Главное — поступить? Колонка о культе высшего образования

Личный опыт Иры Зезюлиной.

На картинке: ребенок, книги, академическая шапочка. Коллаж Насти Железняк для НЭН
Коллаж Насти Железняк

Лето. Мне только исполнилось 17 лет и я окончила школу. Мы с мамой приехали в университет, где когда-то учился папа, брат, а теперь хорошо бы поступить и мне. Я смотрю на список специальностей, названия факультетов и ничего не понимаю. Кем я буду? Чего я хочу? Я выбрала самое красивое название в списке факультетов — «Мировая экономика» — и поступила.

Мечтала ли я стать экономистом? Нет. Был ли мой выбор осознанным? Нет. В моей школе выпускников, которые точно знали, кем хотят стать, было совсем немного: девочка со спортивными наклонностями шла на факультет физической культуры и спорта, еще одна точно хотела поступить в музыкальное училище, и была подружка-отличница, с детства мечтавшая стать врачом. Все.

Все остальные находились в состоянии поиска, точнее, я бы сказала, растерянности, потому что время пришло, нужно принимать решения, но личного опыта, необходимого для принятия этих решений еще нет. Зато все точно знали, что поступить куда-то нужно. Иначе позор!

Вся эта вступительная лихорадка серьезно нервировала и не давала шанса подумать, чего же на самом деле хочется. Главное — поступить!

Интересное по теме

Учеба убивает: колонка о том, как хорошие оценки превращаются в смысл жизни

Откуда в нашей стране культ высшего образования

В СССР хоть и воспевали равенство, все равно существовал серьезный разрыв между процветающим средним классом (как раз люди с высшим образованием) и всеми остальными. Манеры, речь, ценности и даже условия жизни серьезно отличались.

Поэтому получение высшего образования для многих стало возможностью выбраться из деревни с туалетом на улице и получить уже те блага, которые до этого были недоступны.

Многие из наших родителей выросли с этим убеждением и растили нас в системе этих же координат. Со временем сложилось общее убеждение, что высшее образование — панацея от нищеты и плохой жизни.

Лишь бы поступить

Мы выпускались из школы в уверенности, что успешные и счастливые — это поступившие хоть куда (главное, чтобы в вуз), а не поступившие — неудачники, обреченные на подметание улиц. И решать надо прямо сейчас! Варианта, где ты не поступаешь, потому что еще не понял, чего хочешь, просто не было.

Что-то слишком много невероятно важных решений для семнадцатилетних людей.

Я поступила и действительно чувствовала себя успешнее тех, кому так не повезло. Правда, когда пришло время искать работу, оказалось, что все, к чему меня готовили, жутко неинтересно. Вот прям совсем. Пять лет я зазубривала предметы, чтобы сдать зачеты, закрыть сессию и перейти на следующий такой же непонятный и неинтересный для меня курс. Пять лет я считала себя лентяйкой, потому что не хотела учить то, что нужно было учить. А потом еще пять лет я работала на нелюбимой работе с ощущением, что живу чужую жизнь.


Неужели это и есть та взрослая, интересная, насыщенная жизнь, про которую рассказывали на школьном выпускном?


Только сейчас, через 11 лет после окончания университета, я поняла, что просто училась не там. Я сделала неудачный выбор, и это неудивительно при том давлении, которое оказывалось на абитуриентов.

Интересное по теме

«Школа должна подстраиваться под ребенка, а не ребенок — под школу»: история «Саммерхилла»

Значимость высшего образования в нашей стране преувеличена

Нет, безусловно, оно важно, но не настолько, насколько это преподносилось в школьные времена. Давайте честно, оно не все решает, и не всем вообще нужно.

В моем (уверена, и в вашем) окружении полно людей без высшего образования, но они на своем месте, они работают руками и делают невероятные (и очень дорогие) вещи. Еще есть люди с высшим образованием, которые ходят на работу как на каторгу и получают за нее копейки. И есть друзья с вышкой, которые в корне сменили специальность уже в сознательном возрасте (я в их числе).

Так что история про то, как открываются все двери перед людьми с «корочкой» — полная фигня. По крайней мере, в наше время и в нашей стране. Они открываются перед теми, кто знает, чего хочет. Такие дела.

А чтобы это узнать, нужно пожить, наполниться какими-то эмоциями (кроме страха, что не поступишь), в этом плане американская практика gap year (это когда выпускникам школ дается год, чтобы поработать, попутешествовать и понять, чего они хотят) кажется не такой уж и плохой идеей.

Я не жалею, что училась пять лет в университете: я действительно узнала многое, что помогает мне в жизни (например, получаю налоговые вычеты с первого раза), познакомилась со «своими людьми» и научилась пить как конь (привет, студенческое общежитие номер три). Но я абсолютно уверена, что не хочу, чтобы моя дочь выбирала будущее в стрессе и по красивому названию.


Поступать в университет можно в любом возрасте, и классно, если это будет осознанный выбор.


Моей дочери еще нет и пяти, но я точно знаю, что ей скажу, когда придет время выпускаться из школы:

Доченька, ты умная и замечательная девушка, у тебя впереди еще много времени. Если прямо сейчас ты не поняла, чего хочешь — не поступай просто потому, что так надо. Высшее образование, любое, даст тебе определенную базу знаний, они, возможно, тебе пригодятся. Но это точно не главное событие в жизни. И не последнее.

Лучшие годы не равно студенческие годы. Высшее образование не равно успеху. У тебя все впереди! Мы поддержим любой твой выбор и понимаем, как это сложно. У тебя все получится! Люблю! Твоя мама с высшим экономическим образованием, которая зарабатывает на жизнь историями.

Впервые текст был опубликован в Chips Journal 28 июня 2021 года.

Ликбез «Он умирает. Он умрет. Вам надо это сказать». История Льва Федоренко и его мамы, которые два года ждали донорское сердце
Мальчика спасти не удалось, а Минздрав РФ теперь требует с матери девять миллионов рублей за «необоснованные траты».
Ликбез 5 причин завести ребенку собаку
Как понять, что малыш готов к уходу за питомцем, и какие породы собак больше всего подходят детям?