Куда смотрит мать? Как страшные истории помогают нам справляться с чувством вины и тревогой

Слово в защиту тру-крайма.

Коллаж Насти Железняк

Недавно мы с помощью психолога выяснили, почему люди любят (или ненавидят) очень популярный сегодня жанр тру-крайма. Редакторка НЭН Аня Кухарева, которая обожает пощекотать себе нервы не только чтением и просмотром подобного контента, но и написанием текстов в стиле тру–крайм, на личном примере объяснила, зачем она это делает.

Когда у человека появляются дети, он испытывает искушение начать верить в то, что мир справедливее, чем есть на самом деле. У нас, женщин, это желание удваивают гормоны (кстати, если что — после рождения ребенка у мужчин тоже меняется гормональный фон).

Под влиянием окситоцина и пролактина резко возрастает эмпатичность. Всех на свете становится жалко. В результате ты даже «Темные начала» Пулмана перечитать не в состоянии, потому что там много и разнообразно страдают дети (это, если что, именно моя история). Выдуманные дети, но от этого ситуация не улучшается.

От тревожащего контента хочется отгородиться бетонными стенами. Хочется, чтобы всех негодяев настигло возмездие, карма, правосудие. Хочется сделать так, чтобы с твоим ребенком никогда-никогда ничего плохого не произошло. Хочется проанализировать ситуацию, выработать алгоритмы поведения и подстелить соломки. А больше всего хочется понять, почему плохое случается.

И поскольку человеческий мозг — очень хитроумное устройство, он подсовывает нам разрозненные факты, объединяет их под соусом веры в справедливый мир и предлагает удобный вывод: «Если я не буду делать А, со мной не произойдет Б». Но на этом мыслительный процесс, к сожалению, не останавливается, и возникает родственный вывод: «Если произошло Б, значит, кто-то не делал А, значит — сам себе злобный баклан». Так рождаются виктимблейминг и стремление переложить часть ответственности за случившееся дерьмо на пострадавшую сторону. В случае происшествий с детьми — на мать пострадавшей стороны.

Интересное по теме

Когда тяга к справедливости становится разрушительной: поговорим о виктимблейминге

Неприятности случаются со всеми

Однажды знакомая, узнавшая о моих проблемах по неврологической части, сказала: «Твоя мама такой хороший человек! Где ж это она так в прошлой жизни нагрешила, что ей достался больной ребенок?» И я такая: «Ээээ?..» (Здесь обязан быть этот мем!) Ладно, с этой конкретной чудачкой можно прервать общение. Но как быть с теми, кто думает точно так же? У тебя случилась беда, ты обращаешься за поддержкой, а тебе говорят: «Сама, дура, виновата». То есть — еще добавляют печалей.

Да и черт бы с ним, с виктимблеймингом, но в результате точно того же мыслительного процесса рождаются самообвинения! Мать, с ребенком которой случилась беда, будет есть себя поедом: «Виновата моя плохая генетика!», «Я должна была лучше смотреть за ней!» и даже «Это я ей выбрала такого хренового отца (с плохой генетикой и неспособного уследить за тоддлером)». Вариаций, на самом деле, море.

Интересное по теме

«К детскому раку приводит модификация генетической информации, а не грехи взрослых»: врачи — о главных мифах вокруг онкологических заболеваний у детей

Моя дочь исполнила классический номер «Разбежавшись, треснусь об косяк», а я сижу и думаю о том, что надо было как-то лучше объяснять ей правила безопасности, выбрать квартиру с дверями побольше и вообще. Что «вообще», мой мозг формулировать отказывается категорически, но виноватить меня не перестает. Хотя в этой ситуации все, что можно сделать, — это приложить к пострадавшему месту лед, пожалеть своего слишком резвого ребенка и жить дальше. С шишкой на лбу.

И мне постоянно приходится в таких ситуациях напоминать себе, что мир не в курсе наших мыслительных процессов и верований. Он такой, какой есть, — несправедливый. Другого нам не завезли.

Неприятности случаются с плохими людьми, с хорошими людьми и вообще не с людьми тоже случаются. Все, что мы можем сделать, — это попробовать обезопасить ребенка от каких-то очевидных вещей, вроде отравления лекарствами, падения из окна или утопления при попытке выйти на весенний лед (да и это предотвратить, к сожалению, не всегда в наших силах). Вовсе не значит, что мы должны забить на технику безопасности, — это лишь значит, что стоит перестать себя винить во всем подряд, сделать выводы (или позволить их сделать ребенку) и не кидаться обвинениями в матерей, у которых случилась беда.

Интересное по теме

«Думай о хорошем, и все наладится»: что такое токсичный позитив и почему он не помогает, а вредит

Лекарство от иллюзий

Смотрите, вот пример не из тру-крайма, чтобы никто не триггерился. Много детей и взрослых гибнет под колесами машин. Можно ужесточить наказания для пьяных за рулем, снизить скоростной режим в городах, построить островки безопасности и поставить везде, где надо, светофоры. Можно обвесить себя и детей светоотражателями и потребовать от властей установить вдоль дорог нормальное освещение, а также построить тротуары. Хорошее дело! Количество смертельных наездов на пешеходов резко упадет, но никогда не станет нулевым. Потому что водителю может стать плохо, он может оказаться неопытным и путать газ с тормозом, он вообще может двигаться по всем правилам, но сбить человека при попытке объехать внезапное препятствие (падающее в бурю дерево, например).

То есть мы должны пытаться сделать мир безопаснее, приветливее и предсказуемее, но элемент хаоса в нашей жизни будет присутствовать всегда. И либо это надо принять, либо не совершать ошибки и не выходить из комнаты. А кричать: «Куда смотрела мать?!» — это не решение проблемы. Это путь в никуда.

В тру-крайме я нашла свое лекарство от иллюзий и успокоение, как это ни странно. На самом деле истории о маньяках уже очень многое сделали для обеспечения безопасности: дети не гуляют сами по себе, подростки не путешествуют автостопом, все знают, что не стоит ходить посмотреть котяток с незнакомцами, появились GPS-трекеры и приложения для отслеживания местоположения детей…

И я свято верю, что при правильной подаче — бережной, неосуждающей — тру-крайм однажды научит нас не винить во всем жертв и не кричать: «Чем она думала?!» — при каждом удобном и неудобном случае. Научит не гулять в белом пальто, разбрасывая в сторону других субстанцию коричневого цвета (но не шоколад, увы).

Это очень важно именно на родительском «поддерживающем мамском ресурсе». Потому что беда может случиться с каждым, и в этот момент хочется получить утешение и поддержку, восстановить свою веру в правосудие и человеческую силу духа, увидеть, что, побывав даже в самых страшных обстоятельствах, можно выжить — и победить.

С моей точки зрения, писать об успешно раскрытых преступлениях — это такая же поддержка, как и писать: «Вы молодцы, вы справляетесь». Просто… Однажды мы не справимся — и хочется в этот момент обнаружить рядом людей, способных не кидаться с обвинениями. Умеющих не гадать, «что было бы, если...», а протянуть руку помощи. И, конечно, хочется самим стать такими людьми.

Новости Отец спас дочку, которую смыло в океан гигантской волной
Мужчина бросился за ней в воду, не раздумывая ни секунды.