Редакция
25 August 2021

Без надзора: почему мы перестали отпускать детей гулять одних и как постоянный контроль влияет на их развитие?

Современные технологии дают нам беспрецедентный шанс практически полностью контролировать географическое положение и деятельность наших детей. Но так ли хорош этот надзор и должны ли мы дать детям возможность побыть одним на улице? The Guardian собрал мнения экспертов по этому вопросу, а мы публикуем сокращенный перевод этого обзора.
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Современный стиль воспитания, полностью построенный на принципах безопасности, знаком многим родителям — и пандемия, возможно, лишь усугубила ситуацию. Последние полтора года карантина, закрытие школ и игровых площадок дали понять: внешний мир опасен, нужно держаться подальше от других людей. Безопаснее всего — дома. И сейчас, когда мы вроде бы начинаем потихоньку выходить из пандемии, у нас появляется хорошая возможность переосмыслить, какое детство мы хотели бы подарить нашим детям.

Ленор Скенази, писательница и активистка из Нью-Йорка пропагандирует так называемое «безнадзорное воспитание». Хотя она говорит, что любит безопасность (шлемы, автокресла, ремни безопасности), она также считает, что детям нужно давать больше свободы, чтобы укрепить их уверенность в себе и независимость. И достичь этого можно только, позволив детям проводить время на улице без старших.


В 2008 году Скенази назвали «худшей матерью в мире». За что? Она написала статью о том, как позволила своему девятилетнему сыну одному проехать на метро.


Получив огромное количество негативных откликов, Скенази заинтересовалась тем, почему родители следят за каждым шагом своих детей и так боятся рисковать. Впоследствии она написала книгу Free-Range Kids («Дети без надзора»), а также запустила организацию Let Grow («Позволь им расти»), которая продвигает независимость детей.

«Я обеспокоена тем, что сегодня становится странным выпускать детей на улицу одних, без мобильных телефонов или какого-либо устройства GPS. Дети проводят на улице без контроля взрослых в среднем от четырех до семи минут в день в Америке», — добавляет писательница. В одном британском исследовании было установлено, что сегодняшним британским родителям разрешалось играть на улице без присмотра с девяти лет. Сейчас этот возраст сместился на два года — теперь дети могут быть предоставлены сами себе на улице лишь с одиннадцати. «Это такой гигантский шаг назад за одно поколение. Значит, вы не выпускаете детей на улицу одних, пока они не достигнут половой зрелости? Это беспрецедентно!», — говорит Скенази.

«Мы находимся в точке, из которой тренды в воспитании могут пойти в любом направлении», — считает Хелен Додд, профессорка детской психологии в Университете Эксетера (она руководила исследованием о возрастном лимите, при котором детям разрешается играть на улице без присмотра). — Я думаю, что есть много детей, которые привыкли находиться дома и большую часть времени проводить с родителями. Они как будто забыли, что мир существует вовне, и это весело — выходить на улицу и быть активными. Пандемия может в конечном итоге ограничить передвижения и свободу этих детей еще больше».

Но кроме пандемии есть еще несколько причин, по которым мы стали реже и позже отпускать детей гулять одних.

Одна из них — это средства массовой информации и ряд громких убийств детей, которые, хотя и приводят родителей в ужас, случаются очень редко. По словам Скенази, современная версия — это, скорее, пост в Facebook, в котором мама говорит: «Я была вчера в магазине, и там на моего ребенка смотрел какой-то мужчина. А около магазина у него был припаркован фургон, и я не сомневаюсь, что он хотел украсть моего мальчика и потом продать».

Кроме того существует армия экспертов по воспитанию, которая всегда готова сказать: «То-то и то-то вы делаете неправильно». А еще есть капитализм. Сегодня появился огромный ассортимент товаров, которые якобы обезопасят вашего ребенка от всего. Например, в своей книге Скенази пишет о наколенниках для младенцев — значит ли это, что на протяжении всей истории человечества дети без нужды травмировали себя, ползая?


«Возможность быть всеведущим сейчас беспрецедентна — вы можете знать, где находится ваш ребенок, когда он не с вами, читать его сообщения, видеть его фотографии», — говорит Скенази. — Я думаю, это дает родителям ложное представление о том, что раз они знают все, то должны быть и всемогущими».


Мы чувствуем, что можем контролировать ситуацию, и что если с ребенком случится что-то плохое, в этом будет наша вина. Это огромное бремя для родителей.

Все эксперты подчеркивают, что винить в сложившемся укладе вещей надо не родителей, а культуру в целом. По словам Додд, в последние годы произошли серьезные социальные изменения. Люди стали гораздо меньше общаться со своими соседями. Если бы вы жили на улице или в поселке, где все знают друг друга и заботятся друг о друге, то как родитель вы бы чувствовали, что вам всегда помогут. Сегодняшний страх быть осужденным тоже играет свою роль. «Я слышала истории о людях, звонивших в полицию, потому что они видели на улице ребенка, играющего без надзора», — добавляет Додд.

Опасность встретить педофила или другого преступника на улице может быть преувеличена, но в последнее время действительно возросли другие риски, связанные с уличным движением. «Необходимо изменить многое, чтобы создать среду, в которой дети могут безопасно играть на улице без надзора взрослых. И сделать это будет непросто — речь идет и о доступной инфраструктуре, и об отношении общества к детям, играющим и шумящим», — поясняет Додд.

Чрезмерной защитой и надзором со стороны родителей мы не принесем пользу детям. «Игра полезна для детей с точки зрения самовыражения, — говорит Додд. — Она поддерживает их физическую активность, помогает снять напряжение, улучшает их психическое здоровье. Если дети играют со своими друзьями, они развивают социальные навыки».


Ребенок учится решать возникающие проблемы и оценивать риски самостоятельно. Даже если мы делаем все это за детей, в какой-то момент в их жизни им все равно придется учиться решать проблемы самостоятельно — без какой-либо практики сделать это будет сложнее.


Существует мнение, что чрезмерная родительская забота о детях может привести к более высокому уровню тревожности и депрессии у выросших детей. Хотя, по словам Додд, нет никаких доказательств, прямо связывающих эти два аспекта, в начале этого года она опубликовала теоретическую статью, в которой говорится, что игра развивает навыки, необходимые для предотвращения тревожности. «Игра — это подверженность неопределенности, в игре есть необходимость самостоятельно справляться с проблемами, переживать физиологическое возбуждение». Дети учатся тому, как справиться с ситуациями, если что-то вдруг пошло не так; знают, что их сердце может биться чаще, и это нормально.

Скенази также приводит в пример «Тесты творческого мышления Торранса» — исследование, разработанное еще в 1960-х годах. Оно показало упадок творческих способностей детей с 1990-х годов. «Это меня не удивляет, потому что когда мы организовываем детские мероприятия и полностью контролируем детей, у них нет шанса для творчества», — говорит писательница. Учителя замечают, что дети настолько привыкли к постоянным указаниям («Давай достанем карандаши, давай рисовать и т.д.»), что сами не могут проявить творческую инициативу.

Но есть признаки того, что ситуация сегодня начинает меняться: люди осознают преимущества неконтролируемой, неструктурированной игры. Например, в Бирмингеме появилась благотворительная организация Roam, которая проводит независимые игровые сессии в парке, где детям до 12 лет разрешено играть самостоятельно в небольших группах около двух часов (волонтеры следят за детьми на расстоянии), а билеты на сеансы распродаются за считанные минуты.

Может быть, пандемия все-таки помогла нам переосмыслить, что на самом деле нужно нашим детям?

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе