Редакция
22 June 2021

Синдром кувады: как организм будущего отца реагирует на беременность партнерши?

Наверное, о том, что у беременности может оказаться довольно много побочек в виде рвоты и бессонницы, сегодня знают все. Но могут ли «симптомы» беременности появиться у мужчин, которые вскоре станут отцами? Такой феномен существует — издание The Atlantic посвятило этой теме большой материал, а мы публикуем его сокращенный перевод.
Коллаж Аси Березиной
Коллаж Аси Березиной

Когда жена Кевина Грюнберга забеременела, он почувствовал тревогу. Иногда ему казалось, что это у него теперь растет живот. Когда мама Кевина была беременна, его отец сильно набрал вес.

В 2014 году то же самое стало происходить и с ним самим — и дело явно не ограничивалось одним лишь перееданием. Хотя Кевин был психологом по профессии, никаких научных данных о фантомной беременности у него не было.

Сегодня Грюнберг возглавляет в Калифорнии организацию помощи отцам, которая называется Love, Dad. А тогда, шесть лет назад, он оказался один на один со своими проблемами.

Ему пришлось самому искать информацию о так называемом «синдроме кувады», при котором мужчина чувствует симптомы беременности своей партнерши. Грюнберг вспоминает, что ощущал в собственном теле как психологические изменения, так и физиологические.

Понятие «кувада» впервые появилось в книге британского антрополога Эдварда Бернетта Тайлора в 1865 года.


«Кувада» происходит от французского слова couver и означает «высиживать яйца».


В литературе того времени ощущения симптомов беременности мужчиной воспринимались исключительно как проявления психосоматики. Хотя до сих пор четкого определения «синдрома кувады» не существует, термин употребляется во многих странах — от Китая до США.

Также можно встретить это понятие в текстах антропологов о древних практиках, в которых мужчина имитировал родовые муки жены для того, чтобы женщина испытывала меньше боли.

Сегодня изучением синдрома кувады занимаются несколько ученых. Один из них — психолог Артур Бреннан из Кингстонского Университета в Великобритании. Он не раз слышал анекдотические истории о фантомной беременности будущих отцов и решил сам заняться исследованиями этой темой.

В 2007 году он опубликовал научную статью: в ней он проанализировал состояние 14 мужчин, которые в скором времени должны были стать отцами. Многие из них жаловались на боли в животе, рвоту, проблемы с аппетитом. Некоторые пациенты говорили, что их симптомы возникают одновременно с аналогичными симптомами у их беременных жен.


«Меня часто подташнивало, иногда была сильная рвота», — признался один мужчина, участвующий в исследовании Бреннана.


«Я постоянно был голоден и мне ужасно хотелось съесть курочку под соусом карри. Я стал готовить ее даже на завтрак», — сказал другой. Список симптомов будущих отцов включал довольно большой спектр состояний: диарею, запор, судороги в ногах, боль в горле, депрессию, бессонницу, увеличение веса, потерю веса, усталость, зубную боль, боль в деснах.

Казалось, симптомы следовали паттерну, похожему на появления жалоб и у беременных женщин: наиболее заметными симптомы были в первом и третьем триместрах и во многих случаях исчезли после рождения ребенка. Некоторые симптомы вначале вообще не проявлялись; некоторые, наоборот, продолжались и в послеродовой период.

Независимо от того, когда у мужчины появлялся синдром кувады, многим пациентам казалось, что он ставит на них клеймо слабаков.


«В Великобритании, похоже, синдром вызывает небольшой интерес, и мужчин, проявляющих его симптомы, обычно игнорируют, высмеивают и не ставят им никакого диагноза», — подытожил Бреннан.


Но на симпатическую беременность продолжают жаловаться мужчины по всему миру. В 2016 году Карлос Уильямс, в то время игрок NFL команды Buffalo Bills, сказал, что он стал медленнее бегать из-за набранного лишнего веса после рождения четвертого ребенка. Свою плохую игру он объяснил «травмой во время беременности».

 Причины фантомной беременности 

Для объяснения синдрома кувады было предложено несколько теорий. Есть фрейдистская — следуя ей, мужчина завидует своей беременной партнерше, и поэтому ему становится плохо. Есть психосоциальное объяснение — отчужденный отец требует внимания к себе. Но, может быть, все дело в том, что общество недостаточно внимания уделяет мужской трансформации во время ожидания ребенка?

На протяжении многих лет отцов не допускали в родильные дома. Сейчас все изменилось — многие клиники предлагают партнерские роды, а отцы даже могут приложить в родзале ребенка к груди, осуществляя сплочающий контакт кожа к коже.

Но некоторые устаревшие гендерные представления в обществе все еще сохраняются. Мужчины по-прежнему «должны» быть мужественными и агрессивными, что плохо совмещается с ролью любящего родителя.


Когда мужчины приходят к врачу и жалуются на определенные симптомы, они могут при этом даже не упомянуть, что ожидают появления ребенка или что только недавно ребенок у них в семье уже родился.


Отцовская роль пациентов часто игнорируется в анкетах клиник. Мужская послеродовая депрессия (пока еще малоизученная) тоже нередко игнорируется — врачи часто говорят, что это простые тревоги новоиспеченного отца.

Интересное по теме

Случается со всеми: о послеродовой депрессии у мужчин

Но отцовство действительно меняет мужчин физиологически. Исследование, проведенное психологиней из Университета Южной Калифорнии, Дерби Саксбе, показывает, что становление отцом снижает уровень тестостерона, и уменьшение этого уровня «включает» в мужчине более вовлеченного отца. Гормональные изменения могут объяснить прибавку отцов в весе, а также их пред- и постродовую депрессию (тем не менее пока не до конца ясно, как именно все это работает).


Саксбе считает, что пока нет доказательств существования именно симпатической беременности. Но есть доказательства того, что наши гормоны могут синхронизироваться с гормонами других людей в нашем окружении.


Поэтому Саксбе называет синдром кувады разновидностью проявлений связи между физиологическим и психологическим состоянием партнеров.

А уже цитируемый ранее Бреннан считает, что нужно обязательно детальнее изучать гормональные процессы (в особенности, падение уровня тестостерона в последнем триместре у будущего отца), для того, чтобы предложить мужчинам, столкнувшимся с серьезными расстройствами в этот период, адекватное лечение.

 Общество запрещает мужчине быть в семье 

Несколько лет назад один из знакомых рассказал мне, что когда его жена была в роддоме, то для него самого больница не предлагала никаких «ресурсов» — ему не полагалось ни еды, ни места для сна, ни психолога, ничего. В тот момент мне казалось, что он расстроен тем, что беременность женщины — это не только его заслуга.


Сейчас я понимаю, что он жаловался на реально существующую проблему: в роддоме общество как будто все еще говорит мужчине, что ему здесь не место.


Бреннан считает, что в последние годы отношение к синдрому кувады в обществе меняется: «Действительно, те, кто демонстрирует этот синдром, теперь воспринимаются как сочувствующие своим беременным партнершам».

Некоторые исследователи теперь выдвигают гипотезу о том, что чем больше отец участвует в воспитании детей, тем больше могут измениться его разум и тело. Ли Геттлер, антрополог из Университета Нотр-Дам, изучал отцов по всему миру. Он высказал предположение о том, что изменение уровня тестостерона у мужчин, когда они становятся отцами, частично зависит от культурных норм отцовства в той или иной стране.

Робин Эдельштейн, психологиня из Мичиганского университета, также изучает гормоны и отцовство. По результатам ее исследования, у отцов, которые больше всего занимались уходом за детьми, был самый низкий уровень тестостерона.

В разговоре с исследователями я был поражен повышенным вниманием к послеродовой депрессии у мужчин. Если общество рассматривает родительские обязанности только как прерогативу женщин, то вклад мужчин в семью оказывается недооцененным.


«Расширение диалога об опыте мужчин и о том, насколько этот опыт может изменить человека, напрямую влияет на то, сколько поддержки в итоге будут получать и молодые матери», — говорит Саксбе.


Саксбе сейчас готовит к публикации статью о том, что женщины, чьи партнеры имеют большой отпуск по уходу за ребенком, меньше подвержены депрессии.


На протяжении истории человечества отцов часто считали сторонними наблюдателями в деле взращивания детей. Современные отцы нередко сталкиваются с тем, что от них многого ожидают — на всех фронтах.

С этой точки зрения фантомная беременность — это не боль сочувствия к партнеру или подсознательная попытка привлечь к себе внимание, а проявление диссонанса между тем, что переживает современный папа, и тем, чего от него ожидает общество. Но, возможно, когда-нибудь все изменится — и общество, и существующие сегодня медицинские диагнозы.

НЭН-курс

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе