«Посмотрел сериал и пошел проламывать головы камнем — так не бывает». Чем «Слово пацана» взволновало родителей?

Разбираем популярный сериал с психологом Никитой Карповым.

Кадр из сериала "Слово пацана. Кровь на асфальте" 2023

«Слово пацана. Кровь на асфальте» — российский криминальный сериал о молодежных группировках Казани конца 1980-х, снятый Жорой Крыжовниковым по мотивам одноименной книги Роберта Гараева. Премьера сериала состоялась в ноябре 2023 года, а уже в начале декабря Нина Останина, глава комитета Госдумы по защите семьи, вопросам отцовства, материнства и детства, подала две жалобы в Следственный комитет РФ и Роскомнадзор с требованием запретить сериал.

По мнению Останиной, фильм «привлекает младшую аудиторию, вдохновляя на копирование жаргона и нелегальных действий». Останина также связывает убийство 15-летнего подростка в Иркутске с сериалом и утверждает, что сцены в сериале подстрекают к преступности. НЭН поговорил с психологом Никитой Карповым и узнал, почему сериал так сильно взволновал общество и может ли демонстрация жестоких сцен на экране на самом деле спровоцировать рост преступности.

Почему о сериале сегодня говорят все? Что там за триггеры такие для общества?

Во-первых, у сериала активное промо: команда маркетологов — молодцы. Похоже, «Слово пацана» попало в какое-то общее болезненное место. Взрослые пережили ретравматизацию и напугались. Для подростков сериал оказался привлекательным за счет того, что это про их возраст, и за счет того, что это точное попадание в базовые переживания: в страх, агрессию, дружбу, стаю.

Главный триггер — это страх. Страх общества, что прошлое вернется, страх насилия и того, что в него так легко окунуться. И еще — страх того, что дети в это влипнут по ту или другую сторону.

На этом фоне стали появляться новости о подростках, которые якобы «попали под влияние сериала». Это вообще может так работать: посмотрел фильм — и пошел убивать и грабить?

Популярен один кейс. Фразу «Ты с какого района?» приписывают сериалу, хотя этой фразе несколько десятков лет, и все гопники всех времен с ней ходили. Деление по районам — базовое деление для уличной шпаны и стартовая точка для деления на «своих» и «чужих». Новость уже давно опровергли, но это никому не интересно.

Можно ли пойти убивать после сериала? Нет, это так не работает. Совершает насилие тот, кто готов совершать насилие. Такого, что у человека не было никаких предпосылок и он пацифист, но тут посмотрел сериал и пошел проламывать головы камнем, — такого не бывает. Безусловно, общее информационное поле влияет, но это происходит медленно и за счет массовости.

Важнее то, что сопровождает ребенка с рождения. Первый фильтр — это семья, второй — окружение, и только потом — масс-медиа. Еще один сериал про насилие, который тут же всех сподвиг сбиваться в стаи, — это ерунда. Человек, который склонен к тому, чтобы стать шпаной, — процитирую тут Антона Долина (признан иноагентом. — Прим. НЭН), — и после «Чебурашки» может это сделать. Они же в «Чебурашке» тоже сколотили банду и пошли исправлять несправедливость. Я не верю в такое прямое негативное влияние сериала. Об этом обычно пишут те, кто сериал дальше первой серии не смотрел. То, как дальше развиваются истории персонажей, — это отличная иллюстрация того, что не надо вступать на путь насилия.

Интересное по теме

Феномен АУЕ*: почему подростки выбирают жизнь «по понятиям»?

Чем вообще могут быть привлекательны для подростка такие группировки, учитывая всю их опасность и маргинальность?

Любое объединение для подростка привлекательно. Потому что одна из задач подросткового возраста — найти своих, включиться в группу, получить поддержку людей, которые разделяют твои ценности. Ценности здесь вторичны. Важно, что есть люди, которые со мной общаются, меня принимают, поддерживают и защищают меня. В тех условиях, которые были [в то время], такие группировки как будто бы обеспечивали безопасность. Собственно, именно ради этого главный герой сериала вписался в эту историю: для того, чтобы обеспечить себе безопасность.

Много было насилия [в СССР] — воспитание, обучение. Вспомните педагогов старой школы, которые орали, выгоняли из класса, угрожали. Насильственная среда была вокруг, абсолютно беспросветная. И, конечно, нужна была защита [от этого]. И такая группировка эту защиту как будто обеспечивала. Она потом втравливала в еще более опасные ситуации, но на первых порах — обеспечивала защиту.

А еще — для мальчишек очень важна история с кодексом чести, иерархией, четкой структурой. В армии, профессиональном спорте, в таких группировках это все присутствует. Сама по себе структурированность группировки и понятная «карьерная лестница» для мальчишек привлекательна. У таких группировок есть условная идеология, а с идеологией проще, чем без. Даже если она криминальная, воровская, даже если она примитивная, на уровне «это наш район, наша улица», людям важно что-то разделять. И очень значимо для подростка ощущение своей силы, и такое сообщество это ощущение дает.

Интересное по теме

«Когда в дело включается доминирование, о равноправии не может быть и речи»: колонка отца о токсичной маскулинности

Большая часть героев фильма росла либо в неполной семье, либо в довольно маргинальных условиях. Насколько среда определяет человека в данном случае?

Среда, безусловно, определяет человека. Есть общие правила: чем хуже условия, тем больше шансов попасть в неблагополучную компанию. И есть исключения: благополучные мальчики, которые оказываются среди гопников, и неблагополучные, которые становятся приличными людьми, звездами. В целом неполная семья, насилие, бедность, плохой район, двор, школа — это кирпичики, из которых складывается та самая «дорога из желтого кирпича» в маргинальное сообщество.

Сегодня мы иногда слышим про какие-то новые субкультуры типа ЧВК «Редан». Есть опасения бояться повторения того, что мы увидели в сериале?

Нет, конечно. Безусловно, мемы про «слово пацана», лексикон, чушпаны — все это сейчас появится. Это будет модно. Подростки какое-то время в это поиграют. Не в том смысле, что будут объединяться, а в том, что начнут себя вести таким образом на формальном уровне, и это — нормально. Не думаю, что будут новые объединения. Я бы не боялся того, что мы увидели в сериале. Думаю, что риски общей криминализации выше в связи с возвращением людей с СВО.

Интересное по теме

Страх, боль и отчаяние: как война влияет на детей

Что делать, если кажется, что подросток попал в плохую компанию и окружающие его люди имеют на него очень сильное влияние?

Надо уточнить, что такое «попал в плохую компанию». Если плохо учится — одно. Если побитый возвращается домой — другое. Иногда надо спросить себя: готов ли я из-за этого полностью поменять жизнь, школу, район, город? Если не нравится компания и мы видим какие-то риски, важно об этом разговаривать, но ни в коем случае не в контексте нападения, обвинения, критики друзей. Потому что в подростковом возрасте родители точно проиграют друзьям в конкуренции.

Наша задача — чтобы у подростка включилась башка. Поэтому мы с ним разговариваем, уточняем, обсуждаем, задаем вопросы, помогаем свою позицию сформировать. В целом, если у подростка стабильная самооценка, есть уверенность в себе, коммуникативные навыки, конструктивные тусовки, где его принимают, то большого стремления влиться в криминальную компанию у него не будет.

Лайфхаки 5 книг, которые помогут родителям пережить сепарацию подростков
Мы выбрали пять книжек, которые помогут родителям по-новому выстроить отношения с взрослеющими детьми.