Редакция
1 July 2019

«Что может испытать будущий отец, узнав о тройне? У меня был шок»: родители тройняшек — о трудностях и радостях своего положения

Мы часто говорим о том, как тяжело бывает воспитывать одного ребенка, по умолчанию считая многодетных родителей героями воспитательного труда, кавалерами всех возможных орденов за терпение и лауреатами Нобелевской премии мира одновременно. Особенно если речь идет о родителях нескольких детей, появившихся на свет одновременно. По просьбе НЭН журналистка Анастасия Павлюченкова расспросила родителей тройняшек о том, как им живется на самом деле. 

Анна, Виктория и Екатерина Никоновы

Мама — Анастасия, папа — Евгений

Младший сын — Владислав

Краснодар


Сначала я думал, что Настя пошутила насчет тройни, хотя в ночь перед УЗИ мне приснился, как потом оказалось, вещий сон. Я просто не понимал, как можно выносить троих детей, а потом их еще и родить. Да и врачи нагнетали обстановку: говорили, что беременность тройней — это патология, и потому шансов на благоприятный исход мало, а остановка в развитии и смерть одного из плодов может привести к гибели двух других. Слава Богу, на нашем пути встретились и хорошие специалисты.

О тройне знали только наши родители, и тем интереснее было слушать предположения остальных родственников и друзей относительно пола и количества детей в Настином животе. Став отцом, я испытал такую эйфорию, что сложно описать словами… Мир сразу становится невероятно красочным и детальным, начинаешь замечать то, на что раньше просто не обращал внимание.

В первые годы жизни тройняшек нам помогали многочисленные бабушки и прабабушки, которые и сейчас активно участвуют в жизни детей. Походы в магазин воспринимались мной тогда как отдых. До рождения тройняшек я не понимал, почему родители покупают им одинаковую одежду, а потом осознал, что это очень удобно и детям так больше нравится. Поэтому стараемся покупать один фасон, но в разной цветовой гамме, хотя не всегда удается найти в магазине сразу три одинаковые вещи.

Когда детей сразу трое, им и играть во все интересней, и увлечь их очень легко. Причем я заметил, что одно и то же задание каждая дочка делает по-своему, так как способности во всех заложены разные. У одной больше развиты спортивные данные, у другой — гуманитарные наклонности, а третья — универсальная. Одна любит изобретать что-то новое, другая — танцевать и сочинять песенки, третья — рисовать. При этом, мне кажется, очень важно проводить время с каждой дочерью по отдельности и не сравнивать их друг с другом. Наверное, это самое главное для развития индивидуальности.

Мы с женой организовали семейный детский сад, то есть девочки прикреплены к обычному дошкольному учреждению, но воспитываются дома. Вместе с ними мы играем, занимаемся спортом, ставим опыты, объясняем, что как устроено, по выходным ходим в парки, иногда в музеи, а летом отправляемся на море. Растить и воспитывать детей безумно интересно, а их большое количество лишь подстегивает к тому, чтобы рационально использовать свободное время с пользой для себя и семьи. Если выбирать между большим домом, дорогой машиной, многомиллионными банковскими счетами и рождением детей, то для меня гораздо важнее дать новую жизнь, наблюдать и помогать ей развиваться.

Александра, Валерия и Виктория Зубковы

Мама — Юлия, папа — Роман

Старший сын — Эдуард

Москва


Когда я забеременела во второй раз, сыну было 6 лет. Первое УЗИ показало двойню. Узнав, что стану многодетной мамой, я рыдала — никогда о таком не мечтала, а зря — это такое счастье! Стоило мне смириться с этим статусом, как выяснилось, что будет тройня. Муж вообще долго не верил, что с нами такое могло произойти. Его родители говорили, что это от Бога, а мои были категорически против, хотя теперь внучек обожают и в помощи никогда не отказывают.

Самое сложное — это, пожалуй, целыми днями слушать споры, кто первой будет причесываться, умываться, садиться в машину и так далее. Оставить дочек одних можно максимум на пять минут, потом начинаются бои без правил. Бывает, очень хочется хорошенько наорать, но я учусь себя сдерживать, ведь знала же, на что шла. Одеваем девчонок одинаково: каждой хочется кофточку, юбочку и платьице, как у сестры. Я и сама обожаю одеваться с ними в одном стиле. Всю одежду на ярлыках подписываем буквами «С», «В» и «Л», иначе если одна вещь потеряется, втроем голосят, что положили на место. Вику и Леру мы до сих пор иногда путаем, хотя, если внимательно присмотреться, различить их не так трудно, а Саша внешне совсем другая.

Никаких особенных льгот у нас нет: молоко до 7 лет, бесплатный сад и проезд на общественном транспорте, ну и какие-то копейки на всех четверых ежемесячно. Как мы ни бились, квартиру нам не дали — даже на очередь не поставили, няню тоже не выделили, хотя раньше, насколько я знаю, у родителей тройняшек такие привилегии были. В поликлинике нас по договоренности обслуживает заведующая, но когда ее нет, идем к врачам без очереди. Разумеется, много недовольных, кто-то возмущается: «Наш меньше ваших, что, постоять не можете?», другие грудью на амбразуру: «Не пропустим!», а я молчу и все равно захожу.

У меня два высших образования, но пока полностью посвящаю себя детям и по мере возможности помогаю мужу вести семейный бизнес по прокату мерседесов VIP-класса. Вообще, работа на дому мне нравится: свободный график, который сама же и планируешь, плюс трудишься исключительно на себя, а это здорово стимулирует. Мама мне периодически устраивает отпуск, когда видит, что я на грани. Первый раз мы с мужем летали в Египет, когда девочкам было всего 9 месяцев, 10 дней с малышами сидели мои родители, а когда отдыхали в Турции, помогли родители мужа.

Артем, Максим и Матвей Кузнецовы

Мама — Александра, папа — Виталий

Старшая дочь — Маргарита

Сосновый Бор (Ленинградская область)


Я всегда хотела троих детей, а получилось на одного больше. Мама у меня — двойняшка, и все же тройня для нас с мужем стала полной неожиданностью, особенно после старшей дочери. Близкие не сразу поверили и не рассчитывали на счастливый конец, думали, что не все выживут или не совсем здоровы будут. Но я никого не слушала и была уверена в обратном. Мне сделали кесарево на 32-33 неделе под общим наркозом.

Восстановилась я довольно быстро — хочешь не хочешь приходилось часто вставать к детям. А вот от кормления грудью после дочери отказалась, да и не была уверена, что у меня получится, поэтому мальчики ели смесь. По-моему, мамы, кормящие двойню или тройню молоком — героини с невероятным запасом терпения. Уложить пацанов спать было тоже весьма проблематично. Вечером вместе с мужем еще как-то справлялись, а вот днем в одиночку было очень тяжело.

Когда родилась Рита, мы жили с родителями в трешке. Мама помогала мне, учила пеленать, ухаживать за дочкой, ночами укачивала ее, когда она сильно плакала. А вот мальчишки приехали уже в собственную однокомнатную квартиру, где мы счастливо прожили полтора года. Потом от работы мужа нам выделили трешку. На второго ребенка мы получили материнский капитал, а на последующих еще по 100 000. За садик и коммуналку тоже меньше платим, и один раз в аптеке лекарство по рецепту бесплатно выдали.

Не всегда, но одежду сыновьям обычно покупаю одинаковую. Перед прогулкой приношу им вещи в комнату и говорю: «Кто что наденет?», а они уж там сами между собой разбираются. Игрушки тоже лучше брать в тройном экземпляре, а то обид потом не оберешься. Сейчас они уже сами выбирают, кто что хочет, но по приходу домой игрушка брата становится интереснее, и начинается бой. Предмет для спора всегда найдется: чашки, тарелки, конфеты, где чья подушка, чья мама, какой мультик смотреть, кто где сядет, кто будет выключать телевизор… На все это, конечно, уходит масса сил и нервов.

По характеру мальчики очень разные. Максим — тихий, предпочитает спокойные игры, книжки, конструкторы, если уж шалит, то в одиночку. Матвей — добряк и весельчак, любит себя и свое тело, обожает подвижные игры, а еще постоянно распевает песни или просто кричит. Артем — лидер и забияка, вожак стаи, никогда не ябедничает, хоть и самый младший. Он наказывает, он же и защищает, и все его слушаются. Тема любит готовить и помогать по хозяйству, думаю, вырастет хорошим семьянином. В общем, все очень разные, под каждого приходится подстраиваться.

Дети — это большой каждодневный труд, к которому привыкаешь и, уже не замечая груза, делаешь все на автомате. При этом даже представить не можешь, как ты жил без них. Когда ребенок один, больше боишься за него самого, а когда их становится четверо, опасаешься уже за их окружение — как бы ничего не спалили.

Артем, Анастасия и Алиса Захарченко

Мама — Наталья, папа — Виталий

Москва


Что может испытать будущий отец, узнав о тройне? У меня был шок. Мы с Наташей очень хотели детей. В армии тогда совсем не платили, а семью надо было кормить, поэтому из офицера запаса мне пришлось переквалифицироваться в бизнесмена. Когда жена забеременела, весила 42 кг, и врачи настаивали на редукции. Супруга очень переживала и постоянно плакала по этому поводу. Но я верил, что все будет хорошо, и говорил ей это по сто раз в день, пока она не успокоилась. Стал работать дома, чтобы постоянно быть рядом. О тройне мы сначала никому не говорили. Теща узнала примерно к середине срока, а своему отцу я сообщил всего за три месяца до родов, но никаких особенных эмоций в ответ не возникло. С родителями у меня сложные отношения, внуков они до сих пор ни разу не видели. В первый год, когда было совсем тяжело, приезжали помогать подруги жены, иногда даже ночевали, потому как мы просто с ног валились — это был полный неадекват! Вариант с няней даже не рассматривался: во-первых, на примере дочери от первого брака я знаю, что ни одна няня не сравнится с родным человеком, во-вторых, менять их наверняка пришлось бы часто, а это уже лишние хлопоты, ну и в-третьих, это слишком дорого, учитывая, что жить нам приходится на съемной квартире в Москве. Полтора года назад власти обещали оформить субсидию на покупку жилья, но пока очередь только растет.

Помимо стандартных льгот (молочная кухня, бесплатный проезд, скидки на коммунальные услуги, билеты в театр, музей и так далее), нам удалось выбить льготы на транспортный налог и бесплатную парковку в Москве, а еще под Новый год дети получили подарки. Но чтобы пользоваться всеми этими «благами», мы должны считаться малоимущими, то есть мой оклад не может превышать что-то в районе 40 тысяч, и это на пять человек. Получается, что государство мне не дает работать официально за нормальную зарплату — разве не идиотизм?

Домашние дела в основном на жене. Готовить я люблю, поэтому иногда все же заступаю в наряд по кухне, еще реже могу убраться, но без особого энтузиазма. Уборку игрушек раз в день я не считаю помощью, так как жена их собирает практически круглосуточно. В супермаркете даже сейчас с детьми сложно: разбегаются, берут кому что надо. Пытаемся их приучить к дисциплине, но пока получается не очень. А до этого все три года по магазинам только я и только со списком. Совместный досуг проводим за активными играми: если погода плохая, папа обычно выполняет роль или лошадки, или батута, а когда уже нет сил играть, приходится развлекать их пазлами, рисунками и книжками. Мультики включаем крайне редко: либо вечером перед сном на полчаса, либо в машине и только старые советские. Вообще, когда я дома, дети сильно дурят, постоянно шум и гам стоит. Мама говорит, при ней такого не бывает. А потому час в таком режиме это как неделю прожить. С девочками мне, конечно, проще — они папу с первого взгляда понимают, а вот сын как-то ближе к маме. Думаю, это временно — сыновья почему-то все лет до пяти очень привязаны к матерям. Я никогда не думал о том, сколько в моей семье должно быть детей. Считаю, что каждому дается по силам, ровно столько, сколько человек может вынести.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе