«Свекровь предложила сделать инсеминацию материалом свекра». История женщины, муж которой боролся с бесплодием

Письмо читательницы.

Иллюстрация Настасьи Железняк

О том, что у ее мужа бесплодие третьей-четвертой степени, Инна (имя изменено) узнала через несколько лет после свадьбы. Годы лечения, безуспешных попыток зачать самостоятельно, а еще — унизительные комментарии врачей и бесцеремонное вмешательство родственников. Публикуем рассказ Инны.


Из опыта борьбы с мужским бесплодием в нашей семье я сделала такие выводы:

  • Мужское бесплодие — проблема женская.
  • Все болеют и переносят бесплодие по-разному. Это нормально.
  • Хотите лечиться — лечитесь. Хотите ребенка — идите на ЭКО.
  • Интересуйтесь, как преодолели бесплодие люди со схожими проблемами.

Мы с мужем прожили вместе пять лет, из них три года были женаты, прежде чем решили, что хотим детей. При этом я попросила мужа сдать спермограмму на четвертом году совместной жизни. Мне было важно понимать: если мы захотим детей, то у нас не будет физиологических проблем.

Спермограмма пришла с рядом отклонений — муж был в смятении. Но я не смогла уговорить его дальше обследоваться и обратиться за помощью к врачам. Прошло еще два года.

И вот мы наконец-то решились родить ребенка. Мы перестали предохраняться, но через шесть месяцев незащищенного секса я так и не смогла забеременеть. Тогда я настояла на том, чтобы муж обратился к врачу.

Интересное по теме

«Будем жить так, будто детей у нас никогда не будет, но делать все, чтобы были». История мужчины, который столкнулся с бесплодием

Результат анализов был для нас шоком. Мужу диагностировали бесплодие третьей-четвертой степени, что на деле означало, что менее двух процентов сперматозоидов способны к оплодотворению. Муж ни с кем не разговаривал и просил его не трогать целые сутки. Когда он пришел в себя, то сказал, что нужно искать врача и начинать лечение. Тогда в интернете не было такого количества информации о бесплодии, как сейчас.

На лечение ушло более двух лет, мы сменили трех врачей и разные клиники. Сначала мы спокойно искали варианты, лечили мужа, но постепенно меня начало «накрывать».

Я не считаю, что это лечение стало для нас мытарствами и подвигами. Человек способен пройти через лечение бесплодия. Правда, для этого нужны деньги. Еще, конечно, это очень влияет на интимную жизнь и взаимоотношения в паре.

Мой муж довольно быстро, еще после первого посещения врача, решил, что нам нужно делать ЭКО. Я считала, что, пока мы не попробуем все возможные варианты, я не готова идти на ЭКО. Оглядываясь назад, понимаю, что муж был прав.

Период лечения был непростой для нас обоих. Например, приходилось часто отпрашиваться с работы. Я сильно переживала и на этом фоне углубилась в эзотерику: пыталась искать причины, почему ребенок «не выбирает нас» в родители.

У нас хорошие отношения с родителями, и мы не скрывали от них, почему у них еще нет внуков. Сначала родители поддерживали нас, но со временем на нас начали сыпаться их «гениальные» идеи. Моя мама однажды позвонила мне и сказала: «Тебе 27, ты такая красивая, умная, сама на своих ногах стоишь. Найди себе другого». Какой-то врач пошутил, что «мне надо сходить налево».

Апогеем была свекровь, которая однажды пришла к нам домой, когда не было мужа, и предложила сделать инсеминацию материалом свекра! Она сказала: «Просто отнесись к этому как к биоматериалу». Мы достаточно зарабатывали с мужем и задумались о покупке трехкомнатной квартиры. Когда родители узнали о наших планах, они сказали: «У вас еще детей нет, и неизвестно, когда будут. Зачем вам?»

Интересное по теме

«Самыми осуждающими и бестактными, к моему удивлению, оказались родившие подруги»: как общаться с близкими, столкнувшимися с репродуктивными трудностями

Четвертый репродуктолог, к которому мы пошли на прием, сказала нам: «Хотите лечиться — лечитесь. Хотите ребенка — идите на ЭКО. У меня нет времени». Это было как пощечина. Я вышла из ее кабинета в слезах и поняла то, что муж понял в самом начале. Наш вариант — только ЭКО. Мы сделали ЭКО, причем бесплатно. Мы отдали тома анализов на комиссию, нас поставили в очередь и дали квоту через два месяца. На тот момент я уже никуда не торопилась.

Сейчас у нас семилетний сын и трехлетняя дочка.

Что помогло нам пройти этот путь? Наши отношения и понимание, что мы одно целое, что бесплодие — это общая проблема.

Помогли возможность посещать врача и наличие финансов.

Помог опыт других девочек, которых я искала, с которыми знакомилась, узнавала об их опыте. Еще я читала форумы — и это тоже было мощной психологической поддержкой.

Мнения «Экономлю воду и учу их биологии»: маму, принимающую душ с детьми, раскритиковали в Сети
Женщина всегда моется с двумя дочками — четырех и семи лет — и не видит проблемы, если в душ зайдет и сын. Но в интернете проблему увидели!