда уже две полоски наконец-то проявились.

Сейчас я родила второго сына, он у нас «по-залету». Мы только начали планировать — и вот уже сын. По подсчетам врачей, в момент зачатия мы еще активно использовали меры предохранения и, честно говоря, я думала, что у нас есть время.

Если меня сейчас спросят, что нужно делать, чтобы забеременеть, то я отвечу, что не знаю. Ведь с первым мы восемь лет не знали, что такое предохранение, обошли толпу врачей, делали «все по науке», а второму никакие преграды не помешали стать частью нашего веселья.

 Мы поженились в 2008 году совсем молодыми людьми. Вскоре мы решили, что хотим родить. Мой муж хотел этого больше, чем я. Мне хотелось развивать карьеру, но я не сопротивлялась, и мы пытались завести детей. И хотя беременность не наступала, мы не начинали обследоваться и лечиться.

Через шесть лет я смогла реализовать свои амбиции. Свои дети у нас так и не появились и мы решили, как и договаривались еще до свадьбы, взять в семью приемного ребенка. Так у нас появилась первая дочка — ей тогда было девять с половиной лет. Еще почти через два года мы привезли из Томска маленьких сестричек, им был один и два года соответственно.

После появления младших детей у меня появилось истинное желание родить своего ребенка. Мы обследовались. Оказалось, что у меня все в порядке, а вот у мужа нашли проблемы, и нам сказали, что придется делать ЭКО. Этот вариант мы не рассматривали, детей нам хватало, и мы решили оставить все как есть. Но через месяц после этих слов я забеременела естественным путем и родила сына.

Очень рада, что наша история сложилась именно так: я успела реализовать карьерные амбиции, счастлива, что есть у меня есть приемные дочки, они просто замечательные. Но так же я рада, что прошла через беременность, роды и грудное вскармливание.

 Первые месяцы после свадьбы мы устраивали быт, завели собаку и в какой-то момент поняли, что хотим поделиться любовью с малышом. И мы начали пытаться, но у нас ничего не получалось. У меня никогда не было случайных беременностей, отклонений, врач-гинеколог даже сказал, что у меня «красивая матка». После третьего месяца попыток мы пошли в клинику, сдали анализы, проверили еще раз репродуктивность, и выяснили, что у нас все в порядке. Далее последовали еще три месяца попыток: я вооружилась тестами на овуляцию, мы занимались сексом каждые три дня.


Это превратилось в какую-то зацикленность и помешательство. У нас начались проблемы в отношениях, я молча винила в этом себя, а муж себя.


Мы стали часто ссориться из-за мелочей и прекратили попытки попытаться вновь завести ребенка. В какой-то момент я даже сказала ему, что хочу развестись — мы совершенно потеряли нить понимания. Жили рядом, не общались, ненавидели друг друга.

В какой-то момент я кардинально сменила имидж и решила изменить себя внутри. Мы начали много разговаривать с мужем, снова строить семью. Лед растаял, мы стали ближе, чем в начале отношений. Осенью мы отправились на отдых, там решили снова попытаться, но уже не зацикливаясь на результате. Прилетев домой, я узнала, что мы ждем малыша.

Наверное, самым тяжелым для нас было ожидание. Когда ждешь эти заветные полосочки, высчитываешь овуляцию. А самым тяжелым лично для меня — когда родственники упрекают тебя в том, что кто-то родил, а вы заводите собаку, а не ребенка.

Для нас верным оказался путь через попытки понять друг друга, психотерапию, расслабление на отдыхе. Сейчас я жду сына. Летом будет долгожданная встреча.

Елизавета Суханова

Руководительница психологической службы фонда, который помогает женщинам и их близким на пути к родительству и в восстановлении после потери ребенка, «Свет в руках»

Влияет ли психологическое состояние женщины на возможность забеременеть?

Если ко мне обращается женщина, которая не может забеременеть, первым делом я узнаю, обследовалась ли она. Потому что у женщины может быть непроходимость маточных труб или их отсутствие, и тогда можно бесконечно заниматься с психологом, но проблемы это не решит.

Конечно, искреннее желание ребенка еще не гарантирует беременности, а настоящее нежелание не сохраняет от ее отсутствия. В противном случае в мире не было бы незапланированных беременностей и абортов. Но все-таки на репродуктивность некоторых женщин влияет их психологическое состояние.


Существует идиопатическое бесплодие, или бесплодие неясного генеза, когда врачи просто разводят руками и говорят: вы здоровы и ваш партнер здоров, мы не знаем, почему ничего не получается.


В этом случае психолог может выявить различные факторы, которые влияют на это. Каждая история идиопатического бесплодия индивидуальна, но можно назвать наиболее распространенные причины его развития.

Это может быть стресс. Например, во время войны у женщины может случиться аменорея военного времени, при которой у женщины без причины пропадают менструации. Аменорея может случиться не только у женщин, которые недоедают или перенесли большие физические нагрузки, но и оказаться защитной реакцией на ситуацию, когда рождать ребенка небезопасно.

Это случается не у всех: сложно сказать, почему одна женщина не сможет забеременеть под бомбежками, а другая сможет. Другая женщина может воспринять угрозу так: много людей умирает, значит, надо рожать.

Может быть и такое, что на подсознательном уровне женщина видит, что партнер не тот человек, от которого она хочет детей. Тогда во время овуляции у женщины может быть плохое самочувствие, в паре могут начаться конфликты.

Нужно понимать, чем мотивирована беременность. Мотивацию можно разделить на рациональную и иррациональную. К рациональным мы относим желание родить ребенка и дарить ему любовь: мы с партнером любим друг друга и нашей любви так много, что мы хотим отдавать ее ребенку.

К неконструктивным относится желание родить, потому что часики тикают и общество от женщины этого ждет. Еще это может быть желание воплотить в ребенке свои мечты или желание доказать родителям, что я взрослая и мой брак состоялся.

Иногда у женщины нет настоящего желания желания родить ребенка, ею руководит установка «я должна». Принято же считать, что семья без ребенка — это не семья.


При этом, когда ее спрашивают, как появление ребенка изменит ее жизнь, она может ответить: мне придется похоронить карьеру, не спать ночами и не есть. То есть материнство на самом деле женщину очень пугает.


Помешать забеременеть также могут приобретенные установки. Например, мамы или бабушки любят говорить: «ты такая худенькая у нас, ты же не вынесешь ребенка» или «забеременеешь, принесешь в подоле — я тебя из дома выгоню».

И получается, что взрослая женщина, которая может сама себя обеспечить и которую никто не выгонит из дома, живет с сохранившимся на подсознательном уровне ощущением, что беременность это изгнание. Но в данной теме ничего нельзя абсолютизировать и говорить общо. В каждом случае это индивидуальный поиск.

Если женщина зацикливается на желании забеременеть, но долго не может к этому прийти, то в таких случаях психологи рекомендуют отпустить ситуацию. Это действительно работает?

Зацикленность нередко случается именно при идиопатическом бесплодии. Врачи ставят диагноз «бесплодие» после года регулярных попыток завести ребенка при незащищенном половом акте. Но если на физиологическом уровне причину бесплодия врачи определить не могут, то оно считается идиопатическим. И тогда женщина становится сама себе репродуктологом: она знает каждый день цикла, делает тесты на овуляцию. Ее сексуальная жизнь с партнером становится обязанностью и проходит по расписанию. Это говорит о том, что желание беременности стало центральным.

Как ни странно, при условии, что ни у кого из супругов нет никакого страшного диагноза, принцип «отпусти» действительно работает. И вот почему. Есть так называемая «материнская доминанта» — женщина, которая ждет или планирует ребенка, сфокусирована на будущей беременности. Она начинает вести здоровый образ жизни, отказывается от вредных привычек, не меняет резко работу. При этом у нее может параллельно возникнуть доминанта тревоги. И когда она запускается, то доминанта стресса может оказаться сильнее доминанты материнства.

Обилие деятельности вокруг зачатия на самом деле говорит о стрессе, который испытывает женщина. Она может думать, что будет счастлива, только если станет мамой. Таким образом, когда она переключается, начинает радоваться, любить себя здесь и сейчас, любить своего партнера, то эта тревожная доминанта уходит, дает возможность развиваться другим сферам и беременность наступает.


Прийти к этому непросто. Нельзя просто сказать: «опусти», так же, как нельзя сказать человеку «не нервничай». Бывает, что человек сам себе говорит: раз не получается сейчас забеременеть, значит, я буду путешествовать. И как раз в путешествии все получается.


Иногда пара может три года пытаться завести ребенка. В результате женщина принимает решение оставить эту идею, начинает строить карьеру, карьера идет в гору и в этот момент наступает та самая беременность. Переключаться можно на что угодно — на собственное развитие, на работу, учебу, на себя. Важно, чтобы человек занимался тем, что ему нравится.

Эффект от участия психолога в пути к беременности рассчитать нельзя. Причиной зачатия могут стать изменения в организме женщины. При этом она может думать, что это врач ошибся или произошло чудо. Но на самом деле это изменения на уровне физиологии или психики, но мы уже не сможем определить, что именно изменилось. Способствовать этому могла работа женщины над собой и своими отношениями или здоровый образ жизни.

В любом случае, моя цель как психолога состоит не в том, чтобы каждая пришедшая ко мне женщина забеременела. Моя цель, чтобы она была счастлива.

Иногда это решение в пользу отказа от беременности. Потому что в процессе работы может выясниться, что женщина пока не хочет рожать. Например, на нее давит мама, которая хочет внуков. Я буду рада, если тогда женщина скажет маме, что еще лет пять я хочу пожить для себя, мужа и карьеры, а потом завести ребенка.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!