Читатели НЭН
4 November 2020

Большая грудь как симптом бесплодия: личный опыт одной мамы

Некоторые болезни настолько коварны, что их главный симптом считается признаком красоты и прячется от внимания женщины на самом видном месте. Читательница под ником Alyalya_art прислала свою историю об очень странном предвестнике бесплодия — огромной груди.

Когда я еще только интересовалась материнством, где-то прочитала, что увеличение груди — приятный бонус начала беременности. Вроде и женщинам так кажется красивее. И мужчины связывают размер бюста со способностью быть хорошей мамой. Поскольку я с пятнадцати лет ходила с уверенной двушечкой под майкой, спорить с такими утверждениями не хотелось. Ведь мне повезло и в глазах автора высказывания — должна стать хорошей матерью.

Я еще не перестала предохраняться, когда заметила что грудь увеличилась на размер и стала плотной на ощупь. Эти изменения появились на фоне трех нервных работ и спортзала. Вместо того, чтобы начать беспокоиться, я порадовалась, что стала более привлекательной для своего мужчины. К тому моменту я уже порядком выгорела и мечтала покинуть башню трудоголизма. Декретный отпуск представлялся как спокойное время, когда я в духе сцены из фильма «Союзники» рисую акварельные скетчи на пикнике в парке, а рядом трое малышей-погодок.

Такой сказочный образ подстегивал как можно скорее перейти к активной фазе планирования.


Поэтому покалывание и резь в груди, которая отдавала в лопатки, я приняла за вестник задержки. Но, месячные пришли вовремя, а боли не прекратились и продолжались еще несколько месяцев. Врач предложил пройти исследование: кровь на гормоны.


Анализы показали гиперпролактинемию, т.е. повышенный в три раза пролактин  — гормон, отвечающий за лактацию.

Так я узнала, что внезапное увеличение груди является распространенным результатом повышенной нагрузки на организм. А еще гиперпролактинемия может вызывать психические изменения, отсутствие менструации, и с ней связана треть случаев женского бесплодия.

Гормональный дисбаланс, казалось, был отражением моей жизни: я слишком старалась ради абстрактной цели и игнорировала свои потребности в отдыхе.


А мое тело так стремилось в мечту с тремя детьми на прогулке, что, упустив момент с зачатием, сразу приготовилось их всех кормить.


Помню, было очень стыдно, что своими женственными формами я заманила партнера в бесплодные отношения. Мы оба хотели многодетную семью, и то, что даже первый оказался под вопросом из-за моего дефекта  — сильно ударило по самооценке. Чувствовала себя обманщицей.

Как мне рассказал гинеколог, физиологическую гиперпролактинемию не всегда нужно лечить медикаментами. У каждого человека уровень гормона постоянно колеблется — и это нормально. Пролактин в принципе часто называют гормоном стресса. Так же он всегда повышается во время секса и во сне. Но в моем случае реакция организма была слишком сильная. Боль в груди снижала качество жизни.


Врач даже попробовал меня подоить  — показатели в анализах вполне допусками образование молока!


Но, самое ужасное, что пропали овуляции и я не могла забеременеть.

Прописали снижение тревожности и таблетки, подавляющие лактацию. Пришлось отказаться от части работы. Но я не сильно расстроилась, потому что с самого начала лечения побочное действие препаратов вызывало слабость и общую заторможенность. А потом оказалось, что уменьшение концентрации гормона само по себе обладает седативным эффектом. Или я просто стала нормальной из задерганной.

Постепенно молочные железы расслабились вместе со мной.

Так мне удалось забеременеть моим милым сыном.

Практически до родов контролировали выработку гормонов. Зато в первые три месяца — дорвалась до кормления и залила молоком весь дом. Размер чашечки бюстгальтера вырос до F. Тяжело было подобрать белье и оно было все время мокрое. Сколько бы я ни меняла вкладыши, — молочные разводы были тут как тут. Один за другим нападали лактостазы и ощутимые родными перепады настроения. На посещение врачей для коррекции состояния время нашлось только после полугода.

Конечно, мне сказали, что ни о каких погодках не может быть и речи. В ходе дополнительного исследования назначили МРТ головного мозга.


Так диагноз скорректировали — оказалось, что у меня микроаденома гипофиза, а значит, терапию нужно будет продолжать. Вообще-то, что я родила — удача.


С микроаденомами гипофиза сталкивается каждый четвертый обследуемый человек. Это самые распространенные доброкачественные опухоли. Приставка микро- означает, что ее размер меньше одного сантиметра. Бывает, что они вообще никак себя не проявляют. А иногда влияют на выработку гормонов. Никто не знает, от чего они появляются. Т.е. врачи оказались не уверены, что микроаденома была изначальной причиной проблем. По их словам, она могла появиться и из-за беременности, и из-за моих первоначальных стрессов, а могла быть со мной всю жизнь в спящем виде. После такой череды открытий о своем здоровье начинают пугать абсолютно любые изменения в самочувствии!

Сейчас я кормлю уже более двух лет. Постоянно испытываю давление со стороны врачей: от стоматолога до педиатра. Причем не все их них знают историю беременности и призывают прекращать по каким-то отстраненным причинам. Что-то про «после года молоко пустое». Что кажется странным, ведь ВОЗ рекомендует кормить до двух и дольше, если это устраивает всех участников процесса. А мой сын, например, очень даже ЗА! Он уже отселен в отдельную комнату, но остается верен ГВ перед сном и не скрывает восхищения в процессе. Кормление стало зоной комфорта и реализацией себя как хорошей мамы.

Ребенка моя лактация полностью устраивает. А мне страшно даже думать об отлучении.

Я боюсь, что, свернув ГВ, я снова столкнусь с несостоятельностью тела. Его невозможностью забеременеть без лечения и провалившимся декольте после слишком стремительного роста. И, возможно, здесь и сейчас, кормя малыша, я проживаю самые светлые моменты материнства. Пусть и не на пледе в парке. И без попыток спокойно порисовать.

НЭН-курс

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе