Читатели НЭН
13 August 2020

«Не представляю себе, чтобы доисторические женщины терпели такую боль, обращались к консультантам и маммологам или бросали все и кормили смесью»: история одного непростого ГВ в монологе читательницы НЭН

Мы регулярно публикуем истории читательниц, которые рассказывают о своем опыте кормления детей. Мы считаем, что разные ситуации заслуживают внимания и формируют реальную картину жизни в статусе молодой матери. НЭН выступает за честный разговор о трудностях, радостях и вызовах ГВ (мы даже делали об этом эфир!), поэтому сегодня мы публикуем еще одно письмо, в котором наша читательница, рассказывает о том, каким непростым для нее оказался путь к успешной лактации.

«Мастит на обе ваши груди!» — именно так звучало бы страшное проклятие, если бы Шекспир был кормящей матерью.

Когда я готовилась к рождению первого ребенка, у меня и мысли не было, что я буду кормить его иначе, чем грудью. Я даже прочитала целую книгу про ГВ. Все, что было в ней написано, выглядело вполне очевидно и довольно просто. В дальнейшем оказалось, что книга была совершенно бесполезна, как и тонны другой прочитанной мной информации и просмотренных видео на эту тему.

Все пошло не так с самого начала. Ребенка не приложили к груди сразу после родов и унесли в детское отделение. Роды были непростыми, я была очень уставшей — все, что я хотела на тот момент, это есть и спать, поэтому особого значения этому не придала, решила что мы просто поспим в разных комнатах.

Потом все пошло не так еще больше. Когда я забрала ребенка из детского отделения (медсестра еще очень удивилась, что я готова его забрать, хотя после родов прошло больше 12 часов; я даже подписала бумагу, что забираю его на совместное пребывание), он был уже накормлен смесью. Не успела я взять его на руки в палате, как без предупреждения пришла моя мама — как раз начались часы посещения — и на руки взяла его она, а не я. Ну а далее по списку: у вас плоские соски, нужны накладки, молоко есть, значит можешь кормить, вот вам докорм... и начался мой долгий и непростой путь к успешному ГВ.

Я боролась за наше ГВ, почему-то мне было очень важно кормить ребенка именно так. Несколько месяцев я кормила через боль с искрами из глаз, я не знаю, как я выдержала все это и не уверена, что смогу когда-нибудь такое повторить.

Итак, неделю мы провели в роддоме на преимущественно искусственном вскармливании — смешанным назвать его язык не поворачивается. Я делала все, что могла, сцеживалась, кормила с накладками и без, но все это были жалкие попытки. Скажем так, с накладками он получал хоть немного грудного молока.

Когда малышу было дней десять, я вызвала консультанта, чтобы снять его с накладок. Через полтора часа попыток насадить его на мою голую грудь, она сказала, что не знает, что делать, он слишком привязан к силикону, и это впервые в ее практике. Все вокруг было залито молоком, но мало что попадало в рот ребенку, орущему от голода; можете себе представить степень моего отчаяния? Через два дня мне удалось полностью убрать накладки. Все это было жутко больно, трещины были страшные уже с роддома, накладки ситуацию не спасали, я кормила через слезы, с ужасом ожидая момент попадания соска в рот ребёнку. С одного соска слезла кожа, это было кровавое месиво, он так и остался деформированным.

Но сосками дело не ограничилось. Грудь болела вся, постоянно. В какой-то момент я почувствовала, что у меня лактостаз, но не знала что с этим делать (научиться сцеживаться руками это, знаете ли, тоже целое дело). Я стала срочно искать маммолога с ближайшим возможным временем для записи и поехала на прием.

Табличка «маммолог-онколог» на двери сразу показалась мне подозрительной: туда ли я попала? Врач осмотрела меня, отправила на узи, на котором было обнаружено нечто аномальное, после чего она отправила меня домой на выходные (это была пятница) лечиться гомеопатическими шариками (интересно, онкологию она тоже ими лечит?). Я не стала разыскивать гомеопатическую аптеку и через день срочно вернулась в эту клинику к другому маммологу с температурой 38.

Получив гениальный совет от маммолога-мужчины — «терпеть и кормить», — отправилась домой и больше в эту клинику не возвращалась. Спасло меня только то, что уже прошедшая через все эти муки подруга, посоветовала мне врача, специализирующуюся на лактирующей груди. У меня уже был мастит, но, к счастью, все обошлось без госпитализации.

Через какое-то время я снова почувствовала неладное и вызвала консультанта, чтобы расцедить грудь. Позже я поняла, что в этом не было необходимости, поскольку с лактостазом я уже на тот момент справилась сама, но меня беспокоило уплотнение в груди. Все, что на это сказала консультант: «Это железка». Почему она вдруг так пальпируется в таком месте, она объяснить не смогла. Когда после сцеживания я стала при ней кормить ребенка, она посоветовала мне при этом съесть банан и когда я откусила первый кусочек обратилась к ребенку: «Ну что, сладенькое пошло?». Э-э-э-э, что?! Из моего рта сразу в грудь?

Когда к трем месяцам ребенка грудь все еще болела, я еще разок съездила к маммологу, теперь оказалось, что у меня еще и молочница, ну и, конечно, прикладывание все еще неправильное. Она порекомендовала мне адекватного консультанта. Адекватный консультант очень подробно и долго объясняла мне и показывала все премудрости правильного прикладывания и (Аллилуйя!) заметила, что мой ребенок действительно недостаточно широко открывает рот, посоветовала остеопата. Кажется, после остеопата стало немного лучше, а может, ребенок уже просто вырос достаточно, чтобы моя грудь нормально влезла ему в рот, но к его четырем месяцам все как-то наладилось и скорее всего, по классике российской медицины, само прошло.

Я кормила сына до года и восьми месяцев.

Сейчас я уже два месяца как кормлю своего второго ребенка. Дочь приложили к груди в родзале, не докармливали без моего ведома и вообще ни одной манипуляции не проводили без моего согласия и присутствия. Искры из глаз сыпались около недели, к месяцу удалось наладить безболезненные кормления. С лактостазами и повышением температуры я уже встретилась и даже съездила к маммологу. К счастью, пока ничего страшного. Трещины есть, мне они дискомфорта не доставляют, но врач говорит, что корочки закрывают протоки (что увеличивает риски застоев). С мифическим радужным единорогом по имени «Правильное прикладывание» я так и не встретилась.

Казалось бы, ты только что родила, из тебя вышел целый человек, тебе надо памятник при жизни поставить (я действительно так считаю) и да, с тебя пока хватит, но не тут-то было…

Не знаю уж, как род человеческий выжил, не представляю себе, чтобы доисторические женщины терпели такую боль, обращались к консультантам и маммологам или бросали все и кормили смесью. Может быть, они просто отдавали хищникам неправильно прикладывающихся детей?

Впрочем, это всего лишь история одного очень сложного ГВ, обычно все проблемы решаются к месяцу, и я даже слышала, что есть женщины, которым кормление дается легко и просто с рождения ребенка.

Я хочу поддержать всех мам: вы лучшие, ваш выбор правильный, вы единственные знаете, как лучше для вас и вашего ребенка.

Ещё почитать по теме

«Я ненавидела свою грудь за то, что она такая неудобная для ребенка»: откровенный монолог матери, которая разобралась с грудным вскармливанием только после его завершения


На самом деле в России не поддерживается грудное вскармливание — и вот почему


Мама, убери это: каким мучением на самом деле может обернуться грудное вскармливание

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе