Редакция
29 June 2021

Дерзкая и настоящая: рассказываем, какой матерью была принцесса Диана

1 июля 2021 года Диане Фрэнсис Спенсер, более известной как принцесса Диана, могло бы исполниться 60 лет. Несмотря на то, что со дня ее трагической гибели прошло уже 24 года, принцесса Диана до сих пор продолжает присутствовать в медиапространстве.
фото: Николай Парфёнов | commons.wikimedia.org
фото: Николай Парфёнов | commons.wikimedia.org

Чаще всего о леди Ди вспоминают в контексте того, какой матерью она была, и какой бабушкой могла бы стать. В честь дня рождения принцессы Дианы мы собрали для вас несколько фактов о ее материнстве.

Мать-бунтарка

Первое, о чем принято вспоминать, рассказывая о Диане, как о матери, это о ее революционном и бунтарском подходе к родительству — по меркам королевской семьи, конечно. Диана, а сейчас и ее младший сын Гарри стали настоящими «сайкл-брейкерами» (вот тут объясняем, что это за слово), рискнувшими бросить вызов довольно токсичным дворцовым традициям.


Когда принцу Уильяму было девять месяцев, Диана взяла его с собой в шестинедельный тур по Австралии и Новой Зеландии, хотя, согласно протоколу, она должна была оставить его дома.


Диана стала первой придворной матерью, которая отправила своих сыновей учится в общеобразовательную школу — до этого королевских наследников обучали при дворе, приглашая репетиторов и гувернанток. Более того, Диана не просто отдала своих детей в школу — она и еще и лично отводила их туда по утрам.

Материнские хитрости

Одно из первых публичных появлений принца Уильяма состоялось в 1982 году, когда младенца крестили прямо в Букингемском дворце. За обрядом, конечно же, последовала фотосессия. На коротком видео, которое сохранилось с той фотосессии, видно, как шестинедельный Уильям безутешно рыдает на руках у королевы, а попытки отца успокоить его, только усугубляют ситуацию.

Наконец кричащего малыша передают на руки матери, она, видимо, за неимением ничего другого под рукой, засовывает ему в рот мизинец, который малыш тут же принимается сосать, успокаивается и затихает — и фотосессия продолжается.

В документальном фильме Diana: In Her Own Words Диана сама рассказывала о том, что обряд крещения назначили без ее ведома, и он совпал со временем кормления младенца. Несмотря на это (а это, если честно, звучит как пытка для молодой матери!), она с легкостью и улыбкой на лице вышла из сложившейся ситуации, за пару секунд успокоив плачущего младенца.

Материнского инстинкта, конечно, не существует, но иногда матери интуитивно находят самые простые и действенные решения.

Живая и настоящая

Диана не раз нарушала протокол своим возмутительным (по дворцовым, конечно, меркам) поведением. Она дурачилась со своими сыновьями, каталась с ними с горок в парке развлечений, возила их в горы кататься на лыжах (при этом Диана отказывалась от услуг телохранителей, потому что хотела, чтобы опыт совместного отдыха у нее и ее детей был как можно более «нормальным»), а однажды даже (о боже!) обняла их на виду у журналистов после нескольких дней разлуки (по королевскому протоколу так делать тоже нельзя).

«Она просто хватала тебя и прижимала как можно сильнее. Учитывая, каким низким я был тогда, я не мог никак вырваться, и она обнимала меня столько, сколько ей хотелось, — вспоминает принц Гарри в документальном фильме Diana, Our Mother: Her Life and Legacy. — Даже сейчас, когда я говорю об этом, я помню, как она нас обнимала. Я скучаю по этому чувству, я скучаю по матери, которая умеет так обнимать и сочувствовать. За закрытыми дверями она была очень любящей, заботливой матерью и невероятно смешным человеком».

Никаких розовых очков

Диана хотела обеспечить своим детям самое обычное детство — насколько это возможно, когда ты живешь во дворце, — а еще она хотела, чтобы они видели окружающий мир таким, каким он на самом деле является. Она не скрывала от сыновей, что им повезло обладать всеми теми привилегиями, которые у них есть, и не боялась наглядно показывать им, как живут люди за пределами дворца.

Диана водила своих детей в больницы и приюты для бездомных — она хотела, чтобы они своими глазами видели, какой многообразной и несправедливой бывает жизнь.


«Я хочу, чтобы мои мальчики понимали эмоции людей, их уязвимые места, их тревоги, их надежды и мечты. Я хотела бы монархию, которая больше контактирует со своим народом»,  — сказала принцесса в одном из своих интервью.


Бесспорно, этот поход оказал сильнейшее влияние на Уильяма и Гарри — принц Уильям сам не раз заявлял, что не планирует растить своих детей в тепличных условиях, и не боится обсуждать с ними серьезные темы.


За свою недолгую, но безусловно очень яркую жизнь принцесса Диана проделала огромную работу по изменению придворного родительства — от протоколов и натянутых улыбок к искренности и любви. Ее наследие продолжает жить и процветать, а начатые ей традиции (которые тогда казались взбалмошными и неуместными) подхватывают ее собственные выросшие дети.

Отвечая на вопрос о том, какой бабушкой могла бы стать принцесса Диана, принц Уильям сказал: «Она была бы кошмарной бабушкой, совершенно кошмарной. Она бы безумно любила детей, но она была бы кошмарной бабушкой. Она бы приходила, когда ей вздумается, например, во время купания, и устраивала бы ужасный беспорядок с пеной и брызгами повсюду — а потом уходила бы».

Еще почитать по теме

Как в британской королевской семье изменились традиции освещения деторождения
Меган Маркл и принц Гарри дали большое интервью: 12 важных моментов
Что мы знаем о Лилибет Диане Маунтбеттен-Виндзор
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе