Редакция
25 May 2021

Когда станет легче с ребенком? У нас две новости — хорошая и плохая

Родительство — это сложно. С первого дня колик и до выпускного в детском саду, а потом в школе люди утешают друг друга: «Ну-ну, скоро станет легче». Авторка проекта «Мама инкогнито» Анна Прошина опубликовала пост о том, что легче — это не про возраст.
Коллаж Анастасии Березиной
Коллаж Анастасии Березиной

Сын Анны проходит кризис трех лет, успешно игнорируя хитрые родительские методики вроде «выбора без выбора». «Шорты какого цвета ты наденешь?» — спросила мама, но сын не растерялся и закатил истерику о том, что хочет идти в штанах, в крайнем случае — в колготках.


Авторка вспоминает: «Когда Димке был месяц, я спросила у мамы: „Когда станет легче?“ Она отшутилась: „Тебе тридцать, а мне все еще не легче“».


Эта история помогла Анне осознать, что проще — это действительно не про возраст ребенка. Дети растут и постоянно меняются, а с ними — спектр родительских тревог. Если в первый год волнуют плохой сон и младенческие запоры, со временем фокус смещается на социализацию в детском саду, успеваемость в школе, подростковые бунты и первую любовь.

Если под «легче» подразумевать блаженное состояние до рождения ребенка, когда эта тревога еще не поселилась в вашей голове, то нужно признать: легче не станет.


Но есть и хорошая новость: не надо ждать шести месяцев, полутора лет или какого-то еще фантастического рубежа, за которым жизнь резко станет легче.


«Все намного проще,  — считает Анна. — У тебя есть моральные силы и ресурс? Поздравляю, твое „легче“ наступило. Нет сил и ресурса? Делай все, чтобы их обрести. Тогда у тебя будут силы и на кризисы, и на истерики. А там и материнский дзен замаячит на горизонте. Потому что если нет моральных сил, тебе пипец».

История Марины Сосиной — лишнее подтверждение тезиса о маске, которую сначала нужно надеть сначала на себя: «Когда у меня внутри все хорошо, любой крик, истерика вызывают даже умиление: „Ты мое солнышко, такая забавная, зачем ты пытаешься сдвинуть с места гирю?“ Но вот это „хорошо“ разбивается об очередную аллергию и потерю веса у ребенка. Я сама потеряла пять килограммов. Сил ни физических, ни моральных, руки опустились. И теперь в голове чаще: „Не хочу тебя видеть, уйди, ори, сколько хочешь“».

«Каждый раз, когда нахожусь в ресурсе, и ребенок истерит, то я вспоминаю вас, Анечка. Когда есть силы, то любые истерики не такие уж страшные и бесячие»,  — соглашается с авторкой Татьяна.


Кризисы и спокойные времена сменяют друг друга, и это нормально. Главное — помнить, что ни одно из этих состояний не будет длиться вечно.


«Сыну одиннадцать месяцев. Пару месяцев было затишье. Было мне счастье. Но сегодня, когда он лихо дополз до коврика у двери и решил его лизнуть, я поняла, что кризис не за горами. Если не его, то мой точно», — пишет Дарья Исмакаева.

Конечно, совсем печально, когда понимаешь, что лучше уже было: «Читала, что после года легче, но моему одиннадцать месяцев и я офигеваю с каждым днем. Ни секунды покоя, только когда спит. А месяцев до семи был очень спокойным ребенком и было как-то полегче», — вспоминает Танюша Федорова.


Все дети и родители разные, и в некоторые спокойные периоды удерживать ресурсное состояние проще. Но кризис все равно наступит, поэтому лучше заранее продумать пути к восстановлению сил.

Для этих целей мамам часто рекомендуют всякую чушь, вроде СПА и маникюра. О том, как понятие заботы о себе, появившееся как важный инструмент в борьбе за женские права в 60-е годы, стал инструментом продаж — а заодно о том, как действительно матерям можно поддержать себя, читайте в колонке Эрин Пеплер.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе