«Отклик мира на желание младенца говорит ему о его ценности и любви окружающих»: как малыш получает опыт слияния с матерью и зачем он на самом деле ему нужен

Отрывок из книги Юлии Пирумовой «Уйти чтобы вырасти. Сепарация как способ жить свою жизнь».

Обложка книги Юлии Пирумовой «Уйти чтобы вырасти. Сепарация как способ жить свою жизнь», издательство «Бомбора»

В издательстве «Бомбора» выходит книга психотерапевтки Юлии Пирумовой «Уйти чтобы вырасти. Сепарация как способ жить свою жизнь», в которой она исследует и объясняет феномен отделения человека от родителей и обретения им самостоятельности и независимости.

«Когда мы пытаемся вытолкнуть себя из связей с родителями раньше, чем к этому готовы, внутри просыпается страх. И мы продолжаем держаться за надежды и иллюзии — как за гарантии, что мама и папа встанут с нами рядом и доделают родительскую работу. И все же я рискну провести вас по схеме, которая может хорошо подготовить к завершению сепарации и довести до логического конца», — говорит Пирумова.

Мы попросили издательство разрешить нам познакомить вас с отрывком из этой полезной книги — и публикуем фрагмент, в котором рассказывается, как слияние и сепарация работают в период от рождения до трех лет.

С рождения до трех месяцев

Наш самый первый сепарационный шаг случается еще до того, как мы научимся ходить: потому что наш первый шаг — сам факт рождения. Наше тело обретает физическую отдельность от матери, и, несмотря на всю болезненность и даже травматичность ощущений для обоих, это самый простой этап нашего отделения.

И вот мы уже вроде бы телесно автономные от матери человечки, но до настоящего психологического рождения нам еще предстоит много чего сделать. На этом этапе контакт с близкими людьми будет формировать в нас психику и сознание — и чем здоровее и заинтересованнее в нашем нормальном развитии будут эти близкие, тем вероятнее, что хотя бы первый эпизод сепарации пройдет хорошо. Это важно: на этом этапе мы не можем ни на что влиять — и вынуждены зависеть от тех, кто нас родил и воспитывает. А зависимость эта огромная, повсеместная.

Интересное по теме

Почему малышей на самом деле нужно носить на ручках

С рождения и до истечения одного месяца жизни мы проживаем стадию полного симбиоза с матерью. Наша пока еще «зародышевая» психика становится буфером между нами и слишком сильными стимулами и раздражителями, поступающими из внешнего мира. Задача матери — защитить от всего этого, чтобы не возникало чрезмерных аффектов, то есть переживаний, с которыми невозможно справиться. Она бережет нас от психоза и патологий, которые могут случиться, если психика не выполнит свою задачу.

Роль матери в этом процессе огромна. Своей психикой она «окутывает» малыша:

«Посредством эмпатии мать чувствует возбуждение и тревогу младенца, поддерживает и успокаивает его, именует чувственные состояния и придает им форму, восстанавливая таким образом гомеостатический баланс. По мере того как это повторяется вновь и вновь в течение достаточно долгого времени, психика младенца становится все более дифференцированной, он начинает справляться со своими аффектами самостоятельно, то есть появляется эго, способное вынести сильные аффекты и выдержать конфликтующие эмоции»

(Калшед Дональд. Внутренний мир травмы. Архетипические защиты личностного духа. — Деловая книга. Академический проект, 2001. С. 38).

Этот опыт важно получить любому человеку — опыт безопасного симбиоза, в котором чужая психика делает важную работу по регулированию его внутренних переживаний. Если этот опыт не получить, то в дальнейшем это обязательно повлияет на устойчивость психики и способность к саморегулированию.

Если мать на этом этапе совсем не справлялась со своей партией и младенец не смог получить опыт безопасного симбиоза — то есть его потребности совсем никто не угадывал и не удовлетворял, — то есть большая вероятность, что его сепарация будет сильно осложнена этим обстоятельством.

С трех месяцев до года

Далее следует стадия абсолютного и естественного слияния, продолжающаяся примерно до 6 месяцев, в которой младенец пока еще даже не разделяет реальность «внутри» и «снаружи». Он представляет маму своей частью, потому как из его неудовольствия практически сразу же появляется удовлетворение. Захотел есть, заплакал, и вот — волшебная река молока уже потекла в рот. Это еще называется младенческой грандиозностью.

Бесценный опыт этого периода — переживание собственного всемогущества, безграничного влияния на мир, когда мать, близкие, да что уж там — вся реальность — подчиняются твоей власти. Отклик мира на желание младенца говорит ему о его ценности и любви окружающих. Конечно, впоследствии он должен будет с этим расстаться, потому что удерживать собственную грандиозность — это и есть невроз, а в худшем случае психоз. Но на этом этапе человеку важно ощутить свою значимость для формирования здоровой психики и самооценки.

Интересное по теме

«Не бери на ручки — не слезет». Главные мифы и факты о теории привязанности

Очень постепенно для младенца, который уже психически к этому подготовлен, оказывается очевидным, что его хотелки не всегда удовлетворяются. Мама либо оказывается не всегда наготове, либо дает удовольствие не в том объеме, в котором хочется. Внимание, плавающее исключительно внутри маленького человека, постепенно способно выхватывать из реальности кого-то или что-то снаружи. И в какой-то момент в психику младенца проникает страшная по своим последствиям догадка: «Есть кто-то, от кого я завишу, и этот кто-то дает или не дает мне удовольствие». В зависимости от опыта взаимоотношений с матерью, ее доступности или же недоступности, формируется изначальная жизненная позиция: человек либо доверяет миру и верит, что он удовлетворит его потребности (потому что мир добрый, щедрый и любящий), либо он вырастает с убеждением, что все слишком непредсказуемо, а значит, небезопасно и тревожно.

Чем чувствительнее мать по отношению к ребенку в этот период, чем лучше она реагирует на его запросы, чем точнее отражает и полнее удовлетворяет его потребности, тем увереннее в своем пусть еще примитивном, но уже ощущении собственной нормальности становится ребенок.

Значит, у него получается так сигналить в мир, что мир откликается щедростью. Это первичное получение знания, что «мир принимает меня и я хороший».

В целом, весь первый год жизни предназначен для проживания безусловного, надежного слияния с предсказуемой и эмпатичной матерью. И если у нас получилось пережить это состояние, то аллилуйя! Мы справились с первой важнейшей сепарационной задачей. Мы можем туда больше не возвращаться, потому что база для всей последующей сепарации заложена: ведь отделяться можно только от того, с кем был пережит опыт слияния.

Мы забираем себе в копилку этот опыт и, опираясь на него, отправляемся решать дальнейшие задачи сепарации. У нас внутри уже есть это знание — что значит быть слитым с кем-то в безопасной и питающей зависимости. А вот невозможность пережить это слияние или сильная травма в этот период сказываются на всем последующем процессе сепарации: без опыта здорового слияния нет возможности шагнуть в отдельность, а без зависимости нет даже шанса на независимость.

С года до трех

Если первый год жизни мы осваиваем движение «навстречу» матери и обретаем опыт слияния и зависимости, то следующий эпизод позволяет нам обрести другой важнейший ресурс — навык двигаться «прочь» от родителя. На этом этапе ребенок совершает свой первый значимый рывок собственно отделения: сначала он может уползать, а потом и уходить от мамы, часто отталкивая ее и проверяя наличие самих этих возможностей. Он ощущает себя независимым и могущественным — по сравнению с той степенью зависимости, в которой он находился еще совсем недавно.

И своими маленькими шажочками он делает огромный шаг в первичной сепарации.

Он сам уходит от матери, а она все чаще и дольше уходит от него. И это требует от ребенка способности удерживать внутри своей психики устойчивый образ матери. Даже когда ее нет рядом, она «живет» внутри него, и это необходимо, чтобы расставание с мамой не затапливало малыша сильной тревогой от покинутости.

Постепенно ребенок спокойнее выдерживает разлуку более длительное время. А это, в свою очередь, добавляет еще один кирпичик в его ощущение отдельности себя от матери.


Это время ценно тем, что ребенок вовсю пробует пользоваться первыми зачатками своего «я»: своими желаниями, нежеланиями, действиями и даже волей.


Он настаивает на своем, сопротивляется, упрямится, делает по-своему. И так получает в свое распоряжение ощущение «каково это, когда все получается не так, как хочет и говорит мама или папа, а когда я чего-то хочу сам и получаю такую возможность».

И тут, как вы понимаете, этот импульс может быть поддержан родителями или заблокирован. И если обе стороны сыграют эту часть игры хорошо, то это будет джекпот в плане сепарации. Потому что именно этот процесс — слияния, отдаления, а потом возможности вернуться снова в близость, где нашу отдельность принимают и продолжают нас любить, — дает нам бесценный подарок.

Однажды, когда моему сыну было около трех лет, я пришла домой поздно. Я застала его уже в кровати. Вдруг он начал плакать — для меня. Вспоминать все поводы за день и снова плакать. О том, что няня уже ушла, а он скучает. О том, что он боялся не дождаться меня. О том, что завтра не дождется и уже будет спать, когда я приду домой. О том, что пройдет два дня выходных — и снова придется идти в садик.

Он вспоминал все реальные переживания за день, что-то придумывал на ходу и рыдал. А я успокаивала. И только я утешала его про одно, на поверхность с новыми слезами выходило другое. И так несколько раз.

Тогда я поняла, что плакать и искать утешения и было его задачей. И в этот момент ему нужна была я: чтобы увидеть, разглядеть, назвать то, что с ним происходило. А потом успокоить и что-то с этим сделать. С одной стороны, так я делала его переживания нормальными и значимыми для меня. С другой — была тем самым взрослым, который не оставляет наедине с трудновыносимыми переживаниями, а помогает их пережить. А с третьей — показывала путь для освоения им собственной психики.


Биологическое рождение дарит нам тело. Психологическое рождение дает нам в распоряжение самих себя. Ту внутреннюю фигуру, которую мы впоследствии и будем называть «я», когда будем говорить про себя.


Где-то на этом отрезке жизни — с года до трех — мы обретаем свое психологическое рождение, появляется наше «я». Пока еще совсем маленькое и зависимое. Но это в дальнейшем даст шанс на отдельность от матери. Это первый подарок нашей психике от родителей, потому что она становится готовой для дальнейшей сепарации.

Естественно, это происходит в том варианте, если мать была эмоционально и физически доступной, предсказуемой и не сверхтревожной от первой самостоятельности своего ребенка. И, конечно, если с ним не происходило других серьезных событий, повлекших серьезные потрясения.

Интересное по теме

«Выпускать из гнезда — ответственное мероприятие»: что родителям следует знать о сепарации

Вы прошли этот этап, если можете присвоить себе утверждения:

  • Я в безопасности среди людей в этом мире.
  • Другие люди видят меня.
  • Я существую для них со всеми своими потребностями.

Где еще читать НЭН

У нас есть не только сайт

.

Где еще читать НЭН

У нас есть не только сайт

.

Ликбез 7 важных фактов о ВИЧ
Как понять, что у меня ВИЧ? Где и когда сделать тест? Существует ли лекарство от этой инфекции?
Новости «Ты отлично выступила!»: 4 истории о родственниках, которые ворвались в прямой эфир
Политикесса Анджела Рэйнер ответила на звонок матери в прямом эфире. Вспомнили еще несколько курьезных сюжетов на эту тему.