Алина Фаркаш
22 июня 2022

«Быть сорокалетним чайлдфри — рискованно». Ася Казанцева — о беременности, поиске смысла и будущем в России

Ася Казанцева — научная журналистка, авторка серии научно-популярных книг о работе человеческого мозга и лауреатка премии «Просветитель». Но любим ее мы не только за это!
Видео: Надежда Стрелец | youtube.com
Видео: Надежда Стрелец | youtube.com

Несколько лет назад Ася много и публично рассуждала о том, стоит ли ей заводить ребенка. Ее бывший муж этого очень хотел и ждал, она — нет. Он уговаривал, она — взвешивала «за» и «против». В итоге Ася развелась с мужем и уехала в Англию писать магистерскую диссертацию.

В феврале этого года Ася внезапно объявила о своей беременности. Мы поговорили с ней о том, что заставило ее поменять свое решение, как изменилась ее жизнь за последнее время. И какой смысл в деторождении может найти настолько рациональный человек, как она.

Я вообще не очень понимаю, как можно захотеть ребенка, будучи замужем

Как ты почувствовала желание иметь ребенка, что ты к этому готова?

Последние несколько лет у меня были очень напряженными: я училась в магистратуре и одновременно работала, кроме этого мы с мужем старательно откладывали деньги на покупку жилья. То есть я очень много работала, но денег у меня было катастрофически мало. И я страшно задолбалась, как я сейчас понимаю. Я чувствовала, что ни на каких детей у меня сил нет, и желания тоже нет.

Зато было желание поехать учиться молекулярной нейробиологии в Бристоле. Мне было важно закрыть гештальт: было ощущение, что все успешные люди учились где-нибудь на Западе. Я тогда думала об этом как о дилемме вагонетки: если я сейчас бросаю хорошего мужа и уезжаю учиться за границу, то я рискую уже никогда не завести детей. Но если я остаюсь тут и рожаю, то я рискую никогда не поучиться в Англии. И вторая перспектива нравилась мне гораздо меньше.

Я помню, ты тогда много об этом размышляла публично, казалось, что ты вообще не хочешь детей, что на тебя банально давят.

Муж на меня не давил, ничего не требовал, но он все время ждал, что у нас вот-вот заведутся какие-нибудь деточки, а я чувствовала, что лишаю его возможности быть отцом. И вот это его желание, ожидание — очень на меня давило.

Представляешь, каково было мое удивление, когда, приехав в Англию, я первый раз в жизни почувствовала, что дети — это, может быть, и неплохо? В первые недели учебы у нас практически не было, и поэтому у меня случился настоящий отпуск в маленьком английском городе. И выяснилось, что когда я высыпаюсь, гуляю, смотрю на красивые места и не работаю, что когда от меня никто больше ничего не ждет и не хочет… когда вокруг тишина, то в этой тишине можно обнаружить в себе всякие неожиданные поползновения.

То есть ты захотела просто ребенка, а не ребенка от конкретного мужчины?

Я вообще не очень понимаю, как можно захотеть ребенка, будучи замужем. Я всю жизнь была замужем, и ни разу у меня это не сопровождалось желанием родить ребенка. Когда ты живешь с кем-то, то ты и так получаешь достаточно общения, куда тебе еще больше?

А Англия в первый раз в жизни дала мне чувство одиночества. Когда живешь в месте, где у тебя мало друзей, мало коллег, то вдруг понимаешь, что люди — это важно и ценно. В Бристоле живет полмиллиона человек, а я привыкла жить в десятимиллионной Москве и остро чувствовала, что вокруг нет этих девяти с половиной миллионов. И где их взять? Видимо, мой организм решил, что их надо родить.

То есть это было такое животное, физиологическое желание?

Сложно отделить, у меня эмоциональные и логические соображения всегда тесно переплетены. Скорее, это вообще не было желание — это сначала было признание того факта, что желание может возникнуть. Соответственно, еще через год мы пошли замораживать эмбрионы, чтобы у меня перестали тикать биологические часы. Но я думала воспользоваться этими эмбрионами попозже, еще лет через пять.

Однако, во-первых, сама гормональная стимуляция, как выяснилось, усиливает желание иметь детей. Во-вторых, параллельно случилась пандемия, и она сильно пошатнула мои академические устремления. Магистратура в Бристоле превратилась в тыкву, и привила мне сильное отвращение к труду. В-третьих, я стала больше зарабатывать и смогла ввязаться в ипотеку, а если у кого есть дом, то заводить детей такому человеку намного спокойнее.

А окончательно я дозрела прошлым летом, когда у меня случился роман с одним там красавчиком-PhD. Это был первый случай, когда я с кем-то заводила роман уже как Ася Казанцева, в современном своем статусе — с отличным социальным капиталом, высокими заработками, славой, бестселлерами. Когда у меня много ресурса. Обнаружилось, что мне страшно нравится этим ресурсом делиться.

Фото: Ираклий Пицхелаури

Но как-то не очень естественно направлять поток ресурсов на мужчину, лучше на кого-то маленького, кто способен их все впитать. И к тому же этот роман в итоге превратился в запутанную сантабарбару, в которой я имела возможность насмотреться на сорокалетних чайлдфри. И как-то меня очень сильно напугало увиденное. Быть сорокалетним чайлдфри — рискованно.

Вот обычно бывает как? У человека есть много сил, и он их направляет на работу. Но если он толковый, то к 35–40 годам работа у него уже требует меньше внимания, дается легко. И тут есть большая опасность направить высвободившийся ресурс на отношеньки: тратить часы напролет на то, чтобы выяснять, кто кому что сказал, просматривать сторис, слушать все интервью, выстраивать какие-то безумные схемы, ревновать. С деточками, мне кажется, в такой ужас скатиться невозможно.

И когда сложились все эти факторы, ты пришла к бывшему мужу за деточкой? Почему именно к нему?

Да у меня как-то и сомнений не было. Николя единственный, с кем я вообще когда-либо рассматривала такую возможность. Мы десять лет знакомы, несколько раз трагически расставались навсегда, и при этом он всегда сохранял человеческое достоинство и был доброжелателен. А еще он умный, здоровый, симпатичный и относительно богат!

Я почему спрашиваю. Кажется странным, что в браке ты детей не хотела, а потом вне брака с тем же самым мужчиной — вдруг да.

Внимание, сейчас будет великая мудрость. Я поняла, что есть параллели между размножением и сексом! И вот в каком смысле: и до того, и до другого очень важно дозреть. Это может быть как одним из величайших источников радости, так и глубочайшим источником травмы, в том случае, если ты к этому не готов. Один и тот же секс с одним и тем же партнером для девушки в тринадцать лет и для нее же в восемнадцать — это будут две очень разные истории.

Я не имею в виду насилие или какое-то внешнее воздействие, я говорю про самопринуждение: девушка может пойти на это, потому что думает, что так надо, что уже пора, что все подружки это делают. И это очень печальная история, потому что в этом случае она теряет очень много радости.

Этот ребенок из тех самых замороженных эмбрионов или все получилось естественным путем?

Из эмбрионов. У моего бывшего мужа уже есть новая жена, и ей было комфортнее, чтобы мы завели его так, а не обычным путем.

Она просто удивительный человек! Она так просто согласилась?

Ага, Николя всегда женится на отличных женщинах, такая традиция! Просто у нее уже есть дети, она не планирует рожать еще, но при этом считает, что опыт родительства для человека полезен. И еще, конечно, всегда все зависит от изначальных договоренностей.

Когда у них начинался роман, Николя с самого начала ее предупреждал, что вот в его деревне привязанностей существую я, что у нас были планы на деточек, и они не то чтобы окончательно отменены. Так же, как и я своим новым бойфрендам про это рассказывала. Когда ты исходно соглашаешься, что в твоем новом романе есть какой-то подвох, то потом ты рад, что этот подвох хотя бы оказался понятный, доброжелательный и договороспособный!

Зачем тебе заводить детей, если у тебя нет свободных 35 тысяч рублей?

Вы выбирали, мальчик или девочка? Проверяли эмбрионы?

Мы не делали генную диагностику эмбрионов, но проверяли наши собственные гены. Это вообще неплохо бы делать всем людям, которые планируют заводить детей, неважно, каким способом. Каждый человек — носитель каких-нибудь рецессивных мутаций. Они безопасны, если у партнера нет таких же, но могут вызвать серьезные проблемы при совпадении.

Скажем, носитель муковисцидоза в России примерно каждый двадцатый. Если два таких человека встретятся, то с вероятностью в 25 процентов ребенок получит мутантные копии гена и в сперматозоиде, и в яйцеклетке, и будет тяжело болеть.

Как раз для того, чтобы избежать таких проблем, нужна пренатальная генная диагностика с последующей подсадкой только здоровых эмбрионов. Но у нас с Николя пересечений не обнаружили, так что мы не тестировали эмбрионы, подсадили просто самого красивого.

Следующий источник возможных проблем — это хромосомные нарушения, которые могут возникнуть в процессе формирования нового эмбриона из половых клеток. Но большинство таких аномалий просто приводит к выкидышу, а оставшиеся можно выявить с помощью НИПТ, неинвазивного пренатального теста. Это очень классное достижение науки, такой анализ позволяет отфильтровать ДНК эмбриона прямо из крови матери.

То есть никаких там проколов живота, биопсий, и к тому же этот анализ делают на десятой неделе беременности, то есть в случае чего можно успеть сделать обычный аборт, а не поздний по медицинским показаниям, более болезненный и неприятный. НИПТ стоит в России около 35 тысяч рублей. Я заплатила, конечно — так-то мне вообще кажется, что странно заводить детей, если нет у тебя свободных 35 тысяч на полезный анализ. Потом, правда, выяснилось, что в Москве его могут сделать и бесплатно, если женщине больше 35 лет или есть еще какие-то показания, но в любом случае, это на более позднем сроке.

То, что у тебя девочка, ты узнала на десятой неделе, после анализа?

Да, это еще одно преимущество НИПТ: рано узнаешь пол. Мне, пожалуй, больше хотелось мальчика, все-таки сложно не впитывать из воздуха сексистские стереотипы про их, мальчиковое, превосходство! Но зато с мальчиком у меня было бы больше шансов впасть в экзальтацию. С девочкой, кажется, выше вероятность спокойного, здорового отношения к ребенку: она же девочка, примерно как я, ничего удивительного.

А ты учитываешь, что тебя может накрыть и от девочки?

Я не просто учитываю, я рассчитываю на это! С рациональной точки зрения, детей заводить вообще незачем. Да, они нужны обществу, но польза обществу — слишком абстрактная цель, чтобы жертвовать ради нее своим здоровьем, карьерой, деньгами и временем. Ребенок, может быть, будет помогать тебе в старости, но, учитывая, сколько денег ты потратишь на его выращивание, инвестировать их было бы намного выгодней.

И здесь снова всплывает эта моя аналогия с сексом. Заниматься сексом тоже совершенно бессмысленно. Нормальные рациональные люди сексом не занимаются! Но нормальных рациональных людей в мире не существует. Это главное, чему учит нейробиологическое образование. Мы очень недооцениваем, до какой степени всем в нашей жизни управляют эмоции. И мы предрасположены получать удовольствие от детовыращивания, так же, как мы предрасположены получать удовольствие от секса. Без этого мы бы не занимались ни тем, ни другим.

Я надеюсь, что у меня это включится, потому что, во-первых, это включалось и у моей мамы, и у моих обеих бабушек, а гены влияют на выработку гормонов и на их психоактивные эффекты. А во-вторых, у меня тело и мозг способны получать много радости от секса, от романтической любви, и здесь правомерно предположить, что тогда смогут и от материнства. Все эволюционные психологи говорят, что гормональные и нейробиологические механизмы там очень похожие, только применительно к младенчикам еще сильнее.

Фото из личного архива

Я продолжаю надеяться, что это место починится и что у меня получится этого дождаться

И вот ты купила квартиру, построила карьеру, обеспечила ребенку включенного и порядочного отца, все предусмотрела… И тут началась ***** [спецоперация].

Я, конечно, богиня тайминга. У меня счастливой, благополучной, желанной беременности с ее психоактивными эффектами было ровно две недели. Я десятого февраля начала чувствовать себя беременной и сдала ХГЧ, потому что тесты еще ничего не показывали, и анализ крови все подтвердил.

И с 10 февраля до 24 февраля мне очень нравилось быть беременной. Это было похоже на то, будто ты под травой… это не пропаганда наркотиков, это пропаганда беременности! Ходишь такой расслабленный, веселый, у тебя плавная речь, тебе все время хочется есть… В общем мне очень понравилось быть беременной за те две недели, что я это испытывала.

Потом началась ***** [спецоперация], и это стресс, боль, ужас и стыд таких невероятных масштабов, что беременность ты просто перестаешь замечать. У меня даже токсикоза не было: тот единственный раз, что мне показался токсикозом, оказался пищевым отравлением. А мой бедный ребенок понял, что не до него сейчас и никак себя не проявлял, и вот только сейчас начал как-то шевелиться и привлекать к себе внимание. Так что первые месяцы беременности я, к сожалению, не помню. И это еще одна моя претензия к Путину, хотя, конечно, не самая большая.

Ты настолько рациональный человек, как тебе в ситуации такой жуткой неопределенности?

Когда началась ***** [спецоперация], я, конечно, сильно колебалась, оставлять ли вообще беременность? Правомерно ли, нравственно ли рожать детей в этот мир? Но рука не поднялась делать аборт, беременность все-таки была желанной и запланированной. И мы с Николя рассудили, что первые пару лет нашей девочке в любом случае по барабану, какой вокруг общественно-политический строй. Ей надо, чтобы я поменьше нервничала, а в моем случае это означает — быть в Москве.

Ну, если конечно меня не посадят. Но если это случится, то ребенка сможет забрать отец. Хотя на самом деле с маленькими-то по закону не должны разлучать, должны сажать вместе. С хорошим адвокатом, думаю, можно этого добиться. Это, конечно, печально, но может быть, пока он младенец и сосет грудь, он будет согласен и в тюрьме сосать грудь?..

Звучит все это очень страшно. Ты сама не думала уехать?

Если бы я была одна, я бы вообще не рассматривала вариант с отъездом. Я довольно много где пробовала пожить, и всегда это было очень сильное падение в качестве жизни по сравнению с Питером или Москвой, очень я по ним всегда тоскую, задыхаюсь и лезу на стенку. У меня тут аудитория, у меня тут интеграция в среду, я тут понимаю, что как устроено, как решать любую проблему.

До 24 февраля 2022 года у меня была твердая уверенность, что ни в каком другом месте у меня не получится быть счастливой. Теперь конструкция осталась примерно такой же, но только из нее ушло слово «другом». Просто теперь нет на планете вообще больше ни одного подходящего места. Но я продолжаю надеяться, что это место починится и что у меня получится этого дождаться. Для этого, думаю, достаточно, чтобы остановилась ***** [спецоперация] и сменился режим.

В каком случае ты однозначно уедешь?

Теперь у меня будет ребенок, и я не могу принимать опасные решения за другого человека. Точно так же, как я не курю, когда беременна, потому что моя будущая дочь не должна расплачиваться за мои пристрастия, точно так же я не могу решать за нее, что она останется расти в токсичной атмосфере с выстраиванием детей в форме буквы Z в детском садике и отсутствием Болонской системы в высшем образовании.

Если режим будет выглядеть устойчивым, тогда придется уезжать, к сожалению. Но это будет, разумеется, с моей стороны отчетливое «жертвовать собой ради ребенка», так что я все еще надеюсь, что можно будет как-то обойтись. В конце концов, может быть, у них с отцом случится такая близость и взаимопонимание, что он сможет взять на себя роль основного родителя — ему-то как раз жить за пределами России абсолютно ок. Буду тогда ему алименты платить, а ребеночка навещать.

Думаешь, что есть шансы, что в России что-то изменится?

Поскольку я сильно привязана к Родине и поскольку мне сильно не хочется уезжать, я думаю подождать года два-три и посмотреть, как все будет развиваться. Мне кажется, что шансы на светлое будущее у России все-таки есть, потому что то безумие и ужас, которые сейчас происходят, не выгодны вообще никому. Поэтому представляется, что есть много шансов на поворот к лучшему: я пока решила посидеть тут и подождать, может, это произойдет достаточно быстро, чтобы не было смысла суетиться с переездом?

Понятно, что мы выбираем в условиях очень сильной неопределенности между плохими и очень плохими вариантами, понятно, что если до меня докатится репрессивная машина, мне придется об этом горько пожалеть, но я решила на эти риски пойти. Может, я пожалею, а может, наоборот буду злорадствовать, что все мои друзья уехали, а я сидела спокойно в своем домике обожаемом.

Ты продолжаешь выражать свое несогласие публично. Не боишься, что тебя при задержании ударят? Навредят ребенку?

Мне кажется, что вероятность этого невелика. Я перестала ходить на митинги, где ловят, винтят и бьют дубинками. А при задержании, которое происходит не на бегу, не в пылу разгона митинга, на тебя редко бросаются с дубинкой, к тебе обычно спокойно подходят и говорят «Предъявите ваши документики». И к этому моменту им уже видно, что у тебя пузо…

Мне кажется, что полиция ни с того, ни с сего не будет бить меня в живот. Если мне покажется, что такой риск есть, то я не премину упомянуть о своей медийности. Когда ты бьешь беременную медийную женщину, у тебя самого могут быть от этого неприятности по службе, так что ни один здравомыслящий человек не будет так делать.

Фото: Алена Шибут

Какой смысл писать стихи после Освенцима?

Ты сейчас много читаешь о беременности, родах и ребенке?

Я же как раз в беременность планировала книжку писать про деточек, сейчас это отложилось на непонятный срок из-за ***** [спецоперации]. Я иногда натыкалась на файл с синопсисом, пока он у меня вообще куда-то не затерялся. Открывала, смотрела непонимающе и закрывала обратно.

Потому что, во-первых, какой смысл писать стихи после Освенцима? А во-вторых, из-за того, что у меня поотваливались все заказчики, у меня пропали все легкие деньги, когда кто-то приходит к тебе и говорит: давайте вы прочитаете нам готовую лекцию, а мы вам за это дадим кучу бабла.

Поэтому мне сейчас надо самой искать каких-то людей, которые дадут мне меньше денег за более сложные действия. И при этом моя работоспособность очень снизилась. То есть сейчас мне нужно работать намного больше, но дается мне это намного тяжелее. И все это чудовищно неуместно.

А есть рабочее название для книжки?

«Откуда берутся дети». И еще известно, что она будет зеленого цвета — как травка растет, так и дети растут.

Она будет только про беременность или про младенчиков?

Нет, младенчики — это потом, это уже в другой книжке, и скорее всего, в случае двух младенчиков. В той книжке, которую я планирую написать, первая часть называется «можно не приходить» и она посвящена убеждению людей в том, что детей заводить в общем-то не надо.

Я уверена, что если есть хоть малейшее сомнение, то не надо в это ввязываться: слишком велики риски, и второй человек совершенно не виноват в том, что вы решили его завести. Чтобы это вообще имело смысл, нужно, чтобы вам очень этого хотелось и чтобы вы были очень уверены в своем решении.

Но проблема здесь в том, что у людей ужасно короткий репродуктивный период. После тридцати пяти многим женщинам уже сложно завести ребенка. И это ужасно, потому что это главный источник всего гендерного неравенства. Проблема с неравенством не в том, что женщины рожают детей, а в том, что женщины рожают детей слишком рано.

Если женщина рожает до того, как становятся полностью независимой, она вынуждена полагаться на своего мужа, своих родителей, кого-то еще. Это создает благоприятную почву для любого рода манипуляций, давления, необходимости соответствовать чужим ожиданиям.

Это совершенно не та ситуация, в которой бы хотелось оказаться, но при этом многие там оказались именно потому, что они не успели построить себе достаточно крутую карьеру до того, как родили ребенка. К счастью, тут есть хорошая лазейка: возможность заморозить яйцеклетки и эмбрионы.

Способность выносить ребенка портится с возрастом гораздо медленнее, чем способность его зачать, и заморозка отматывает тикающие часики на пять–десять лет назад, добавляет эти годы к карьерно-образовательному развитию. Поэтому я уверена, что идею заморозки надо всячески насаждать и пропагандировать. Каждой женщине, которая к 30–35 годам не дозрела до ребенка, но допускает возможность его захотеть в будущем, имеет смысл заморозить яйцеклетки, а если есть с кем, то и эмбрионы. В худшем случае они просто не пригодятся, а в лучшем — сэкономят ей через несколько лет огромное количество сил и нервов.

Так что первая треть книги посвящена пропаганде заморозки, а также всем остальным вопросам, связанным с подготовкой к беременности. Что мы знаем про гены, насколько важно рожать от умного и красивого. К сожалению, похоже, что правда очень важно выбрать в отцы максимально умного и красивого человека из тех, до кого мы можем дотянуться.

А для этого, как мы понимаем, тоже хорошо бы женщине иметь финансовую самостоятельность, потому что он, может быть, умный и красивый, а помогать с ребенком не захочет. И это может оказаться более выгодной стратегией, чем рожать от слабого дурака, потому что больше никто на тебе не женился.

Звучит довольно цинично, мне нравится!

Про беременность есть много медицинских книжек, но мало научно-популярных, таких со здоровым цинизмом написанных. О том, что вот мы взяли тысячу женщин, они полетели на самолетах, у половины из них родились зеленые дети, а у остальных — нормальные, поэтому летать на самолетах можно, но редко.

Очень много спекуляций про курение, про алкоголь, про витамины, про образ жизни и все на свете. А надо просто посмотреть нормальные западные исследования! Есть огромная разница между российскими рекомендациями и западными: почти все, что запрещают беременным российские сайты, не считают страшным западные.

Но справедливости ради, мои московские врачи, в том числе и государственные, тоже склоняются к доказательной медицине и всякой фигни не назначают. Это приятно, но надо учесть, что я живу в хорошем районе хорошего города, где у всех хорошее образование.

Фото: Анна Лаас

И третья часть книжки?

Она про ребеночка и про то, как он внутри развивается. Вот, сейчас у него уже есть уши и слуховая кора, я с тобой разговариваю, а она слышит меня и привыкает. Николя приехал, и у нее с ним прямо суперкоммуникация, она каждый раз начинает веселиться и прыгать, когда он что-нибудь говорит: я сначала думала, что она его узнает, а потом поняла, что низкие звуки лучше проникают через околоплодные воды, и что ей мужские голоса нравятся больше, чем женские, просто потому, что их лучше слышно.

Ты планируешь «сидеть с ребенком дома», кормить грудью и все остальное? Или сразу будешь искать няню?

Если все будет хорошо и мы с ребенком будем здоровы, то первые полгода я буду кормить в любом случае, а дальше — посмотрим, насколько это будет комфортно, как это будет совмещаться с работой и жизнью.

Первые полгода это суперважно с медицинской точки зрения, в частности для передачи антител, пока ребенок еще не получил собственные прививки хотя бы от самых опасных болезней. Дальше, конечно, тоже желательно: ВОЗ говорит, что неплохо бы пару лет кормить. Но это все-таки всемирные рекомендации, с учетом беднейших стран, у нас все получше и с эпидемиологической обстановкой, и с качественным питанием, так что я буду вполне довольна, если до года докормлю.

Но с детьми же ты заранее вообще ничего не знаешь! В этом смысле хорошо быть мной, потому что я человек пессимистичный и тревожный, и в большинстве случаев все идет намного лучше, чем я себе представляла. Скажем, беременность я переношу гораздо легче, чем думала. Я сильно недооценивала, насколько нас эволюция к этому готовила. Насколько беременность воспринимается органично, естественно и комфортно…

Мне кажется, что тебе просто тупо повезло!

Да, я сильно недооценивала, насколько мало мне будет страшно, насколько много у меня будет в крови будет прогестерона, известного своими анксиолитическими [противотревожными — прим. ред.] эффектами и насколько эти эффекты по мне шибанут.

Мне всю жизнь казалось, что моя мама, у которой четверо детей, — мать-ехидна. Что надо гораздо сильнее беспокоиться о детях, об их образовании, здоровье. Моя мама не помнила номер школы, в которой я учусь! Мне это казалось ужасно обидным, а сейчас я думаю, что становлюсь такой же: у меня включилась прогестероновая завеса, которая дает сильное ощущение того, что можно вообще ни о чем не беспокоиться, все равно как-нибудь разберемся.

Меня как человека, прежде бывшего ответственным, мыслящим и рациональным, бесконечно поражают масштабы моего пофигизма. Поэтому чего ты меня спрашиваешь о няне: мой ребенок родится в октябре! Родится и тогда разберемся, что ты мне сейчас голову морочишь?

Как вы будете распределять с Николя ресурсы? Силы, время, деньги?

Тут тоже все испортилось из-за ***** [спецоперации], потому что он, как и очень многие люди, принял решение уезжать из России. А так-то мы исходно предполагали жить в одном районе и ребенка друг другу передавать по несколько раз в неделю.

Теперь получается так, что в первые годы основная нагрузка по выращиванию будет на мне, Николя будет приезжать время от времени, ну и помогать финансово. Потом уже, когда ребеночек подрастет и у него разовьется долговременная память, и несколько недель разлуки не будут казаться ему вечностью, можно будет его передавать из рук в руки.

Но, правда, мы все оказались в ситуации колоссальной неопределенности. На наши долгосрочные планы по выращиванию ребенка неизбежно будет сильно влиять общественно-политическая ситуация, а она может измениться в непредсказуемом направлении в любой момент. Давайте поговорим об этом через три года, если мы все еще будем живы и на свободе.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе