Тысяча и одна причина родиться в современном мире

Быть послушным, работать вместе со взрослыми и мастерить игрушки из подручных средств — как жилось детям в конце XIX века. Текст Елены Деревянкиной.

Коллаж Насти Железняк

Современные дети удивляются, увидев дисковый телефон, да что там — даже кнопочный сотовый приводит их в недоумение. А что будет, если показать им мир без благ цивилизации, в котором дети беспрекословно слушаются старших, не боятся тяжелой работы, да еще и живут в местах, где кругом подстерегает опасность? Это мы, взрослые, понимаем, что было трудно. Детей же ждет сюрприз.

Давайте вместе откроем популярную серию книг Лоры Инглз Уайлдер «Маленький домик», чтобы в деталях изучить быт американских переселенцев и, главное, их детей, конца XIX века.

Стирать — в понедельник, гладить — во вторник

Семья Лоры долго искала свое место в этом мире: они много переезжали и каждый раз начинали заново. Папа строил дом, мама обустраивала быт, дети приспосабливались к новым условиям. Их подстерегали опасности: дикие звери в лесах; индейцы, живущие по соседству; нашествие саранчи или эпидемия скарлатины… Но они не боялись начинать сначала или перетрудиться. Когда Лора выросла, то записала истории своего детства. Так родилась серия книг, которую уже много лет читают и любят во всем мире.

Каково жилось людям без интернета, телефона, электричества, водопровода и канализации? «Чем они вообще занимались, когда всего этого не было?» — со смехом спросят нынешние школьники. Тем и занимались: стирали без машинок, убирали без пылесоса, доставали еду на охоте, а не в супермаркете, и вообще — трудились с утра до вечера. И дети принимали в этом активное участие.

«Стирать — в понедельник,

гладить — во вторник,

штопать — в среду,

сбивать масло — в четверг,

убирать — в пятницу,

печь хлеб — в субботу,

отдыхать — в воскресенье».

Интересное по теме

Босая, беременная и на кухне: почему образ американской многодетной фермерши не дает покоя русским мужчинам?

Так звучал план на неделю в семье Лоры. Все это делала мама Лоры, а ее дочери помогали, чем могли. Например, каждый день девочки — Лора и Мэри — вытирали посуду после мытья, взбивали подушки и заправляли постель. И это пока они совсем малышки — Лоре в начале первой книги «Маленький домик в Больших Лесах» всего четыре года, а Мэри на год старше.

С возрастом росло и количество обязанностей. В восемь-девять лет Лора и Мэри уже полноценно занимались уборкой — подметали полы и мыли посуду; помогали в огороде — сажали картофель и поливали рассаду. Мама учила дочерей шить лоскутные одеяла и вязать корзины, а папа — чистить рыбу или доить корову. Бывает, что дети учились сами, а потом удивляли взрослых:

«Лору никто не учил доить, просто она видела, как это делает папа. А теперь все смотрели, как доит она. Струйка за струйкой молоко звонко ударялось о дно кружки; потом, струйка за струйкой оно урчало и пенилось, пока белая пена не поднялась почти до краев».

При всех домашних заботах школу никто не отменял. В третьей книге серии, «На берегу Тенистого ручья», когда Лоре вот-вот стукнет восемь, а Мэри — девять, девочки начинают учиться. И все равно не забывают о помощи маме и папе. У них это обязательная история, то, от чего никак нельзя отказаться.

Детям фермеров приходилось еще сложнее, ведь если в доме большое хозяйство, то «лишних» рук просто не бывает. Дети учатся всем фермерским делам раньше, чем читать и писать. В пятой книге эпопеи «Маленький фермер» Лора рассказывает о детстве своего мужа, тогда еще будущего — Альманзо. Ему нет и десяти лет, а он уже умеет запрягать бычков, доить корову, взбивать масло, стричь овец, выпиливать изо льда кубы и сооружать из них ледник, сажать, пропалывать и спасать посевы от заморозков.

«Работали они очень быстро, но еще не успели управиться, как отец привез новые сани ледяных кубов, уложил их на нижний ряд опять на расстоянии трех дюймов друг от друга и снова уехал, а мальчики продолжали насыпать и утрамбовывать опилки.<…>

Ледяные кубы, укутанные толстым слоем опилок, не растают даже в самую жаркую погоду. Летом мать будем выкапывать кубы по одному, разбивать лед и готовить мороженое, лимонад и холодный эгног».

Детей должно быть видно, но не слышно

Как бы ни любили своих детей родители позапрошлого века, а все же воспитывали их строго. Дети и представить не могли, что можно ослушаться маму или папу, отлынивать от домашних обязанностей или вести себя шумно:

«Потом был рождественский обед. За столом Алиса, Элла, Питер и Мэри с Лорой сидели молча, потому что твердо знали: детей должно быть видно, но не слышно».

Когда Мэри и Лора встречают ребенка, который живет по другим правилам, то приходят в ужас. Они не привыкли такое видеть и удивлены, что баловство и непослушание вообще возможно:

«Лора и Мэри с ужасом слушали папин рассказ. Они тоже часто шалили и не слушались, но им и в голову никогда не приходило, что какой-нибудь мальчик или девочка может вести себя так, как Чарли. Он не помогал убирать овес! Он не слушался своего папу! Он мешал работать папе и дяде!»

Интересное по теме

Смотрящие в прошлое: почему чайлдхейтеры свято верят в миф о том, что раньше с детьми никуда не ходили (и они никому не мешали)

У Лоры вместо куклы была кукурузная кочерыжка

Конечно, жизнь детей в конце XIX века не была сплошной работой и учебой. Были и развлечения, и игры, и игрушки. Правда, последние приходилось делать из подручных материалов:

«Мэри была старше Лоры, поэтому у нее была тряпичная кукла по имени Нэтти. У Лоры вместо куклы была кукурузная кочерыжка, завернутая в носовой платок, но она была ничуть не хуже Нэтти. Ее звали Сьюзи. Сьюзи была не виновата, что она всего лишь кочерыжка. Мэри иногда давала Лоре подержать свою Нэтти, но Лора старалась брать ее на руки потихоньку от Сьюзи, чтобы не огорчать ее».

Сегодня история с кочерыжкой кажется дикой, хотя, если подумать, такая «игрушка» — прекрасная тренировка воображения. Но, конечно, Лоре хотелось иметь настоящую куклу. И здесь речь снова не о пупсе из магазина, а о самодельной тряпичной кукле. Лора была счастлива, когда ее подарили такую:

«Кукла была очень красивая. Лицо у нее было из белого холста, глазами служили черные пуговки, брови были нарисованы черным карандашом, а губы и щеки подкрашены красным ягодным соком. Волосы мама сделала ей из черной шерстяной пряжи. Она их сначала сплела, а потом распустила, и получились локоны.

У куклы были красные фланелевые чулочки, черные суконные гамаши вместо башмачков, а платье ситцевое, с синим и красным узором.

Кукла была такая красивая, что Лора не могла вымолвить ни слова. Она прижала куклу к себе и позабыла обо всем на свете».

Дети любили играть во дворе на свежем воздухе, резвиться у ручья, но самыми приятными были вечера в семейном кругу, когда папа рассказывал истории или играл на скрипке. И это после дня тяжелого физического труда, когда сил, казалось бы, уже ни на что не хватает. Но все же такие посиделки со скрипкой и рассказами были традиционными в семье Лоры.

Сейчас трудно представить ребенка, который играет с кукурузным початком, а перед школой спешит подоить корову. Именно этим и привлекают истории маленькой Лоры — они показывают современным детям, как меняется мир, как тяжело жилось нашим предкам и как важно ценить то, что есть у тебя сегодня.

В серии книг «Маленький домик» вышло пять книг:

  • «Маленький домик в Больших Лесах»
  •  «Маленький домик в прерии»
  •  «У Серебряного озера»
  • «На берегу Тенистого Ручья»
  • «Маленький фермер»

Новинка в нашем фирменном магазине

Футляр для вина

Купить за 2990

Новинка в нашем фирменном магазине

Футляр для вина

Купить за 2990
Мнения Быть домохозяйкой — это не работа, а привилегия? Как бы не так!
Не так давно один из пользователей англоязычного ТикТока высказался в том духе, что быть домохозяйкой — это не работа, а привилегия. Мужик вызвал эпический скан...
Ликбез «До определенного момента рак не болит». Отрывок книги «Все о груди»
Автор Владимир Ивашков — врач-онколог, лимфолог, пластический и реконструктивный хирург. С разрешения издательства «Альпина» публикуем фрагмент главы&...