«По-настоящему сложно стало через неделю, когда гормоны ушли и я осталась один на один с бэби-блюзом и начинающейся депрессией»

Откровенный рассказ читательницы о беременности и родах на фоне тревожного расстройства.

Коллаж Насти Железняк

Быть родителем — это непросто, а стать родителем, когда ты этого не ожидаешь и когда у тебя диагностированное тревожное расстройство, непросто вдвойне. Читательница НЭН Дарья поделилась своим опытом беременности и родов на фоне приема антидепрессантов и рассказала о том, как поддерживать свое ментальное здоровье при склонности к депрессии и тревоге.

Внимание! В этом тексте описан личный опыт героини — это не медицинские рекомендации. НЭН напоминает, что все медицинские назначения необходимо согласовывать с лечащим врачом, а заниматься самолечением и самостоятельно назначать себе препараты — опасно.

Говорят, что к рождению детей никогда нельзя быть готовой. Мы с мужем вместе уже больше 12 лет, и за все это время я так и не почувствовала себя готовой стать чьей-то мамой.

Всегда находилась какая-то причина — то мы пытались встать на ноги и хорошо зарабатывать, то переезжали из города в город в поисках лучшего места, то отдавали все силы работе, то внезапно перебрались в другую страну. Но главной причиной все эти годы для меня оставалось мое психологическое самочувствие.

Я была довольно чувствительным ребенком и подростком, но настоящие сложности у меня возникли с началом «взрослой жизни» — после окончания университета и свадьбы. С тех пор у меня были и затяжные панические атаки, и депрессия, и ипохондрия, и тревожное расстройство, и навязчивые состояния. Я всегда работала с психотерапевтами, время от времени принимала антидепрессанты. Были месяцы, когда я чувствовала себя отлично, но случались и довольно сложные периоды. Учитывая все эти личные особенности, мне крайне сложно было решиться на ребенка, хотя с мужем мы никогда не отказывались от этой идеи.

Интересное по теме

«Я не хочу детей. Или хочу? Как понять?». Вот несколько рекомендаций, которые вам помогут

В прошлом году, прожив чуть больше полугода в другой стране, я с удивлением узнала, что уже пять недель во мне развивается новая жизнь. Невозможно передать словами, насколько шокирована и возмущена я была, когда врач на экране показала крошечный эмбрион — более странных и противоречивых эмоций я не испытывала никогда.

Как тревожный человек, я привыкла все планировать, тщательно взвешивать все за и против, строить графики и схемы возможных последствий. А здесь самое важное решение в моей жизни приняли без меня, просто поставив перед фактом. Конечно же, мы с мужем поняли, что сохраним беременность, другой вариант даже не рассматривали, но я была довольно сильно напугана.

Я также переживала из-за того, что на момент зачатия несколько месяцев принимала антидепрессанты. Однако мой врач меня успокоила, сказав, что на первых неделях это никак не могло отразиться на здоровье малыша. Я сразу же приостановила курс лекарств и стала настороженно ждать, когда обычная тревога меня накроет. Но, к моему огромному удивлению, этого не происходило — наоборот, я чувствовала себя максимально наполненной, сильной и энергичной. Даже когда на девятой неделе мы чуть не потеряли ребенка и мне пришлось провести долгие десять недель на постельном режиме, я все равно не потеряла бодрость духа. Работала лежа на диване, запускала новый проект, каждый день проводила по несколько зумов и искренне радовалась жизни. Думаю, что прогестерон и эстроген не могли не повлиять на мое настроение, за что я им была невероятно благодарна.

Интересное по теме

Желанная беременность тоже может быть внезапной. Воскресное письмо

Все это время, когда беременность оставалась под угрозой, я старалась не думать о ребенке — не выбирала имени, не разговаривала с ним, не включала музыку. В глубине меня жил страх, что если я сильно привяжусь к еще не рожденному малышу, а потом ничего не выйдет, то я не смогу с этим справиться. Поэтому полуосознанно сохраняла дистанцию, делая вид, что я не особо-то и беременна.

Магия гормонов длилась недолго — ближе к восьмому месяцу мои старые «знакомые» вернулись. Снова появились гипертревожность и паника, настроение с огромной скоростью покатилось вниз, и я ничего не могла с этим поделать. Особенно тяжело стало неделе на 35-й, когда я вышла в декретный отпуск. Без работы и постоянной занятости все мои состояния только усилились.

В итоге я сдалась и решила возобновить прием антидепрессантов в минимальной дозировке. Никто не мог мне сказать, насколько это безопасно для беременности и малыша, но я понимала, что тревогой могу потенциально причинить ему еще больший вред. Впоследствии я узнала, что ряд антидепрессантов, в том числе и препарат, который я принимаю, совместимы и с беременностью, и с грудным вскармливанием. Однако лекарство, невзирая на мои надежды, не оказало привычный эффект — я все так же продолжала жутко нервничать и хандрить.

Наконец на 39-й неделе я родила сладкую, здоровую малышку. Роды прошли максимально комфортно, и, естественно, супруг был рядом со мной все время и помогал всем, чем мог. Из больницы нас втроем выписали уже на следующий день. Несколько дней после роддома я даже не могу вспомнить — все было как в тумане. Я была дезориентирована и совсем не понимала, что происходит. Супруг взял большую часть заботы о дочке на себя, а я пыталась разобраться в происходящем.

Интересное по теме

«Мое расстройство не делает меня плохой и безответственной матерью»: честное письмо о важности заботы о ментальном здоровье

По-настоящему сложно стало где-то через неделю, когда все родовые гормоны ушли и я осталась один на один с бэби-блюзом и начинающейся депрессией. Это было невероятно тяжело: чувство вселенской печали и грусти, противные навязчивые состояния, апатия и отсутствие энергии. Каким-то чудом у меня не пропало молоко, и даже ночью я умудрялась проспать шесть-семь часов. Как относиться к ребенку, я просто не понимала: формально я осознавала, что это моя дочка и я ее родила, но на уровне чувств никак не получалось вписать ее в свое сознание, осмыслить и прочувствовать ее рождение. Мне все казалось странным и чуждым, а мозг был в постоянной заторможенности, как будто я находилась под воздействием психотропных препаратов. Состояние не улучшалось, а отсутствие интеллектуальной деятельности, коммуникации и развлечений только усиливали мою грусть и чувство безысходности.

В итоге я решила поднять дозу антидепрессанта. Постепенно мое самочувствие стало выравниваться: гормональный фон после родов понемногу нормализовывался, и я сама стала свыкаться с происходящим. Вселенская грусть немного отступила, однако навязчивые состояния и ощущение нереальности никуда не исчезли. Мой психотерапевт посоветовал стараться жить через все это, искать смыслы в ребенке, наполнять день деятельностью и общением, и в какой-то момент нервная система сможет адаптироваться.

По сути, все эти состояния вызваны моим организмом для моей же защиты: слишком резко и круто изменилась моя жизнь. Каким бы счастьем ни казался ребенок, материнство — это одно из самых важных изменений в жизни женщины. Ты перестаешь принадлежать только себе, появляется существо, за которое ты навсегда в ответе, ты лишаешься привычного уклада и круга общения, теряешь/меняешь многие социальные роли, отношения с партнером тоже меняются. И это я еще не говорю о гормональных изменениях, которые по силе могут дать фору даже периоду пубертата. Поэтому моя психика таким образом решила обо мне позаботиться и, чтобы я сразу не сталкивалась со стихийным материнством, создала некий буфер и предложила сперва разобраться со знакомыми задачами в виде тревоги и депрессии.

За это время я перепробовала множество инструментов самопомощи помимо лекарств, чтобы хоть как-то облегчить свое состояние.

Интересное по теме

Проект о ментальном здоровье матерей «Бережно к себе» опубликовал базу бережных психиатров

Что мне помогает:

Информация

Первые несколько недель я отовсюду собирала информацию о бэби-блюзе, послеродовой депрессии, совместимости таблеток и ГВ, гормональных изменениях после родов. Искала паблики, группы поддержки, форумы молодых матерей, читала книги и статьи по этим темам. Знания придавали мне сил и немного успокаивали: когда понимаешь, что с тобой происходит и что плохое состояние не будет длиться вечно, как будто бы становится чуть менее страшно.

Терапия

Перед родами и сразу после я увеличила количество сессий с моим психотерапевтом, а также нашла прекрасного перинатального психолога, которая помогает мне разобраться с новым статусом мамы.

Уход за телом

Я постаралась сохранить любимые ритуалы красоты и после родов: они в каком-то смысле возвращали мне себя, восстанавливали контакт с телом. Я хожу на маникюр, массаж, каждый вечер наношу любимые косметические средства, утром наношу легкий макияж, ухаживаю за волосами, обновляю домашний гардероб. Неухоженный внешний вид только усиливает негативное восприятие реальности.

Интересное по теме

Забота о себе — не привилегия, а необходимость: колонка мамы, которая перестала жертвовать собой

Общение

Хоть во время депрессии и хочется сбежать от всего мира и нет сил даже ответить на сообщение в мессенджерах, это именно то, что нужно делать. Я выбирала тех друзей и знакомых, кто меня поймет и не осудит. Переписка и разговоры помогали хотя бы ненадолго переключить внимание с тяжелых мыслей на жизнь другого человека и внешний мир.

Спорт

Не удивлю никого, если скажу, что спорт реально помогает во время депрессии: как минимум он способствует выработке окситоцина, а значит, хотя бы непродолжительный прилив радости после пробежки или практики йоги обеспечен. Меня очень поддерживают минимальные физические нагрузки: они ко всему прочему показывают, что я еще что-то могу, и возвращают крупицы самоуважения.

Контакт с ребенком

Как бы сложно и странно мне ни было воспринимать дочку в первое время, я все равно старалась обеспечивать ее минимальные потребности — кормила, укачивала, меняла подгузники. И постепенно стала втягиваться. Намного проще стало тогда, когда она начала меня видеть и реагировать и мы начали минимальную, но все же коммуникацию. Еще более сильному бондингу способствовали ношение малышки в слинге, постоянные объятия, поцелуи и совместный сон.

Рутина

Несмотря на то что с новорожденным ребенком очень сложно придерживаться хоть какого-то плана и расписания, я все же попыталась внести в день структуру. Просыпаться в одно и то же время, приводить себя и ребенка в порядок, регулярно питаться, делать минимальные задачи по дому, читать, выходить на прогулку. Все это помогало придать осмысленность происходящему и вернуть себе контроль.

Понимание всех происходящих со мной процессов, конечно, значительно их облегчает, но не служит панацеей. Спустя полтора месяца после рождения ребенка я до сих пор не пришла в себя, меня до сих пор накрывают диссоциация и тревога и я все так же пытаюсь найти дорогу в этом темном лесу. Но сейчас я хотя бы вижу вдалеке нужную тропу и пытаюсь на нее выйти. Сложно сказать, решилась ли бы я когда-нибудь на малыша, если бы знала заранее, как сложно придется. Но сейчас я точно ни о чем не жалею и даже рада, что беременность стала незапланированной. Не знаю, как события будут развиваться дальше, но на своем опыте понимаю, что родить и воспитывать малыша при депрессивно-тревожном расстройстве все же реально.

Главное, быть максимально подготовленным ко всевозможным сложностям — найти необходимую информацию, обсудить все с психологом, скорректировать или, если есть необходимость, начать лекарственную терапию, договориться с семьей и друзьями о дополнительной поддержке и помощи и дать себе самой время на адаптацию.

Лайфхаки Отрывок книги Тео Компернолле «Подросток и гаджеты»
В издательстве «Альпина» вышла новая книга психолога и нейропсихиатра Тео Компернолле — «Подросток и гаджеты». В ней объясняется, как на самом деле гаджеты влия...