Редакция
27 July 2020

Working Moms: фотопроект о том, как живут работающие матери в России

Честный и пронзительный материал от наших коллег из проекта СелфМама и фотографа Дмитрия Никитушкина.

На протяжении всей истории человечества женщины умудрялись управляться одновременно с огромным количеством дел и параллельно растить детей. Продолжают они это делать и сегодня, проявляя изобретательность, силу и при этом нежность, помогая и поддерживая друг друга.

Иногда за этим выбором (совмещения) стоит вопрос следования своему призванию — к счастью, сейчас таких мам появляется все больше. Иногда (к сожалению, чаще, чем хотелось бы) за таким выбором стоит вопрос выживания. Бывает по-разному.

Дмитрий Никитушкин, фотограф из Москвы, на примере своей семьи увидел и почувствовал, чего стоит выбор быть работающей мамой маленького ребенка. С появлением дочери он вместе с женой погрузился в тему совмещения работы и материнства и увидел, что это непросто, но возможно. Так родился его авторский фотопроект «Working moms в России».

С Дмитрием нас познакомили наши коллеги из проекта СелфМама. Они в свою очередь познакомились с ним на СелфМама Форуме в 2019 году, он пришел на мероприятие и снимал мам с детьми — посетительниц.

Наблюдая за своей супругой, Дмитрий почувствовал, как сложно женщине найти баланс между работой и заботой о ребенке. При этом он был невероятно восхищен ее силой духа, ведь, несмотря на все препятствия, она не сошла с выбранного пути. Эта маленькая драма жизни и вдохновила автора на создание фоторепортажа о жизни российских мам, которые совмещают материнство и работу, о трудностях с которыми им приходится сталкиваться и о том, как они эти трудностипреодолевают.

Так началась история про работающих мам — от директора по персоналу до девятнадцатилетней матери двоих детей, которая зарабатывает на жизнь курьером по доставке еды.

Четный авторский фотопроект Дмитрия Никитушкина «Working moms в России». Текст автора.

Working moms в России

В апреле прошлого года у нас родилась дочь. Декрет перед рождением и месяцы после рождения были перерывом в карьере моей жены. В своей карьере она добилась гораздо большего, чем я в своей. И если бы не разные прочие обстоятельства, то выгоднее и справедливее в декрет было бы отправиться мне. Если бы мы жили в северной Европе, то так бы и случилось.

Реорганизация структуры в компании Наташи ставила под угрозу ее возвращение, если бы она задержалась в декрете надолго. Это первая причина. Вторая причина — Наташа хотела оставаться и дальше финансово независимой. Третьей причиной был привычный уровень жизни — если бы она засела в декрет, то мы бы, конечно, не голодали, но стали бы жить значительно скромнее.

Поэтому Наташа вышла на работу, когда нашей дочери исполнилось только пять месяцев. Сначала была неполная рабочая неделя, но потом рабочая неделя стала полной. Начались командировки. Начались угрызения совести у Наташи, что она недостаточно работает, и в тоже время недостаточно времени уделяет дочери.

Я был свидетелем этих компромиссов, свидетелем того, как Наташа умудряется везде успевать и как тяжело ей было. В нашей морозилке появились запасы замороженного грудного молока в пакетиках. В командировки с собой приготавливался молокоотсос.

На работе ей приходилось сцеживаться не в самых для этого приспособленных местах. Я был свидетелем и снимал нашу, а больше Наташину жизнь.

Чем больше я пытался помогать и погружался свидетелем в проблему материнства и работы, тем очевиднее становилось, что для умной, успешной и активной женщины материнство — это своего рода западня, в которую она рано или поздно попадает, и это кардинально меняет ее жизнь. Что же говорить об одиноких женщинах с младенцем на руках.

В это время мы наблюдали драму одной коллеги, которая тоже сделала приличную карьеру, но которая бросала эту карьеру, чтобы стать домохозяйкой, потому что ее менее трудолюбивый и удачливый муж вечно попрекал ее тем, что для нее работа важнее семьи. Когда она задерживалась на работе или улетала в командировку, он настраивал против нее детей: маме работа важнее.

Так началась история про работающих мам. Я начал искать других героинь, которые совмещают материнство и работу. Кто-то продолжал работать, потому что карьера, или призвание, а кто-то работал, чтобы выжить, потому что другой родитель бросил ребенка и маму без содержания.

Так я продвигался в этой истории от Наташи, моей жены, до Лады, девятнадцатилетней матери двоих детей, которая зарабатывает на жизнь курьером по доставке еды, муж которой не работает, а играет в компьютерные игры.

Наташа. Директор по персоналу.

Наташа — директор по персоналу в международной сельскохозяйственной компании. Ее работа состоит, если глядеть со стороны, из нескончаемых совещаний и телеконференций, командировок и по стране, и за границу.

До беременности и родов Наташа еще успевала учиться в России и за границей ресторанному делу, проходила стажировки в ресторанах.

Она была на всех значимых балетных постановках в России, раз в год улетала с друзьями в разные страны для скалолазания.

А потом родилась дочь. Наташа утонула в материнстве на несколько месяцев, пока не пришлось выходить на работу. О причинах я уже писал выше.

Вечерняя скайп конференция.

Часто вечерами работа продолжается дома, потому что некоторые коллеги в других часовых поясах продолжают работать или только приступают к работе. В нашей не самой большой квартире часто такие телеконференции проходят в присутствии дочери. Ее коллеги уже привыкли, что помимо Наташи в разговор может вклиниться младенец.

До ковида было много командировок.

Наташа часто летала в Польшу и в Голландию. Чаще всего она старалась улететь рано рано утром, а уже поздно ночью вернуться. Вернуться и всю ночь просыпаться и подкармливать грудью дочь. А если улетать приходилось с одной или двумя ночевками, то с самой Наташа брала объемный чемодан, который возвращался с пакетиками с молоком, проложенными холодным пивом, которое покупалось в супермаркете аэропорта или перед ним, чтобы как можно дольше сохранить низкую температуру в сумке с пакетиками молока. До перелета назад молоко собирается в специальные пакетики и хранятся в минибаре в номере отеля.

Молоко в минибаре. Целая неделя в командировке.
Наташа в коридоре типового бизнес-отеля в Амстердаме.

Мы научились с Наташей согласовывать друг с другом графики своих командировок, чтобы кто-то их нас оставался дома. Это привело к тому, что мы практически имели возможность встречаться только по выходным.

Весной 2020 года случился карантин из-за вируса. Наши поездки закончились на время.

Аня. Директор по продажам в сельскохозяйственной компании.

Старший сын Ани скоро закончит школу. Младшему было только четыре месяца, когда Аня вышла на работу. Дома с ребенком Ане помогает няня. Когда случилась пандемия и встала необходимость работать из дома, а няне было опасно добираться каждый день на общественном транспорте до квартиры Ани, Аня со всем семейством переехала временно к родителям на Урал.

Пока-пока.

Даша. Видеограф-фрилансер.

И Даша, и ее муж, Дима, работают из дома. Старший сын ходит в детский сад, а младшая дочь, еще никуда не ходит — только недавно научилась переворачиваться на животик.

У Даши и Димы каждый день расписан поминутно: подъем, завтрак, работа Димы, выгул

собаки, сборы в садик, поход в садик, работа Даши, Дима гуляет с ребенком, и так далее и так далее. Когда Даша выезжает на съемки, то с детьми остается Дима. Когда Даша с детьми, Дима занимается своей работой.

При всем при этом у них в квартире всегда идеальная красота и чистота. Даша ведет популярный инстаграм-аккаунт и снимает маленькие фильмы про то, как Данька готовит. Эти ролики можно смотреть бесконечно.

Анна Михайлова, специалист по музейному делу.

Аня защитила диссертацию в Англии, участвовала в десятках конференций, придумала и

устраивала дринкинги для музейщиков. Когда у Ани родился сын, она постаралась жить в том же ритме, что и раньше, но уже на конференциях и прочих музейных мероприятиях появлялась с сыном. Аня организовывает вебинары, пишет статьи и помогает нашим музеям становиться современными.

Пока Аня читает лекцию, сын на руках у бабушки.

Анна, реставратор фотографий.

У Ани старший сын учится в младших классах школы. А младшему на момент нашего знакомства не было года. Аня воспитывает детей одна, ей помогает только ее мама. Официально Аня в декретном отпуске, ее постоянная работа — реставратор в музее фотографии в Санкт-Петербурге «Росфото». Сейчас Аня зарабатывает тем, что реставрирует фотографии для частных коллекционеров. Эту кропотливую работу можно делать только тогда, когда дети спят. Кроме того, Аня — фотограф, ее основные темы: домашний арест, дети и путешествия в Европу. Каждую лишнюю копейку Аня откладывает, чтобы раз в год съездить во Францию или в любимую Италию.

Домашняя лаборатория, она же мастерская.
На выставке Наппельбаума.
Аня и ее работодатели — коллекционеры старых фотографий.

Катя. Сотрудница благотворительного фонда.

У Кати двое детей. Сейчас она официально в декрете, но продолжает работать в фонде «Мамы Казани». Катя помогает детям, оставшимся без родителей, и семьям, попавшим в трудную ситуацию. Катя мне рассказала про две их инициативы: волонтеры фонда шьют одеяла из лоскутков, каждое одеяло не похоже на другое, такие одеяла дарят детям в хосписе, тобы у ребенка было не казенное, а свое собственное одеяло; и еще Катя сколлегами собирают «Коробки храбрости», в этих коробках разные мелкие игрушки и подарки, которые дарятся детям в хосписе после того, как они в очередной раз проходят через какую-то болезненную или неприятную процедуру.

Раз в неделю или чаще Катя со своими детьми едет на общественном транспорте на другой конец Казани, чтобы в фонде помочь с документами. В квартиру Кате свозят волонтеры из разных организаций игрушки и подарки, чтобы она их собрала в «Коробку храбрости», а потом передала в хоспис.

Кроме того, Катя помогает слабовидящим детям научиться рукоделию. Катя не бросила с декретом свою работу, потому что «кто если не я».

Яна и Марина.

В Москве есть благотворительная организация, помогающая мамам с детьми, которые оказались на улице, или без средств к существованию. Бывает так, что родители или мужья выгоняют из дома женщин, забеременевших девчонок. И тогда им остается только бродяжничать или искать какого-то приюта. Такой приют дает «Дом для мамы» православной службы «Милосердие».

Беременная женщина или женщина с ребенком там может временно жить, пока сотрудники. фонда не помогут снова встать на ноги — помириться с семьей, найти съемное жилье и организовать какой-то доход. В доме кормят, дают необходимое маме и ребенку, могут оказать юридическую помощь, проводят обучающие разным профессиям мастер-классы.

Яна и Марина познакомились в «домике», так они называют приют. Потом они сняли пополам квартиру. У Марины началась налаживаться жизнь. Она вышла замуж и теперь растит своего ребенка не одна. Марине не помогают ее родители, не помогает и не платит алиментов биологический отец ее ребенка. Марина не работает в привычном понимании: она присматривает за своим ребенком и ребенком Яны, которая работает полный день.

Квартиру снимают далеко за МКАДом, а работа Яны на другом конце Москвы.

У Яны и Марины отношения не безоблачные. Марина тоже хочет работать, хочет уже жить отдельно. А Яне без помощи не прожить. Она после нашей встречи потеряла работу — она работала бариста в кафе при автосалоне одного люксового бренда. Потом она подрабатывала маникюршей. Но в любом случае таких доходов не хватит на отдельное съемное жилье и няню. Поэтому Яна постоянно ищет с кем вместе снимать жилье. Яна из Донецка и у нее нет российского гражданства. На родине с родителями остался ее старший сын.

Яна рассказывает, как правильно должен выглядеть капучино. Ее научили тонкостям
Нечаянно Яна брякнула что-то, что очень расстроило Марину.
На общей кухне.
Марина с дочерью.

Лада. Курьер. Доставка еды.

К девятнадцати годам у Лады уже двое детей. Кроме средней школы у нее нет образования. Ее муж — одноклассник. Оба они из Ростова-на-Дону. В Москву приехали в конце лета 2019 года (НЭН рассказывал ее историю тут — прим. ред.)

На тот момент Лада была беременна вторым ребенком. В Ростове она уже подрабатывала в доставке еды из ресторанов. Имела успех — на местных форумах постили фотографии курьера с рюкзаком Яндекс.Еды или Деливери Клаб и с ребенком в коляске. Успех был бы еще больше, если бы ростовчане знали, что курьер еще и беременна.

Ладе слава небезразлична. Она поехала в Москву, кажется, именно за славой. В Москву она захватила с собой мужа. А муж захватил с собой игровой компьютер. Он нигде не работает — он играет в танчики.

О Ладе мне рассказали в «Доме для мамы». Рассказали, как о чем-то невероятном: к ним приходила на последнем сроке девочка с ребенком в руках и с рюкзаком Яндекс.еда на спине.

Мне дали ее телефон. Лада с удовольствием согласилась на разговор и на съемку. После съемки я прислал ей фотографии, а уже через несколько недель вышла статья в Комсомолке — она им переслала фотографии и рассказала историю своей жизни.

После статьи Лада попала на телевидение. И ее звезда горела несколько недель. Но с квартиры ее выгнали за неуплату и грязь. Доставкой она больше не занималась —

потому что с двумя детьми в доставке денег не заработать. И потом Лада не была готова к московской зиме — она отличается от ростовской. Лада позвонила мне после Нового года, ей нужен был совет: пробовать ей в Москве налаживать жизнь (в Ростове она подрабатывала моделью, может быть, и в Москве смогла бы?) или ехать к маме. Я посоветовал ехать к маме.

Недавно она мне написала, что разводится со своим «муженьком», что она у мамы в Ростове. Ну и слава Богу.

На кухне «муженек» играет в танчики. В большой комнате на диване один остается младенец, которого Лада перед выходом напоила водой. Лада просит мужа посмотреть за ребенком, но он в наушниках никакого плача не услышит и он слишком увлечен игрой.
Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе