Простите, но мы тоже собираем cookie, а еще данные об IP-адресах и местоположении. Без этого наш сайт не будет работать.
Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.

Инвалидность не заразна: 6 мифов об инклюзии

Как подготовить ребенка к встрече детьми с самыми разными особенностями, что отвечать на сложные вопросы про инвалидность и почему опыт инклюзии может стать важным и полезным в будущем? Рассказывают специалисты инклюзивного центра «Йом-Йом».
9 сентября 2022
Яна Иванова
Коллаж Лизы Стрельцовой
Коллаж Лизы Стрельцовой

Первая встреча не должна превратиться в травму

В книге «Время колоть лед» Катерина Гордеева* вспоминает о своей первой встрече с детьми с инвалидностью: «…к нам в школу в рамках какого-то обмена привезли детей-инвалидов. Это кажется был первый раз, когда я увидела других людей. <…> Да я их, по правде говоря, не встречала: на нашей улице жил только Гена с синдромом Дауна. По старой русской традиции он был „нашим юродивым“. А других не было. И вот, увидев человек двадцать или тридцать моих же ровесников, но инвалидов, то есть совсем других, я онемела от ужаса и удивления».

Реакция взрослой школьницы была совершенно нормальной. Как еще мог отреагировать неподготовленный подросток? В его картине мире таких людей раньше не существовало.


У маленьких детей восприятие устроено иначе: для них видеть и принимать «других» — совершенно естественный процесс.


В наши дни общественное сознание начало меняться, и родители детей с инвалидностью все чаще живут вместе с ребенком обычной жизнью: они гуляют на детских площадках, посещают музеи, театры, спортивные мероприятия. Чем раньше ваш ребенок увидит в одном из этих мест малыша, который чем-то от него отличается, тем меньше ему придется что-то объяснять.

Интересное по теме

Мам, а что с этой девочкой? Как поговорить с ребенком о детях с особенностями развития

Конечно, если это случится в пять-шесть лет, ребенок может задать вопрос: «А что случилось? Почему тот мальчик или девочка не ходит/не говорит/странно себя ведет?»

Гораздо хуже, если ребенок не спрашивает, но при этом держит свои страхи в себе. В этом случае ему можно помочь — вызвать на разговор наводящими вопросами: «А ты заметил, что тот ребенок отличается от других?»

Будет ли первая встреча с ребенком позитивным или травматичным опытом, во многом зависит от степени напряжения и неуверенности родителей. Сами взрослые выросли и практически не сталкивались с «другими», поэтому им очень трудно отвечать на вопросы своего ребенка. А все, о чем не говорят взрослые, дети воспринимают как скрытое и постыдное.

Чего боятся родители

Родителям мешает не только отсутствие личного опыта, но множество страхов, стереотипов вокруг детей с особенностями. Ниже мы расскажем о самых устойчивых из них.

Миф: инвалидность заразна

Нет, особенности развития зависят от ряда причин и уж точно не передаются воздушно-капельным путем. Это может быть генетика или перенесенная травма. На многие из этих заболеваний, например, синдром Дауна или ДЦП, сложно повлиять, и, конечно, они не заразны.

Миф: дети с особенностями учат плохому

Повторив слова или действия несколько раз, ребенок удовлетворяет свой интерес и переходит к другим ярким для него событиям. Научится он хорошему или плохому — больше зависит от реакции значимых взрослых, которые своим поведением могут закрепить эти навыки.

Миф: дети с особенностями забирают все внимание воспитателя на себя

Всем детям требуется внимание: кому-то меньше, кому-то больше. Безусловно, ребенку с особенностями часто бывает нужно больше внимания, однако далеко не в кратном объеме. В смешанных группах как правило работает больше педагогов, и каждый из них грамотно распределяет свое время и внимание.

Миф: дети с инвалидностью мешают остальным и отвлекают их от занятий

Обычно все бывает наоборот. Некоторые дети с ментальными и поведенческими особенностями могут вести себя шумно, например, бурно реагировать на неудачи, но одногруппники к этому быстро привыкают и со временем совсем перестают обращать внимания на шум.

«В инклюзивной учебной среде дети учатся лучше понимать поведенческие проблемы, которые могут проявляться у их одноклассников. Они начинают понимать, что в данный момент у этих детей нет возможности вести себя лучше, и учатся принимать это. В то время как учителя работают над улучшением способности детей контролировать свое поведение», — говорится в международном исследовании, опубликованном в научном журнале Frontiers in Psychology в 2021 году.

Миф: только специалисты знают, как общаться с ребенком с инвалидностью

Дети с особенностями родились на свет не для того, чтобы с ними общались и занимались исключительно специалисты. У них такие же человеческие потребности, как и у других людей. Задача педагогов — помочь такому ребенку жить нормальной жизнью. Нам же следует общаться с ним так, как мы это делаем в повседневной жизни со всеми остальными детьми.

Миф: место, куда приходят дети с инвалидностью — средоточие проблем, трудностей и горя родителей.

Родители любят своих детей, радуются их успехам подчас сильнее, чем успехам их братьев и сестер, воспринимают трудности как вызов и повод творчески помочь ребенку и себе. А инклюзивное место — это место, где происходят игры, общение, а внимание направлено к уникальности каждого ребенка и каждой семьи.

Интересное по теме

«Человек, который не разговаривает, он как-то по-своему видит этот мир»: как взрослеют дети с аутизмом в России

Почему инклюзия необходима всем детям

Инклюзия — это человечный приветливый мир, где каждый может быть собой — разным и равным, это право каждого сидеть за одним общим столом.

Почему инклюзия нужна всем?

Общение с разными детьми и раннее представление о том, что такое инклюзия, дает всем детям полноту картины мира: есть люди с особенностями и своими ограничениями. Инклюзия формирует безбарьерное мышление.

Дети перестают акцентировать внимание на различиях и вешать друг на друга ярлыки, чаще проявляют заботу об окружающих, у них снижается страх перед различиями между людьми. Эти преимущества инклюзии для учащихся отмечены в международном исследовании «Краткий обзор данных об инклюзивном образовании» (2017), подготовленном доктором Томасом Хехиром, профессором Гарвардской высшей школы образования.


Принятие «других» развивает в ребенке чуткость, искренность, эмпатию и другие важные качества, что не менее важно, чем изучение иностранных языков или искусства. Развиваясь в инклюзивной группе, дети начинают понимать язык тела, жесты, невербальную коммуникацию, лучше осознают свои способности и возможности.


Инклюзивные группы небольшие, поэтому педагоги могут адаптировать задания под каждого ученика, чтобы он мог добиться наилучших результатов. Индивидуальный подход к ребенку помогает повысить его успеваемость.

Педагоги, работающие в инклюзивных классах, более терпимы, компетентны и сдержанны. Они умеют принимать учеников с разными характерами и особенностями, найти разные способы объяснения сложных вещей простым языком.

Интересное по теме

«Больше всего удручает невежественность, особенно среди врачей»: монологи матерей, воспитывающих детей с синдромом Дауна

В инклюзивных классах логопеды, психологи, арт-терапевты и другие специалисты работают со всеми учащимися, а не только с детьми с особенностями. Поэтому все ученики развивают свои творческие способности, пространственное мышление, мелкую моторику и эмоциональный интеллект. В обычных же классах такие специалисты могут быть не предусмотрены.

У детей, имеющих продолжительный опыт взаимодействия с разными сверстниками, лучше развиты soft skills (гибкие навыки). Они умеют хорошо организовать командную работу, отлично адаптируются к новым условиям, легко договариваются, быстрее учатся новому. И в дальнейшей жизни в школе, университете, а также при построении карьеры они могут использовать эти гибкие навыки: успешно находить язык с другими людьми, анализировать ситуации вокруг, эффективно вести переговоры.

У детей, прошедших обучение в инклюзивном классе, повышается уверенность в себе и развиваются когнитивные навыки. «Совместная учебная деятельность вызывает дополнительные когнитивные усилия у типично развивающихся детей, когда они пытаются объяснить свои действия своим сверстникам с особенностями развития. Обычные дети ставят себя на место другого, чтобы понять его трудности и начинают думать о том, как помочь преодолеть эти трудности», — говорится в исследовании.


Как это бывает на практике? Если один ребенок хочет играть с другим, но видит его ограничения, он подстраивается под них.


Например, когда дети с двигательными ограничениями играют на полу, остальные ложатся рядом с ними, чтобы быть на одном уровне и взаимодействовать. Или берут за руки тех, кто передвигается на инвалидном кресле, чтобы начать танцевать с ними. Здесь мы видим не только развитие человеческих качеств, но развитие навыка поиска нестандартных решений для нестандартных задач.

«Все дети — часть этого мира, и с самых ранних лет в инклюзивной среде ребенок получает возможность попрактиковать это общение с самыми разными детьми: с теми, кто говорит много, громко, быстро, с теми, кто вообще не говорит. Мне кажется, общение и обучение в этом разнообразном мире, позволит моему ребенку в будущем гораздо полнее воспринимать жизнь», — говорит Игорь, отец мальчика, занимающегося в инклюзивном центре.

Интересное по теме

«Родион спокойно подходил к людям и говорил: „Дуня не умеет разговаривать, она не понимает“»: как живут братья и сестры детей с аутизмом

Практика инклюзии оказывается полезной не только для самих детей, но также их родителей, которые также могут расширить свои социальные коммуникативные навыки и познакомиться с опытом других родителей:

«В инклюзивный центр меня с сыном привела моя сестра. Я тогда вообще ничего не знала про инклюзию. Потом в какой-то момент мы подружились с мальчиком с синдромом Дауна, это было очень интересно, он такой классный, веселый, и родители у него тоже замечательные», — рассказывает Алина, мама воспитанника инклюзивного центра.

В инклюзивных центрах дети с ментальными особенностями и занимаются наравне с нейротипичными детьми, которых, как правило, больше. Педагоги учат тех и других взаимодействовать и вместе познавать мир.

Родители ценят такое погружение: «Меня приятно радует, что мой ребенок с самого раннего детства понимает, что мы не только отличаемся цветом кожи, мы можем в принципе быть абсолютно разными людьми, но все по сути одинаковы», — говорит Александр про опыт своей дочери в инклюзивной группе.

* — Катерина Гордеева внесена Минюстом РФ в «реестр физических лиц, выполняющих функции иностранного агента».

Где еще читать НЭН?

У нас есть не только сайт

Ликбез Кто станет опекуном моего ребенка, если я умру?
В начале 2021 года численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, составила в России более 400 тысяч человек. Некоторые из них стали сирот...
Ликбез Сталкинг: почему преследования — это насилие, а не романтика
13 августа в Белорецке бывший муж убил молодую чиновницу, мать двоих детей. До этого он неоднократно избивал ее в браке, а после развода настойчиво преследовал...