Редакция
19 August 2020

«Мне захотелось, чтобы голоса женщин, пострадавших от акушеров и гинекологов, в прямом смысле стало слышно»: как создается подкаст о карательной гинекологии «Так нельзя»

Этим летом на просторах русскоязычного интернета появился подкаст с названием «Так нельзя»: в нем героини делятся историями о том, как они столкнулись с жестоким обращением медицинского персонала. Мы попросили создательницу подкаста Оксану Воробьеву рассказать, что подтолкнуло ее к записи этой передачи, как она находит своих героинь, а также о том, что все мы можем сделать для того, чтобы карательная гинекология перестала существовать.

Все началось с того, что мы с мужем стали присматривать роддом для себя. Поиски роддома обернулись настоящим испытанием, мы читали отзывы и с трудом верили, что в учреждениях, где появляются на свет люди, матерей этих людей до сих пор систематически унижают: кричат, бьют, калечат, относятся с пренебрежением. Мы с мужем не то чтобы прям ожидали, что в акушерско-гинекологической сфере все стало превосходно, но к столкновению с таким шквалом страданий мы, признаться, не были готовы.

Причем мы сразу решили, что наши врачи будут по контракту, но нас удивило, если не сказать — довело до исступления — что пугающие отзывы были и на платных врачей, платные клиники. Я помню один из первых отзывов, который прочитал вслух мой муж, был про врача из очень крутой клиники Москвы. Женщина писала, что у нее был страх о состоянии ребенка и ей хотелось услышать от врача заверения, что беременность проходит хорошо. И когда она переспросила у врача: «Значит, у нас все в порядке?», то врач ответил: «Да, но если вас это не устраивает, я могу написать, что у вас рак мозга».

И вот, читая все это, я стала вспоминать истории, которые я когда-то слышала от своих родственниц, от приятельниц, подруг, и мне стала понятно: время идет, а почти ничего не меняется. Количество этих отзывов на сайтах растет, врачи и младший медперсонал продолжают хамить, грубо осматривать и т.д. Я радуюсь, что женщины не молчат и пишут о своем печальном опыте взаимодействия со злыми медиками, продолжают считать, что это ненормально, что никто не имеет права обращаться так с людьми, особенно с теми, кто находится в очень уязвимом положении.

Мне захотелось, чтобы голоса женщин, пострадавших от акушеров и гинекологов, в прямом смысле стало слышно, подкаст для этого очень удобная площадка. Одно дело — читать отзыв, другое — слышать голос человека, его интонацию. Я подумала, что звук может иметь больший эффект, чем буквы.

Найти героинь для подкаста «Так нельзя» для меня не было большой сложностью: наверное, половину всех историй рассказали люди, которых я знаю лично. Еще четверть — это женщины, истории которых я сначала прочитала на просторах Сети, а потом написала осторожное письмо с вопросом, хотели бы они поделиться своим печальным опытом для подкаста. Почти все, кому я написала, согласились. Есть еще несколько историй женщин, которые сами захотели поучаствовать в записи после того, как послушали подкаст.

Почему героини не называют конкретных имен врачей, номера роддомов? Этот подкаст создавался в том числе и как поддержка для женщин, но мне бы очень хотелось, чтобы и медики послушали его, чтобы они услышали голоса людей, в которых очень много боли от пережитого унизительного опыта. Я думаю, что если бы в подкасте женщины называли имена врачей и номера клиник, то какой-нибудь акушер-гинеколог, слушая историю, мог бы сказать: „Это не про меня, это меня не касается”. Но на самом деле, если почитать отзывы, то очень многие из них пишутся как будто под копирку: врачи и медсестры безосновательно переходят на ты, осуждающими взглядами и комментариями заставляют женщин испытывать стыд за свою боль или болезнь, или за то, что она долго рожает, за то, что чего-то не знает. Мне бы очень хотелось, чтобы чудовищные истории, которые есть в моем подкасте, случались бы один раз на миллион, но, к сожалению, судя по всему, это система.

Я убеждена, что о случаях, когда врачи унижают человеческое достоинство, нужно говорить; слово — первый шаг на пути к обозначению проблемы, признанию, что проблема существует. Я и сама сталкивалась с хамским отношением со стороны медперсонала, но мне тогда не хватило сил идти жаловаться или писать об этом. Сейчас — мне хочется в это верить — я бы не оставила такой эпизод без внимания.

Прошло уже, наверное, лет пять, а я до сих пор вспоминаю эту ситуацию с содроганием. У меня резко и очень сильно заболел живот. Меня увезли на скорой, и первый, к кому направили, был гинеколог, хорошо, что боли были не по гинекологии.

Я ждала врача, наверное, час, лежа в коридоре на каталке, и вот пришла она и сразу же начала разговаривать с претензией в голосе. У меня были такие боли, что я теряла сознание, врач сказала идти на кресло, но я не могла даже разогнуться, не то чтобы на кресло подняться. Я попросила помочь, она отказала, сказала «сама залезай», я еле-еле залезла; слезть с кресла мне она тоже не помогла. При этом за дверью меня ждал мой муж, и на мои просьбы позвать его, чтобы он мне помог, мне снова врач ответила отказом. Ужас был еще в том, что в кабинете в тот момент находились трое интернов — люди, которые через пару лет будут вот так принимать пациентов. Когда один из них протянул мне руку, врач произнесла буквально следующее: «Я сказала, пусть сама слезает», и этот парень руку убрал. Я не удивлюсь, если все они благополучно продолжают работать, не изменив своего отношения к пациентам, но я буду счастлива, если вдруг ошибаюсь.

Молчать нельзя еще и по причине того, что каждое медучреждение стремится быть «образцово-показательным», тут ведь не последнюю роль играет коммерческий вопрос: если будут отрицательные отзывы, то люди не пойдут за деньги лечиться в эту клинику. Хотя, конечно, мне бы хотелось, чтобы поводом для вежливости был человек, а не оплата за услуги. У меня есть подозрения, что ситуация была бы гораздо лучше, если бы и условия работы у врачей были более человечными, а зарплата — достойной. Но вот, говоря это, я снова задаюсь вопросом, а откуда тогда берется хамство в платных медучреждениях, где с деньгами и графиком все, вроде как, нормально?

Самым тяжелым для меня, наверное, был последний эпизод подкаста (он вышел 18 августа 2020 года – прим. редакции), хотя нужно сказать, что ни к одной из историй я так и не смогла привыкнуть; отслушивая каждый эпизод, я снова и снова чувствую, что внутри меня все переворачивается от сострадания и непонимания, почему это происходит. История, которая вышла в этот вторник, чудовищна потому, что человек остался без единой поддержки: героиню выпуска бросил молодой человек, сразу как узнал, что она беременна, а мама, узнав о беременности дочери, сразу отправила ее на аборт. Все усугублялось тем, что героиня была несовершеннолетней, и врачей, как и маму, не волновало, что девушка этого ребенка очень хочет оставить. Я слушала и цепенела, потому что никому не пришло в голову оказать поддержку человеку хотя бы добрым словом, я не говорю уже о том, чтобы помочь ей найти психолога. Мне кажется, что когда девушка идет на первый аборт, нельзя ее пускать последней на процедуру, но здесь было именно так — девушка видела, как другие пациентки возвращаются после абортов в палату, изнывая от боли. На мой взгляд — это умышленная пытка. Врачи открыто смеялись, когда у девушки все болело после аборта, процедуру провели плохо, и теперь героиня не может иметь детей.

Послушать подкаст «Так нельзя» вы можете на платформах «Яндекс. Музыка», Apple Podcasts и Google Podcasts.

Ещё почитать по теме

«Вредоносные стереотипы оправдываются верой в то, что роды — это всегда страдание женщины, а раз страдание в этот момент — нормально, то и насилие — тоже нормально»: что эксперты говорят об акушерском насилии


ООН признала акушерское насилие ограничением прав человека


11 шагов, которые может сделать государство для реальной поддержки родительства

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе