Тамара Высоцкая
19 November 2019

Послеродовая депрессия – это «не просто глупые ощущения глупой мамашки» и почему так важно об этом говорить

Проблема послеродовой депрессии все чаще и чаще всплывает в блогах и СМИ – и это, безусловно, отличная тенденция. Чем больше людей и специалистов об этом говорят, чем больше женщин делятся своим опытом, тем быстрее послеродовая депрессия будет признана реальной и тяжелой болезнью, которая может закончиться летальным исходом.

В этом году вышла книга Ксении Красильниковой «Не просто устала. Как распознать и преодолеть послеродовую депрессию», в которой она поделилась своим опытом перенесенной ПРД и рекомендациями специалистов по этой теме, а совсем недавно анонсировали запуск сайта, посвященного ментальному здоровью матерей postpartum.ru (пока за ними можно следить в "Инстаграме").

Однако этого, конечно же, еще недостаточно для того, чтобы набрать критическую массу знаний и признать за женщинами право быть «не в порядке» после появления у них ребенка и получать профессиональную помощь. Недавно специалистка по женскому тренингу и фитнесу Александра Гриева опубликовала в своем телеграм-канале «Утром ЗОЖ, вечером кутеж» пост, связанный с недавней трагедией в Москве, где женщина вышла в окно с двумя детьми.

«Матери живут в очень несправедливом мире, и это не нытьё. Отсутствие помощи и внимания к здоровью со стороны самых близких, пренебрежение и завышенные требования со стороны социума (читали комменты к посту Третьяковки?) – рутина каждого дня каждой молодой матери», – пишет Александра.




View this post on Instagram
A post shared by #бережноксебе (@postpartum.ru) on


Помимо этого Александра поделилась своим опытом переживания послеродовой депрессии, в котором ее семья оказала ей необходимую поддержку («Свекровь приезжала, говорила со мной, а я часами сидела на диване глядя в одну точку, готовая расплакаться сама не знаю от чего, и если бы мне постоянно не напоминали, что со мной не всё в порядке, наверное выход из депрессии занял бы еще больше времени и сил»).

Александра закончила свой пост обращением ко всем молодым мамам с младенцами на руках, которые чувствуют, что внезапно оказались в вакууме без сил и поддержки, и которых заставили поверить в то, что они просто «ноют», «запустили себя» и «недостаточно стараются»: «Всё, что вы чувствуете, реально. Это не просто глупые ощущения глупой мамашки. Позаботьтесь о себе, протяните себе руку помощи, вам это действительно нужно. Ваши чувства валидны, вам не показалось, вы не ноете и вам не лень (даже если все вокруг только это и говорят). Вам тяжело не потому, что вы худшие матери на свете, не потому, что мало стараетесь, не потому, что с вами что-то не то или вы действовали как-то не так. Вы всё делали правильно. Просто это самая тяжелая и самая недооцененная работа на свете. И мы, женщины, которые тоже через это прошли, встаём рядом, признаём это и подтверждаем.


Когда-нибудь будет иначе. Бережность в родах. Реабилитация и сеансы остеопата, включенные в страховку. Понимание близких. Участие мужей. Послеродовая депрессия как официальный диагноз и доступная помощь. Сопровождение психолога. Разговор о депрессии на курсах мам. Свободный доступ к информации. Бережность друг к другу, а не хейт от женщины к женщине, когда одни готовы загрызть других за кормление младенца в общественных местах».

Впрочем, Александра – не единственная, кто открыто высказывается о проблемах послеродовой депрессии. Например, недавний пост Ирины Рюховой, консультанта по лактации и автора четырех книг о грудном вскармливании, набрал 6300 лайков в "Инстаграме" и почти 8000 лайков на "Фейсбуке". В своем посте Ирина отмечает, что процесс заботы о ребенке никогда не был занятием одного-единственного человека (в подавляющем большинстве случаев – матери). «НИКОГДА в человеческой истории женщина не оставалась запертой с ребенком (а тем более несколькими детьми!) наедине в клетушке городской квартиры. Антрополог Мередит Смолл пишет, что для спокойной, ненапряженной жизни в семье на каждого ребенка до 12 лет должно приходиться трое включенных в уход за ним взрослых. Минимально: мама, папа, бабушка. Или мама, папа, няня».


При этом Ирина напоминает о том, что в российском обществе, к сожалению, до сих пор принято упрекать матерей, которые стремятся чаще выходить из дома «в свет» со своими детьми: «Сколько людей написало в комментариях про Третьяковскую галерею, что мать должна сидеть дома и не отсвечивать?! Ах, конечно же, это удобно обществу. Вот только когда женщина с ребенком „не отсвечивает", годами вытягивая непосильную ношу социальной изоляции, то кончается это уже ясно чем».

Послеродовая депрессия – это серьезная проблема, о которой нужно говорить как можно громче и чаще, для того, чтобы люди (и в первую очередь сами матери) перестали читать чушь в журналах по домоводству о том, что женщина, не пришедшая в идеальную форму спустя три месяца после родов и не пекущая каждый день пироги в идеально чистом доме, – не женщина. Перестали верить глянцевым инстаблогерам, которые успевают все перечисленное и даже больше с пятью идеально воспитанными детьми (спойлер: не успевают, но молчат). Перестали отмахиваться от подруг, жен или родственниц в беде: «соберись, тряпка», «потом привыкнешь, и станет легче», «ну, всем тяжело, а ты что хотела?». Давайте быть внимательнее и бережнее друг к другу и к самим себе – кажется, только так можно начать борьбу с проблемой послеродовой депрессии и материнского выгорания.


Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе