«Будем жить так, будто детей у нас никогда не будет, но делать все, чтобы были». История мужчины, который столкнулся с бесплодием

Монолог отца двоих дочерей, родившихся при помощи ЭКО и естественного зачатия.

Коллаж Насти Железняк

Согласно статистике, с 2000 по 2018 год в России количество мужчин, которые столкнулись с диагнозом «бесплодие», увеличилось вдвое. Врачи утверждают, что мужское бесплодие лишает пару возможности зачать ребенка в 50 процентах случаев. При этом мужчины все еще не готовы говорить об этой проблеме, а также часто не спешат обращаться к врачу. НЭН рассказывает историю нашего читателя, который несколько лет боролся с бесплодием. За комментарием к его истории мы обратились к врачу-урологу.

Сергей Артеменко

Уролог клиники DocMed ЭКО

Сергей Артеменко

Уролог клиники DocMed ЭКО

Бесплодие — это неспособность пары зачать ребенка при условии регулярных половых актов в течение года или больше без применения любого метода контрацепции. Поэтому, если беременность не наступает в течение года (некоторые рекомендуют по истечении шести месяцев), следует обратиться к специалисту. Среди бесплодных пар в 50 процентах случаев выявляется мужской фактор бесплодия.

Наиболее частые причины мужского бесплодия:

  • врожденные или приобретенные аномалии мочеполовых органов;
  • воздействие гонадотоксинов (лучевая или химиотерапия);
  • злокачественные опухоли;
  • инфекции мочеполовой системы;
  • эндокринные нарушения;
  • генетические отклонения;
  • иммунологические факторы.

В 30–40 процентах случаев выявить конкретную причину не удается (идиопатическое мужское бесплодие).

Николай, 35 лет

Мы столкнулись с мужским бесплодием где-то около десяти лет назад. Были молоды, решили, что можно и детей сделать, но процесс затянулся: у нас не получалось около года. Тогда я решил сходить к врачу. Первая же моя спермограмма была оценена строгой женщиной в какой-то «клинике мужского здоровья» в подъезде московской пятиэтажки как «совершенно неудовлетворительная». Она тогда посмотрела на нее и спросила, веду ли я сидячий образ жизни. Как раз его я и вел: после очень активной спортивной юности я начал много работать, делать свою компанию и вел не то что сидячий, а откровенно нездоровый образ жизни.

Мне порекомендовали перестать сидеть за компьютером целыми днями, и я послушался совета. Я начал бегать, бросил употреблять крепкий алкоголь и через какое-то время перестал пить пиво и вино. Завел спортивные трекеры и стал очень активно бегать марафоны и полумарафоны.

Но это не помогало. Показатели хоть и улучшились, но не принесли результатов.

Интересное по теме

«Все раздражало, особенно неспособность врачей толком обнаружить причину и назвать способы ее решения»: монолог читателя НЭН, который наконец стал отцом (после почти семи лет попыток)

Мы стали ходить в разные клиники и на тот момент обошли почти все из тех, что нам порекомендовали. Мы не раз слышали, что с такими анализами детей у нас не будет. Это ужасно расстраивало и меня, и мою супругу, у которой то находили эндометриоз, то нет. Мы пролечили поликистоз яичников, но было видно, что проблема на моей стороне. Это было психологически тяжело, я много размышлял о том, что вообще в таком случае значит — быть мужчиной. Но мы много разговаривали об этом с женой и пришли к тому, что будем жить так, будто детей у нас никогда не будет, но делать все, чтобы были. Мы ходили в походы, путешествовали по Европе, работали над, как тогда казалось, недосягаемой целью.

В процессе я удалил сильное двухстороннее варикоцеле, что тоже улучшило результаты спермограммы, но опять недостаточно. Операция не то чтобы приятная, но оказалось, что многим мужчинам необходимо ее сделать.

На второй-третий год постоянных попыток и анализов мы, кажется, напали на след проблемы. Врачи порекомендовали нам ЭКО как единственное решение. Тест на совместимость материала был неудовлетворительный. Как мы тогда понимали, это означало, что естественным путем у нас не должно получиться.

По рекомендации подруги мы пошли к специалисту в Москве, сдали очередную кучу анализов (к 2017 году мы потратили на них больше 400 тысяч рублей) и проработали план ЭКО с использованием процедуры ИКСИ (оплодотворение происходит специально отобранным в лабораторных условиях сперматозоидом. — НЭН). После первой попытки мы получили много эмбрионов «низкого качества» и три более-менее хороших, которых разделили на две попытки переноса. Обе окончились неудачей, что было тяжелым ударом. Мы сдали еще больше анализов, в результате которых скорректировали процедуру.

Мы долго ждали результата оплодотворения яйцеклеток после скорректированного гормонального курса. В первый раз получилось 17 яйцеклеток. Во второй раз их количество уменьшилось.

Я помню день, когда ехал с другом на машине за город. Мне позвонила жена и сказала, что из всей попытки у нас получился только один эмбрион. Эта новость меня очень расстроила. Я не рассчитывал на успех, я расстраивался даже не из-за того, что придется опять платить деньги за всю процедуру — на тот момент я зарабатывал достаточно и у нас были отложены деньги. Я расстраивался, что нам опять придется через все это проходить, хотелось уже все бросить.

Конечно же, мы сделали перенос того эмбриона. Тогда случилось чудо: эмбрион прижился. У нас родился ребенок и вот уже пять лет радует нас!

Интересное по теме

Когда попытка превращается в пытку: 15 текстов НЭН о репродуктивных трудностях

Когда начался ковид, мы уехали жить в деревню, где стали много заниматься гиревым спортом, гуляли в национальном парке, катались на велосипедах и много бегали. Когда к концу 2020 года мы решились на второго ребенка, поехали в Москву и стали работать с той же клиникой.

Мы знали, что с нашими анализами следующий ребенок будет означать повторение всей истории. Но после того как я получил результаты первых анализов, в них не поверил не только я, но и мой эндокринолог. Я сдал анализы еще раз, и они показывали, что теперь мы можем попробовать самостоятельно зачать ребенка. Мы отнеслись к этому как к нелепой шутке, но, раз уж врачи отказывались брать у нас сотни тысяч рублей и предлагали попробовать самостоятельно, было глупо не послушать их.

Теперь мы родители двух чудесных девочек, которые прошли и через ЭКО, и через традиционный путь зачатия.

На протяжении всего пути я неоднократно слышал от врачей, что мужчины не любят вникать в свои проблемы, не любят сдавать анализы и не любят признавать слабость. Наверное, опыт предпринимательства сформировал меня иначе, и я всегда искали как раз свои слабости и проблемы, чтобы работать с ними. И свое бесплодие воспринял как очередной проект, который нужно разложить по полочкам и решать последовательно. Я рекомендую всем мужчинам не забивать на свое здоровье, заниматься спортом, обязательно заниматься силовыми упражнениями, соблюдая умеренность. И обязательно сдавать анализы, выявлять проблемы репродуктивной системы, не бояться этих сложностей. Из-за бесплодия вы не перестаете быть мужчинами. Будет тяжело, но состояние современной репродуктивной медицины дает много надежды.

Бесплодие, кажется, только укрепило наши отношения с женой. Мы вдвоем штурмовали эту гору, и при всем фокусе этого рассказа на моем опыте большую часть работы проделала моя жена. На нее легла невероятная гормональная нагрузка гиперстимуляции для ЭКО, она выносила двоих детей. За все это время мы научились говорить и обсуждать сложные и неприятные темы, не избегая их. Спустя годы мы уже забыли весь ужас и отчаяние ситуации и я редко возвращаюсь к записям того времени. Но я знаю, что тогда мы подобрали ключ к здоровым отношениям — общение и признание проблем. Ни у одного дела, столь сложного, как зачатие ребенка, нет стопроцентной гарантии успеха, но с надежным партнером вы точно получите удовольствие от этого пути.

Сергей Артеменко

Уролог клиники DocMed ЭКО

Сергей Артеменко

Уролог клиники DocMed ЭКО

Невнимание к своему здоровью есть и среди мужчин, и среди женщин.

В последнее время в меньшей степени, но все еще бытует мнение, что, когда пара сталкивается с отсутствием наступления желанной беременности, проблема исключительно в здоровье женщины. И только ей следует обратиться к специалисту и, следовательно, лечиться. Но планируют и участвуют в зачатии и мужчина, и женщина, соответственно, обследование и лечение (при необходимости) касается обоих.

Чтобы скорректировать мужское бесплодие, требуется, во-первых, обратить внимание на факторы риска, во-вторых, попытаться их исключить. Также, если это возможно, нужно убрать другие причины бесплодия. Это излечимая болезнь. Невозможно скорректировать только генетические причины, например тяжелые формы азооспермии (отсутствие сперматозоидов в эякуляте). В таком случае врачи прибегают к биопсии яичек и/или придатков яичек, а иногда и к донорской сперме.

Ликбез «Он умирает. Он умрет. Вам надо это сказать». История Льва Федоренко и его мамы, которые два года ждали донорское сердце
Мальчика спасти не удалось, а Минздрав РФ теперь требует с матери девять миллионов рублей за «необоснованные траты».