Простите, но мы тоже собираем cookie, а еще данные об IP-адресах и местоположении. Без этого наш сайт не будет работать.
Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.

«Чувство вины расцвело так пышно, что места для меня в моей жизни уже не было»: история мамы, которая прошла путь от депрессии к родительскому счастью

Мы много говорим о трудностях, с которыми можно столкнуться на родительском пути. Для кого-то это может быть нарушение ментального здоровье, для кого-то — выгорание, а для кого-то — социальная изоляция. Но часто препятствия, которые портят нам родительский опты, возникают там, где их совсем не ждешь.
24 июня 2022
Читатели НЭН
Автор: standret | Источник: Adobe Stock
Автор: standret | Источник: Adobe Stock

Наша читательница Анна Шайхутдинова рассказывает о том, как идеально начавшееся материнство в какой-то момент привело ее к депрессии и постоянному чувству вины перед ребенком, но в итоге все-таки подарившее ей счастье.

Пять лет назад я впервые стала мамой. Беременность проходила прекрасно: ребенок был желанным, не было токсикоза, я чувствовала легкость — за все время набрала семь килограммов (которые, наверно, уже в роддоме исчезли), близкие поддерживали, все шло своим чередом.

Роды тоже прошли легко: в 38 недель, за несколько дней до родов начались схватки, которые постепенно стали регулярными, и тогда мы с мужем поехали в роддом. Ночью (через часов 12 после приезда) я родила дочку. Мне сразу приложили ее к груди и мы чувствовали себя хорошо. У меня не было страха, что я не справлюсь, было ощущение, что я иду своим путем и я на своем месте.


Через три дня нас выписали. Мы приехали домой и я ощутила, что наш дом с появлением дочери стал «настоящим». В нем стало уютнее, что ли.


С точки зрения быта ничего не изменилось: я также занималась домашними и всеми остальными «женскими» делами. Муж работал и насколько мог помогал с ребенком и домом. Также к нам два раза в неделю приезжала моя мама из другого города на полдня и занималась внучкой.

Дочка была у меня на грудном вскармливании до полутора лет. Она у меня родилась летом, так что мы с ней гуляли по пять часов в день (как завещали правила ухода за ребенком), ежедневно наматывали по десять километров, купались каждый вечер, много разговаривали, много читали (с ней я впервые прочитала всего «Гарри Поттера»). Дочка почти постоянно была с мной на руках и имела доступ к груди в любое время дня и ночи.

Также я решила, что я останусь такой же интересной и разносторонней личностью как и до родов, поэтому при редких встречах с друзьями я не грузила их разговорами о детях, а с мужем старалась оставаться «женщиной», а не ворчливой тетенькой. И еще я решила подрабатывать из дома, чтобы вносить какой-то материальный вклад в семью.


(Сейчас читаю все это и веселюсь: какая я была замороченная).


Ну так вот, все было хорошо, но когда дочке было примерно семь месяцев, я поймала себя на том, что я лежу на кровати, реву и думаю: вот бы со мной что-нибудь случилось, потому что у меня больше нет сил. Но, оказывается, силы были. Через месяц во время сборов на прогулку дочка скатывается с кровати и ломает ногу — бедренную кость.

Ей сделали гипс и после этого ко всем новым заботам добавилось всепоглощающее чувство вины — я ее не уберегла.

Интересное по теме

Он упал с кровати, это был худший день в моей жизни! Колонка в поддержку родителей, которые «не уследили»

Время прошло, дочка заново научилась ползать, вставать, ходить и жизнь вернулась вроде бы в прежнее русло. Только с обретенным чувством вины. С ним на тот момент я уже привыкла жить. Мы также гуляли, читали, готовили, купались и так далее.

На очередной прогулке (дочке был год и девять месяцев) она снова (но уже на ровно месте) ломает ногу. Бах! Мой мозг взрывается. В этот раз — три недели недели на вытяжке, а после три недели в гипсе. Дочка стала заново учиться ходить. К тому же, за эти полгода происходит несколько болезненных для меня событий. Такого трэша я еще не встречала. Тут меня стало бомбить по полной.


Я провожу с дочкой все время и не могу уберечь даже при отсутствии видимой опасности. Тут чувство вины расцвело так пышно, что места для меня в моей жизни уже не было.


У меня начали дергаться оба глаза. В один момент я не выдержала и с орущей дочкой на руках пошла к неврологу. Строгий врач сказал, что надо приходить без детей. Но я сквозь дочкин крик и свои слезы сказала, что у меня больше нет сил. Мне прописали психотропный препарат, который очень быстро помог.

В то время я не читала про послеродовую депрессию. А если бы и прочитала, то подумала, что это не про меня — я ведь человек позитивный и всегда найду чему порадоваться. Но вспоминая этот период спустя время я понимаю, что это была она самая.

Интересное по теме

Как распознать депрессию и ПТСР после родов — памятка от психологини Веры Якуповой

С момента приема препарата у меня появились силы разобраться в тем, что же со мной происходит. С этого времени я начала разбираться со всевозможными специалистами, какие-то помогали исцелять внутреннюю боль, какие-то были бесполезны. В конце концов я нашла для себя ответы и научилась жить по-новому, умея заботиться, прощать и беречь себя.


Стоит ли говорить, что мне больше не хотелось рожать и проживать всевозможные тяжелые состояния? Я думаю, это вполне логично.


Но жизнь намного интереснее любого фильма. И год назад, когда дочке было четыре года, я поняла, что хочу прожить опыт материнства заново: я хочу многое сделать по-другому, я хочу на деле применить все то, что узнала, исцеляя себя. И вот три месяца назад, я снова стала мамой.

Младшая дочка родилась в 36 недель, и нас две недели дополнительно наблюдали в стационаре, чтобы убедиться, что она хорошо прибавляет в весе. И знаете, не считая того, что я очень переживала, что моя старшая дочка еще никогда так долго не была без меня, я очень хорошо провела эти две недели. Я только кормила дочку и отдыхала сама. Дочка плохо прибавляла в весе на ГВ и я решила попробовать ИВ.

ИВ — это отдельное шедевральное открытие в моей жизни. Со старшей дочкой я придерживалась диеты и вкупе с тем, что мы много гуляли, я вместо своих привычных 52 весила 45 килограммов. Я была измождена и тем, что я постоянно должна была кормить или сцеживаться.

И, честно говоря, я не могу сказать, что испытывала удовольствие и наслаждение от кормления грудью, для меня это было задачей, которую я должна выполнять. До полутора лет дочери я не спала ни одну ночь.

Интересное по теме

«Я не жила, я сцеживала»: история матери, чья лактация оказалась сплошным мучением

Сейчас же я получаю огромное удовольствие, когда намешиваю смесь и кормлю дочку из бутылочки. Мне нравится, что мое тело остается моим. Мне нравится, что я могу отлучиться и ее могут накормить папа или бабушки. Мне нравится, что я могу есть, то что я хочу. Мне нравится, что я могу лечиться, когда мне это нужно (с первой дочкой из-за ГВ я дотянула лечение варикоза до того, что вместо пары уколов мне через год уже пришлось делать операции, со второй дочкой я сразу занялась здоровьем и в первый же месяц прошла все обследования и уже сделала операцию, связанную с послеродовыми изменениями).

Мне нравится, что дочка спит ночью по шесть-семь часов. И мне нравится, что у нее хороший аппетит, отличное пищеварение и стабильный стул. За подбор смеси я бесконечно благодарна неонатологу, который наблюдал нас в стационаре. С младшей дочкой я все проживаю по-новому.


Еда, сон и уход за собой теперь у меня в приоритете. Я больше не геройствую.


Если честно, сейчас я действительно счастлива быть мамой двух самых лучших для меня дочек.

Чему меня научила жизнь за это время? Честно говоря, очень многому. Да, быть родителем интересно. Да, быть родителем радостно. Да, быть родителем тяжело. Да, быть родителем больно. Наверное, в этом всем и проявляется красота жизни.

И я ни за что не променяю ту глубину и силу жизни, которую я познала с появлением детей. Все, что я хочу сказать: берегите себя, вы — единственное что у вас действительно есть. И ваша жизнь стоит того, чтобы ее прожить!

Мнения «Мама продала нас папе оптом»: в Твиттере вспоминают развод родителей
Пользователи Твиттера запустили тред, в котором они делятся историями развода своих родителей. Одни в это время становились свидетелями сильных пережи...
Мнения «Давать сдачи — это порочная практика, которая лишь усугубляет проблемы, а не решает их»: колонка о том, как взрослые поддерживают насилие в детских коллективах
Мы писали о том, что «давать сдачи» — практика, которая приводит только к круговороту насилия в детском коллективе. Да, не все и не сразу смогут принять мысль о...