«Я перестал рассматривать это как миссию»: как работает социальный помощник родителей детей с инвалидностью

Рождение особенного ребенка навсегда меняет жизнь семьи. Зачастую таким детям нужен специфический уход 24/7, так что обычным няням или друзьям присмотр за ними не доверишь даже на время. Когда отдых становится роскошью, а поход в магазин — выходом в свет, возрастает риск родительского выгорания и, при негативном сценарии — отказа от ребенка.
16 августа 2022
Редакция
Источник: p4ec.ru
Источник: p4ec.ru

Созданная петербургским АНО «Партнерство каждому ребенку» программа «Передышка» с 2008 года помогает семьям детей с инвалидностью. Программа позволяет родителям получить несколько свободных часов или даже дней, временно доверив уход за ребенком специально подготовленному социальному помощнику. Родители могут заняться неотложными делами или просто отдохнуть, а ребенок — расширить круг общения. «Передышка» снижает психологическую напряженность в семье, позволяет повысить качество ее жизни и сохранить семью для ребенка.

Ежегодно программа бесплатно помогает ста с лишним семьям.

Этим летом в «Школе „Передышки“» завершилось обучение самого масштабного потока. Сразу 17 будущих социальных помощников получили сертификаты и теперь смогут помогать семьям с нуждающимися в особом уходе детьми. Традиционно в качестве социальных помощников в «Передышку» приходят женщины, однако в программе работают и мужчины. Семен — один из них. О том, почему он решил помогать родителям детей с инвалидностью, и как «Передышка» помогла ему самому справиться с предубеждениями, Семен рассказывает лично.

Детей я откровенно побаивался

Я давно хотел делать что-то полезное для общества, что-то отдавать в мир, но не знал, как это реализовать. Мир детей с инвалидностью был для меня невероятно далеким и незнакомым, таким, от которого я старался отгородиться. Детей, непохожих на других, я откровенно побаивался и одновременно жалел: будучи маленьким, мог даже заплакать при виде такого ребенка.

Но, как оказалось, всему свое время. С годами во мне крепла потребность помогать. И когда знакомая из «Партнерства каждому ребенку» рассказала про набор в Школу «Передышки», я решил: вот она, возможность!

Пока учился на социального помощника, понял, что все не так уж страшно, как мне казалось. А когда познакомился с первой семьей, окончательно осознал: ребята с инвалидностью ничем не отличаются от остальных — такие же дети. Во всяком случае, я никаких отличий не вижу.

Быть другом — это принципиально

За время работы в «Передышке» у меня было три семьи. Поначалу волновался, ведь это огромная ответственность! Тем более, есть дети с гиперактивностью, они запросто могут на прогулке попытаться убежать или просто разбить коленки и разодрать локти при падении с качелей.

А еще в моей голове сохранялся термин «воспитание». И я беспокоился о том, что мои взгляды на это самое воспитание не совпадут со взглядами родителей. Что я буду как-то неправильно себя вести с ребенком, что маме не понравится, как я с ним общаюсь. А потом понял: я тут не с целью кого-то воспитывать. И сегодня иерархически моя личная позиция — не взрослый, а друг. Это принципиально!

Мне и самому в детстве было некомфортно, если рядом были взрослые, с которыми наши интересы не пересекались, а все общение сводилось только к формулам типа «стой там, иди сюда». Так что в общении с детьми быть им другом для меня очень важно. Хотя и друга им иногда приходится слушаться!

Интересное по теме

Ребенок моего друга — мой друг: 10 советов для тех, кто боится чужих детей

Если на детей наезжают, я сразу встаю на их сторону!

В основном сейчас я сопровождаю ребят на занятия и обратно. Помимо обеспечения их безопасности стремлюсь в рамках разумного давать им свободу даже в этих поездках. Если ребенок хочет пересесть из одного конца автобуса в другой или дойти до остановки новым путем, — почему нет? Мне хочется, чтобы у них была возможность каждый день самостоятельно принимать хотя бы небольшие решения.

А еще мы можем дурачиться, танцевать на остановках, болтать без умолку. Правда, не всегда на нас реагируют позитивно. Бывает, что в общественном транспорте люди косятся, шикают, могут даже голос повышать, делая замечания. Обычно я отношусь к такой реакции спокойно.

Понимаю, что это от незнания: люди либо не имели дела с особенностями развития, либо вовсе не замечают диагноза, думают, ребенок просто не в меру расшалился. Но если кто-то начинает наезжать на детей всерьез, я злюсь и встаю за них горой. Желание вставать на защиту тех, кого ущемляют в правах, одна из тех черт, которую я в себе обнаружил совершенно внезапно, благодаря «Передышке».

Я знаю все о мегалодоне

Многие думали, что в «Передышке» я научусь терпению. Но я научился другому.

Детей с диагнозами не просто так называют «солнечными». В них, действительно, заложен какой-то совершенно особенный, отличный от нашего взгляд на мир. Такой, знаете… как у буддистских монахов, наверное. Этот внутренний свет передается тем, кто рядом. Мне точно передался. А еще я теперь знаю все о мегалодоне и тираннозавре — от их веса до количества зубов…

Ну и, конечно, с детьми учишься радоваться малейшим победам. Я помню, как меня тронуло, когда один из подопечных первый раз назвал меня не «дядя», а Сема! И как я кричал от радости вместе с мальчишкой, который боялся высоты, но отважился вместе со мной забраться на лесенку во дворе.

Интересное по теме

Во что поиграть с ребенком, который фанатеет от динозавров? Палеонтологический гид для родителей

Это не миссия

Однажды кто-то из знакомых сказал, что такая работа — святое дело. Интересно, что пока во мне жила жалость к детям с инвалидностью, мне тоже казалось, что работа в «Передышке» — это некое служение. Но когда все барьеры и страхи исчезли, когда на смену им в моей голове пришло «равноправие» между детьми с особенностями и без них, я перестал рассматривать это как миссию. Сегодня я просто помогаю семьям, чем могу. И делаю это от всего сердца.