Контрацепция: женская ноша и женская вина

В Твиттере параллельно полыхают две дискуссии: обсуждение абортов и обсуждение прерванного полового акта как метода контрацепции.
1 июля 2022
Анна Кухарева
Иллюстрация Лизы Стрельцовой
Иллюстрация Лизы Стрельцовой

Первая дискуссия, начавшись вполне цивилизованно, встретила на своем пути пролайферов и превратилась в срач. Не она нас интересует, но о ней мы упомянем чуть позже.

Второй тред за авторством @daria_firsova тоже обернулся чем-то странным. Излагаю суть: авторка треда утверждает, что если бы мужчины всю историю человечества учились выносливости и контролю, вопрос абортов и нежеланных детей не стоял бы на повестке дня. Цитирую (это прекрасно): «Потому что неэффективность ППА — это про вынимание в последний момент. А если бы вы все умели шпилить достаточно долго, вынимать минут за десять до эякуляции и додрачивать — эффект ППА была бы типа 99,9 процента».

В общем-то, тред посвящен истории, и авторка не призывает пользоваться ППА сейчас. Она лишь утверждает, что проблему с лишними детьми в том же XIX веке можно было решить с помощью своевременного извлечения полового члена из вагины при сексе. Ну и говорит о том, что это довольно эффективно при отсутствии альтернатив.

Казалось бы, логично, да? Не совсем, ребята.

Почему они не вынимали: богословский аспект

В христианстве и иудаизме мастурбация не приветствовалась в принципе. Само слово «онанизм» происходит от имени Онана, второго сына одного из ветхозаветных праотцов — Иуды (не того самого, наш герой жил раньше!).

У Иуды было три сына — поначалу. Затем старший сын Ир погиб, не дав наследников. По тогдашней традиции жена погибшего Фамарь должна была выйти замуж за одного из его ближайших родственников, а ее ребенок от этого союза считался бы первенцем и наследником Ира.

Средний сын Иуды Онан женился на вдове, но «когда входил к жене брата своего, изливал семя на землю, чтобы не дать семени брату своему» (Бытие, Глава 38, стихи 8–9). То есть он либо пользовался прерванным половым актом, либо вообще заранее мастурбировал, чтобы у него ничего не вставало. Бога почему-то это прогневало, и он умертвил Онана.


Толкователи Библии расходились в версиях, за что наказали мужчину: за ППА или за мастурбацию. На всякий случай грехом стали считать и то и другое.


Более современные богословы, кстати, полагают, что Онану прилетело за нарушение брачных обычаев, а не за то, что он играл в «карманный бильярд».

Церковь не одобряла какого-либо пролития семени без цели производства детей. Правильный христианин ни в коем случае не должен был вынимать, а тех, кто так поступал — осуждали. С мастурбацией у подростков яростно боролись: заставляли детей класть руки поверх одеяла, применяли холодные ванны, надевали какие-то приспособления, которые мешали трогать себя за половые органы. И это делали не в каком-то дремучем Средневековье, а еще в начале XX века!

Интересное по теме

«У тебя на руках волосы вырастут». Почему родители зря пугают и стыдят детей

Секс вообще не одобрялся, но поскольку как-то надо было «плодиться и размножаться», с его существованием приходилось мириться. Но только ради зачатия детей и только в браке! Не хочешь деток — не занимайся сексом, хочешь заниматься сексом — кончай в женщину и получай деток.

Это имело смысл — многодетность была единственным способом защититься от вымирания. У людей вплоть до конца XIX века было мало шансов родить одного ребенка и сохранить его живым до половозрелого возраста: войны, эпидемии, голод, высокая младенческая и детская смертность и прочие радости жизни в мире без антибиотиков мешали идее ограничения рождаемости.

Существовало большое количество домашних обязанностей, к которым люди низших сословий очень рано подключали детей. Дети могли работать и зарабатывать деньги — это было разрешено еще в начале XX века. В зрелости они брали на себя заботу о постаревших родителях. В этом смысле родить нескольких детей «про запас» и для помощи по хозяйству было разумно. Дети заменяли пенсионные накопления.

А в чем же интерес церкви, спросите вы? Церкви нужны были новые прихожане, которые будут платить десятину (или другой религиозный налог). Кроме того, церковь всегда была тесно связана с политикой, а политика — с войнами. Если в какой-либо области рождалось мало детей, ее соседи запросто могли нарожать побольше новых солдат и завоевать слабого, малодетного конкурента. Так происходили многие великие завоевания: сначала шел демографический взрыв, затем — атака на соседей.

Так что не было ни единой причины, по которой церковь могла пожелать ограничить рождаемость. Собственно, церковь ее до сих пор не хочет ограничивать и выступает против контрацепции и абортов (хотя в перенаселенном мире, где есть нормальное здравоохранение, такая позиция как минимум нерациональна). Но прихожане в гнилой соломе не самозарождаются, увы.

От детей сплошная польза!

Учитывая уровень здравоохранения и тяжелые обстоятельства жизни, можно было ожидать, что часть детей умрет от естественных причин — поэтому мужчины из низшего сословия не волновались насчет количества голодных ртов. Если ртов становилось слишком много, широко применялась практика инфантицида.


Вспомните количество сказок, в которых детей отводят в лес, потому что стало нечего есть! Это и в реальности происходило, к сожалению.


Кроме того, большое количество голодных ртов быстро превращалось в большое количество рабочих рук. Парней можно женить и получить приданое, а девушки помогали в поле и по дому. Если поднатужиться и вырастить десять детей, можно было ожидать, что старость твоя будет обеспеченной и сытой. У крестьянина, мещанина или ремесленника не было никаких причин отказываться от деторождения.

Представителям высших сословий были нужны наследники, которым можно передать свое состояние и титул (если он имелся). Наследников лучше родить несколько: вдруг война или эпидемия. Младенческая смертность была высокой и среди богачей — в конце концов, главной причиной гибели детей долгое время была антисанитария, и пока мир не узнал о микробах и вакцинации, болезни сгубили немало барчуков. А еще, много детей — это много ценных брачных союзов. Так что многодетность приветствовалась и среди дворянства и купечества.

Пожалуй, страдать от многодетности могли только очень бедные люди, у которых не было ни единой возможности выкормить детей, и средний класс, у которого не было потребности в рабочих руках, наследниках и династических союзах.

Откуда берутся дети

Возможно, беднякам и клеркам хотелось бы контролировать свою репродуктивную функцию, однако у них не имелось четкого понимания механизмов размножения — вспомните хоть Диккенса, который сердился, что жена нарожала ему десять детей!

Интересное по теме

«Ситуация дружески улажена»: как Чарльз Диккенс развелся с пополневшей после десяти родов женой и его все жалели

С седой древности люди подозревали, что деторождение как-то связано с сексом и семяизвержением. Однако они слабо представляли себе, как происходит зачатие. Если не кончать в женщину, детей не будет? А если пользоваться презервативами из бараньих кишок? А если заниматься с женщиной только анальным сексом? Ответ на все эти вопросы был: «Нет», — потому что процент осечек был, скажем прямо, довольно высок. И люди весьма долго искали этому объяснение.

Возможно, что и Диккенс и упомянутый в треде Чуковский, пользовались методом ППА, просто он не давал желаемого результата в ста процентах случаев. Сперматозоиды же такие проказники! Но о проказниках расскажу чуть попозже.

Мое тело — мое дело

От отсутствия контрацепции страдали вовсе не мужчины — поэтому им не было смысла бороться за ее разрешение. От внебрачных детей можно и отказаться, в конце концов, а те, что нажиты в браке, — это полезный ресурс. Мужчина, который не предохранялся до появления венерических болезней, не рисковал ровно ничем, кроме экономического благополучия.

Но вот женщины… Беременность и роды — небезопасная штука. В родах можно умереть. Во время беременности можно умереть. Деторождение вообще подрывает здоровье — вспомните все те сказки, где у главной героини умерла мать, и отец женился на другой женщине!


Поэтому с древних времен женщины пытались придумать какие-то народные средства, чтобы не ходить хронически беременными.


Большинство из этих средств, конечно, работали плохо, но некоторые и помогали. Неплохо работать в этих условиях могли ППА и лактационная аменорея — отсюда легенды об их эффективности. С древних времен люди пытались создавать спермициды и презервативы из подручных средств, женщины знали о существовании менструального цикла и следили за ним, кроме того, для предотвращения нежелательной беременности применялись некоторые колдовские практики, вроде плевков в рот жабы.

Проблема была в том, что официальная позиция государства и церкви не давала женщинам возможности делиться своим опытом друг с другом открыто. А тех, кто не хотел рожать — осуждали. Блин, их до сих пор осуждают!

Слезть с карусели деторождения женщине можно было только одним законным способом — уйти в монастырь. В Средние века и эпоху Возрождения многие так и делали.

Интересное по теме

От крокодильих фекалий до гормональных пластырей. Как человечество предохранялось в разные времена

Почему они не вынимали: аспект физиологический

Контрацепция не нравилась не только церкви, но и самим мужчинам. Древние способы предохранения от нежелательной беременности предполагали использование сложносоставных мазей, помещение во влагалище каких-либо предметов, препятствующих попаданию спермы в матку, или толстых и неудобных «протопрезервативов». Альтернативой было вынимать член из партнерши в самый интересный момент.

Короче, предохраняться было неинтересно: исчезала возможность спонтанного секса и надо было помнить о самоконтроле. Известно, что чем ближе к оргазму, тем самоконтроля меньше. Мужчины, напомню, ничем не рисковали, а церковь осуждала ППА… Так что если случился «упс!», несдержанный мужчина не очень расстраивался — дело-то богоугодное, а момент оргазма при пенетрации ощущается приятнее.

Почему мужчинам не было смысла «тренировать выносливость»

Женское удовольствие при половом акте долгое время было явлением, к которому никто не стремился. Божечки-кошечки, да даже сейчас не каждый взрослый мужчина способен найти клитор (и еще меньше парней знают, что с ним делать, после того, как нашел)!

Однако некоторое время в средневековой Англии бытовало мнение, что для зачатия ребенка необходим женский оргазм. Это было золотое время для замужних дам — и скорбное для тех, кто пережил насилие и забеременел. В этом случае беременность воспринималась как свидетельство полученного удовольствия — и суд оправдывал преступника.


Затем представления о зачатии поменялись, и вопрос — будет у женщины оргазм или нет? — перестал волновать кого-либо, даже самих женщин.


Подавляющее число замужних дам в XIX веке никогда его не испытывали. Отсюда растут ноги у стереотипов о том, что мужчинам жизненно необходим секс, а женщинам — нет, что женщины при помощи секса манипулируют мужчинами, что существуют фригидные женщины, у которых постоянно «болит голова», что мужчины так несдержанны в своих сексуальных желаниях, что могут просто наброситься на женщину, если им приспичит.

Наличие сексуальных желаний у женщины считалось постыдным. Удовольствие от секса получать было не принято: в викторианскую эпоху приличной даме предписывалось смирно лежать в миссионерской позиции и испытывать легкое отвращение от коитуса. Неприличные дамы, которых мужья приличных вертели как хотели, тоже не особо радовались половому акту — потому что большое количество искусственно наложенных на секс ограничений провоцировало всякие девиации.

Долгое время единственными бенефициарами сексуальных отношений были мужчины. И им не нужно было тренировать никакую выносливость — зачем? Вот, допустим, есть у нас некий «скорострел», который получает оргазм после двух минут вялых фрикций. Плохо ему что ли? Хорошо! Он становится счастливым человеком в десять раз быстрее, чем мужчина, способный продержаться минут двадцать.

Создавая треды об истории ППА, стоит помнить, что мужская выносливость нужна была в первую очередь женщинам, которых в том же XIX веке никто не стремился удовлетворять. Увы-увы.

Почему в наш просвещенный век еще существует ППА

Грянула сексуальная революция, и у женщин появились надежные способы контролировать рождаемость: латексные презервативы, оральные контрацептивы, гормональные пластыри, внутриматочные спирали.

Презервативы были с точки зрения женщин просто прекрасным вариантом: они давали защиту от беременности и ЗППП, почти не имели побочных эффектов (аллергия на латекс — очень-очень редкая штука) и позволяли заниматься сексом довольно гигиенично — не все, знаете ли, любят, когда из них течет и надо срочно нестись в душ. Кому нужен был ППА при наличии такого верного средства?

Представьте себе, оказалось, что прерванный половой акт нужен мужчинам! Много веков на его существование клали с прибором, а затем некоторые джентльмены вспомнили о нем и начали убеждать партнерш, что «если вовремя вытащить — пирог не подгорит». Почему так произошло?

Во-первых, долгое время латексные презервативы действительно были достаточно толстыми и с ними невозможно было получить те же ощущения, что и при незащищенном сексе. Цветы и противогазы — и все такое. Но этот недостаток у кондомов быстро прошел. Мне кажется, гораздо приятнее получать оргазм в современном тонком презервативе, чем помнить о самоконтроле, волевым усилием прерывать весьма приятный процесс, а потом «додрачивать». Помастурбировать можно и в одиночку, зачем женщину-то приглашать?

Во-вторых, ППА, в отличие от презервативов, штука бесплатная. Это очень важно для тех, у кого нет денег: то есть для школьников и студентов. Кроме того, были времена и страны, в которые достать презервативы было очень сложно. Ими даже пользовались по нескольку раз (фууу!).

В-третьих, о презервативах надо помнить. Надо пополнять запасы, следить за сроком годности, носить их с собой и не забывать в зимней куртке, которая висит на вешалке. Для многих это сложно. Куда проще сказать: «Я смогу остановиться в нужный момент».

В-четвертых, прерванный половой акт отдает контроль в руки мужчины. Именно он, чувствуя приближение оргазма, решает, вынимает он или нет.


Он буквально определяет судьбу женщины в этот момент — быть ли ей беременной.


Оплодотворить другое живое существо — значит получить над ним огромную власть. Беременная женщина никуда не денется. Ею можно манипулировать. Если она решит прервать беременность, ее можно за это стыдить. Многие такие мужчины настаивают на равных репродуктивных правах, знаете, что это такое? Это возможность запрещать женщине делать аборт или предохраняться.

Если вы подозреваете меня в слишком мрачном взгляде на мир — почитайте о таком явлении как стелсинг. Мужчины, практикующие его, тайно снимают в процессе секса презерватив. Многие это делают лишь для того, чтобы ощущать контроль над женщиной и ее фертильностью.

Интересное по теме

В Калифорнии запретили насиловать жен. И снимать презерватив без согласия партнера

Что не так с ППА

Для начала, нужно принять на веру тот факт, что мужчина сможет вовремя достать. Но часто удовольствие оказывается сильнее благих намерений. Кроме того, прерванный половой акт никак не способен защитить от инфекций.

Это негигеенично. Вредно для мужского психологического благополучия. А главное — во время ППА во влагалище все равно могут попасть сперматозоиды. Как? Во-первых, в уретре может оставаться небольшое количество спермы после предыдущего полового акта. Во-вторых, она остается и на коже полового члена, так что два раза подряд автоматически становятся весьма рискованным делом. Ученые предполагают, что и в предэякуляте содержится небольшое количество сперматозоидов, достаточное для оплодотворения женщины.

А еще — и об этом говорили даже в том самом треде — средний половой акт длится семь минут. Если прервать его на середине, то собственно на соитие остается всего три минуты. Их явно недостаточно для того, чтобы женщина получила свой оргазм. Ну и зачем нам, дамы, в это ввязываться?

Женское бремя

Даже в случае, когда контроль находится полностью в руках мужчины, он способен обвинить партнершу в том, что она «залетела» специально (сама слышала такое!). Что уж говорить о том, как стыдят за беременность женщин, пользовавшихся таблетками, спиралью или презервативами…

Сколько в интернете баек о том, как женщины саботируют контрацепцию лишь бы забеременеть и «женить» на себе мужчину — не счесть. Все эти истории сводятся к одному — женщинам опасно доверять контроль над вопросами размножения. Но и брать на себя ответственность за предохранение от нежелательной беременности мужчины не спешат. Пока что есть только один надежный «мужской» метод — вазэктомия. И он непопулярен.

Интересное по теме

Метод контрацепции для сильных духом: рассказываем все, что известно о вазэктомии

Но ни один способ предохранения от нежелательной беременности не дает стопроцентного результата. Большую часть мер приходится принимать женщинам. С побочными эффектами (от гормонов, например) тоже сталкиваемся мы. И если беременность наступает — обвиняют в глупости и беспечности именно женщин, которые могли использовать «кучу современных средств». Хотя, напомню, в процессе производства детей участвуют двое и они должны нести равную ответственность.

«Бабы глупые — залетят, а потом на аборт бегут», «надо было думать головой, а не другим местом», — слышали такое? Во всех этих историях куда-то теряется второй взрослый и ответственный человек, который занимался с женщиной сексом. И эякулировал. Он-то что, умный?

К наличию разного рода надежных современных средств апеллируют, кстати, многие сторонники запрета абортов. Мол, умные, если не хотят детей, предохраняются, а глупые бегут на аборт. Нечего детей убивать, пусть рожают.

Интересно, как с их точки зрения выглядит беременность в результате изнасилования? Не скажешь же напавшему на тебя мужчине: «Извините, господин насильник, давайте отложим наш недобровольный секс на неделю — я должна поставить спираль»! Не спросишь же у него, есть ли у него с собой презервативы.

Большое количество методов контрацепции — это отлично, но их должно быть еще больше. И ответственность за появление детей не должна ложиться только на женщин, поэтому нужна мужская контрацепция. Нужны новые средства с минимумом побочных эффектов и возможность их комбинировать, чтобы каждая сторона, принимающая участие в сексе, была уверена, что сделала для предотвращения беременности все, что возможно.


И у женщин должно быть безусловное, неотчуждаемое право на безопасный аборт.


Потому что все риски беременности — это женское бремя. Все риски родов — женское бремя. С детьми с пороками развития остаются матери. Матери терпят недосып, депрессии, осуждение окружающих и проблемы со здоровьем, вызванные нехваткой времени на себя. А мужчина, чья партнерша забеременела, по-прежнему не рискует ничем, кроме денег. И конечно, не мужчинам определять — должна женщина рожать или нет. Нет матки — нет права голоса.