Редакция
22 May 2020

«Вредоносные стереотипы оправдываются верой в то, что роды — это всегда страдание женщины, а раз страдание в этот момент — нормально, то и насилие — тоже нормально»: что эксперты говорят об акушерском насилии

Несмотря на то, что ООН признала акушерское насилие нарушением прав человека, многие медики и специалисты, работающие в перинатальный сфере, продолжают его практиковать. Недавно наша читательница прислала нам цитату практикующего врача гинеколога, которая заявила, что врачи имеют право не только орать на рожениц, «чтобы привести в чувства», но еще и «заехать между глаз», чтобы «привести в чувство». «В родах не надо себя жалеть. Вот и вся премудрость. А наорут, так корона не свалится», — написала в сторис в своем инстаграме Ольга Искоростинская. Мы в НЭН категорически против такого подхода к родам и роженице и хотим напомнить вам, что акушерское насилие — это ненормально. Мы собрали цитаты правозащитниц, публицисток, доул, психологов и других экспертов, которые высказывались о проблеме насилия в родах.

Дубравка Шимонович, специальная докладчица ООН по вопросу о насилии в отношении женщин, его причинах и последствиях: «В моем докладе я рассматриваю причины, которые лежат в основе плохого обращения и насилия, в результате которого женщины становятся жертвами плохо организованных систем здравоохранения, страдающих от нехватки персонала и ресурсов, а также от неудовлетворительных условий работы самих медиков. Дискриминирующие законы и опасные гендерные стереотипы также играют роль во время родов, ограничивая волю и действия самих женщин. Эти вредоносные стереотипы оправдываются верой в то, что в роды — это всегда страдание женщины, а раз страдание в этот момент — нормально, то и насилие — тоже нормально. Кроме того, в нынешней ситуации существует дисбаланс власти между медицинскими работниками и пациентами. Это часто выливается в превышение необходимых мер, которое используется для того, чтобы оправдать плохое обращение или насилие во время родов».

Ульяна Супрун, общественный деятель, бывшая исполняющая обязанности министра здравоохранения Украины: «Акушерское насилие — действия акушеров-гинекологов или акушерок против вашей воли. Если вас не спросили согласия на манипуляции, не объяснили их последствий, что-то сделали, несмотря на ваш отказ, речь идет об акушерском насилие. Также к нему относится эмоциональное давление на женщину, эмоциональные и физические страдания (например, дополнительные медицинские манипуляции). <…> Главное правило, которое всегда должна помнить беременная и роженица: только женщина решает как, где, с кем и когда рожать. Врач или акушер не могут заставить женщину изменить это решение только потому, что им так удобно. Они могут давать советы, но не давить».

Виктория Смирнова, координатор Международного общественного движения женщин «Революция роз»: «Проблема акушерского насилия существует по всему миру. В разных странах — разные формы. <…> Зачастую врачи чрезмерно стимулируют роды, игнорируя риски, например, кровотечение в послеродовом периоде. Нередко в роддомах происходит эмоциональное насилие над женщинами, например, с ними по-хамски разговаривают медсестры и врачи: „Вы — пациентка, я — врач. Почему я должна вас уважать?“. Это слова высокопоставленного врача одного из минских роддомов, которые она сказала взрослой, вполне состоявшейся женщине. Женщин запугивают, если они хотят задать лишний вопрос или выписаться раньше под расписку. Их пугают тем, что удалят матку, что ребенку будет плохо. При этом часто реальных оснований для опасений нет. И причина такого отношения не в состоянии женщины и ребенка, а в протоколе, которому нужно следовать».

Софья Шиманская, блогер, автор текстов о гражданских правах и репродуктивном насилии: «Женщина во время родов максимально беззащитна — ей попросту не до того, чтобы отстаивать свои права, личные границы, цитировать законодательство. Она одна, в окружении враждебной и безразличной среды. Какие бы нарушения ни происходили во время родов и какими бы последствиями они ни обернулись, отстаивание справедливости и защита прав — не то, чем готовы заниматься большинство матерей во время родов и с новорожденными на руках. Это понимает и медицинский персонал, поддерживает и культивирует это чувство беспомощности и вины. Вины за то, что роженица вздумала беспокоиться о своем благополучии, а не о ребенке, много требует, тормозит процесс, мешает работать. Тем не менее, насилие в родах — не история о медиках-живодерах и женщинах-жертвах. Это история о системе, где за последние 10 лет число больничных коек для рожениц уменьшилось на 16 тысяч, акушерок — на 7,5 тысячи, а количество рожениц только до 2016 года увеличилось почти на 100 тысяч».

Екатерина Белоусова, культуролог: «Высказывания, имплицирующие агрессию, используются, когда роженица не способна соответствовать принятым в данной ситуации стереотипам поведения (в родах — не может контролировать свои действия, сдерживать крик, лежать во время схваток). В обоих случаях имеется в виду, что женщина оказывается неспособной выполнить возложенную на нее задачу. Другой случай — сознательный отказ выполнять инструкции (отказ ложиться на сохранение, отказ от амниотомии, от кесарева сечения, от принятия предписываемой позы), что трактуется, с одной стороны, как своеволие и непослушание, т.е. предосудительное нарушение социальной нормы, а с другой стороны — как угроза правильному осуществлению технической стороны дела. Таким образом, мы видим, какие задачи стоят перед медиками. Во-первых, в женщине требуется „воспитать“ способность справиться с задачей (женщина должна заучить определенные техники обращения со своим телом и соответствующие стереотипы поведения). Во-вторых, ей следует внушить послушание, покорность (она должна заучить свое место и роль в ритуале, способы коммуникации с одной стороны, с „иным миром“, с другой стороны — с социумом). Наконец, третья задача медика — „обезвредить“ женщину, чтобы она не мешала „взрослым“ работать над посвятительным ритуалом».

Анастасия Сальникова, доула, правозащитница: «Часто насилие в контексте беременности, родов и послеродового периода объясняют „заботой об интересах ребенка“. Проблема „прав ребенка“ может создавать определенную правовую коллизию. Но более глубокая причина лежит в гендерной плоскости: объектом акушерского насилия является женщина. В родах проявляется ее максимальная символическая женственность в сочетании с максимальной уязвимостью и физиологически обусловленной неспособностью за себя постоять. И здесь не важен пол врача или акушерки. Есть „сторона медицинской системы“ и обстоятельства родов. В обществе доминируют идеи, что женщина не способна принять правильные решения относительно беременности и родов — и потому должна делегировать это право медицинскому персоналу. А если она страдает из-за чрезмерной агрессии, которую почувствовала в процессе беременности и родов, ее чувства часто обесценивают, и могут говорить, что роды это всегда тяжело, „такова ее женская судьба“, и что „главное, что все остались живы“. На самом же деле в этом всем „торчат уши“ банального гендерного насилия. Женщина, как любой взрослый индивид, способна делать собственные суждения, при необходимости обращаясь к специалистам за информацией»

Дарья Уткина, доула, психолог: «Идея о том, что поддержка не нужна, укоренилась в нашем сознании с советских времен, когда женщина в роддоме была отделена не только от близких, но и от своего ребенка. Наше коллективное восприятие этой ситуации „считает“, что такая отделенность и есть норма, но это не так. Если говорить о тех, кому я бы особенно рекомендовала обратиться к помощи доулы, это женщины, имевшие травматичный опыт предыдущих родов или прожили негативную историю, связанную с медицинскими работниками, а так же женщины, у которых была осложненная беременность. Иногда считается, что забота и комфорт в родах — это вишенка на торте. Но роды — процесс, где задействованы эмоции двух: и мамы и младенца. И от того, как пойдет дело, зависит их последующая жизнь, даже отношения. Страх способствует тому, что физиологические процессы начинают сбиваться и роды могут пойти не по здоровому сценарию».

Арина Покровская, юрист, психолог: «Стоит отметить, что в настоящее время в России нельзя гарантированно защититься от так называемого бытового хамства персонала медицинских учреждениях, но можно отстоять свои законные права и помочь всем тем, кто пойдет следом за нами — путем возмущения, переговоров, жалоб и честного публичного обсуждения атмосферы, где мы позволяем рождаться нашим детям».

Что еще почитать по теме:

ООН признала акушерское насилие ограничением прав человека

«Страшно, как в концлагере»: почему флешмоб #насилие_в_родах касается каждого

«Как же хорошо, что это произошло со мной, а не с ребенком»: три истории об осложнениях во время родов

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе