Груди на блюде: на телевидении опять пытаются понять, нормально ли кормить младенцев прилюдно

А мы пытаемся понять, почему это так всех волнует.

Иллюстрация Лизы Стрельцовой

Колумнистка НЭН Аня Кухарева на днях посмотрела телевизор. Но новость, конечно, не в этом: то, что она там увидела, вдохновило ее на очередную злободневную колонку.

Недавно я посморела шоу-тезку нашего проекта под названием «Это нормально?», посвященную аж двум НЭНовским темам: нормально ли кормить грудью в общественных местах и нормально ли, если женщина зарабатывает больше мужчины.

Спойлер: мы считаем, что и то и другое совершенно нормально, но речь сейчас не о нас, а о шоу.

Еще один спойлер: у меня от этого выпуска ничего не подгорело, поскольку ничего нового я и не услышала. Но знаете что? Кое-что новое я все же подумала! И этими мыслями я спешу поделиться, пока они не исчезли и не прокисли.

Итак, в чем суть шоу: есть две команды условных «экспертов», проблемная ситуация и опрос общественного мнения. Задача экспертов — угадать, что покажет опрос. Ну и, конечно, в процессе «эксперты» высказывают свое ценное мнение. Ведут шоу Ольга Бузова и Дмитрий Дибров, если кому интересно.

Человеку в теме сразу заметно, что герои шоу высказываются и ведут себя довольно утрированно: если кормящая мать — то 40-летняя, кормящая везде, без специальной одежды; если противница публичного вскармливания — то с длинными ногтями, ярким мейкапом и юбкой, которую не видно из-под пиджачка. Обязателен в такой дискуссии персонаж, который требует сцедиться заранее и кормить ребенка по часам. Аргументы против стандартны: приличия, «свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого», некрасиво, я этого видеть не хочу.

Интересное по теме

Лезем в бутылку: ответы на самые популярные вопросы о кормлении смесью и сцеженным молоком

Ольга Бузова, кстати, занимает максимально близкую нам позицию: «У меня нет детей. Но они же будут у меня когда-нибудь? И вот если мне в Кремле будут вручать государственную награду, а мой ребенок в этот момент захочет есть, я, конечно, его покормлю». Не хотелось бы, чтобы съемки передачи эту прекрасную позицию поколебали.

Как вы думаете, нормально ли это — кормить грудью прилюдно? 60 процентов опрошенных коллективом программы считают, что нет.

Но норма — это очень пластичная вещь. В начале ХХ века женщина в брюках считалась возмутительницей спокойствия и ниспровергательницей устоев. А в начале 2000-х большинство людей не имело мобильных телефонов — владение сотовым являлось роскошью.


И вот мы здесь, в штанах и с мобильниками.


Нормальность не отливают в граните, не хранят под колпаком в палате мер и весов, не спускают в виде обязательной разнарядки сверху. Норма постоянно меняется, меняют ее обстоятельства и люди. Женщин в брюках нормализовали феминистки и две мировые войны. Кормящих в обществе женщин когда-нибудь тоже станет настолько много, что вектор нормальности повернется в их сторону.

А еще есть норма общая и норма групповая. Ну, например, передвигаться на четвереньках — это, в общем, не очень нормально, но для детей, которые еще не научились ходить,  — вполне ок. И никто не стоит над душой у ползающего младенца с требованием вести себя прилично, потому что ежу понятно: он пока не может иначе.

Вещи, которые нормальны в определенной группе и не воспринимаются как норма в целом,  — штука довольно распространенная. Священники ходят в рясах. Врачи носят халаты. Мужчины писают стоя. Школьники цепляют значки на рюкзаки и говорят на каком-то странном сленге. Спортсмены мирового уровня очень тщательно следят за своим питанием и принимаемыми лекарствами, потому что съел абы что и — здравствуй, положительный тест на допинг.

Тем не менее большинство людей в мире снисходительно относятся к чужим привычкам, если те не наносят им ущерба. Почему бы нам не признать, что для женщины с грудным младенцем кормить его именно грудью — это норма? Молочная железа для того природой и спроектирована.


Сиськи еще никого не убили и не покалечили, я вам точно говорю, так что и ущерба окружающим от кормления младенца — никакого.


Но противники публичного грудного вскармливания раз за разом повторяют: ущерб есть! Какой? Представьте себе, морально-эстетический.

Да-да, мы помним, что обнажать грудь прилюдно — это аморально. Однако люди то и дело аплодируют селебрити в «голых платьях», лайкают чужие нюдсы в соцсетях, спокойно ходят мимо билбордов с рекламой белья, где женская грудь напечатана размером в человеческий рост, смотрят в декольте симпатичных соседок или сами носят декольте до пупа. И им нормально, нигде не жмет. Но стоит женщине попытаться воспользоваться грудью по ее прямому назначению, начинаются вопли про разврат.

Интересное по теме

Принять на грудь: почему мы до сих пор не можем разобраться с ГВ

Тут же рядом затаился аргумент эстетический: мол, я не хочу смотреть на твою разбухшую, перевитую венами грудь, это некрасиво, убери быстро. Но этот довод слаб, потому что я, может, тоже хочу смотреть только на красивое, а у меня под окном — алкомаркет да чахлая береза. Что же теперь, магазин сносить и березу срубать из-за моих тонких переживаний? Пытаться убедить женщин, что их дети должны орать от голода, потому что кому-то там не нравится вид женской груди в период лактации,  — это примерно то же самое. Не нравится — не смотри! Включи виртуальную экскурсию по Лувру, книжку почитай, на котиков в интернете полюбуйся — в мире столько всего существует только для того, чтобы услаждать твой взгляд! Женщина с младенцем за соседним столиком кормит ребенка не для того, чтобы тебе было красиво. Она его кормит, чтобы он не ревел белугой, заглушая этими воплями не то что разговоры, а даже мысли.

Так вот, я заметила, что моральные и эстетические возражения против грудного вскармливания всегда ходят парой, потому что по отдельности они очень хилые. Моральный аргумент бьется «голыми платьями», и ему на помощь приходит эстетический: в платье-то красивая женщина, а ты после родов — не очень, и грудь у тебя не такая! Эстетический аргумент бьется здравым смыслом, тогда на помощь приходит мораль.


С точки зрения противника публичного грудного вскармливания, позиция по поводу частичного обнажения выглядит так: грудь вообще показывать нельзя, но можно, если она красивая, сексуальная и никак не связана с младенцами.


И это же лютый бред, друзья мои! То есть я допускаю, что есть люди, которым созерцание любых сисек доставляет моральный дискомфорт, и они кричат на каждую женщину с декольте: «Прикройся, распутница!» Но их же не большинство. Я бы даже сказала, что их борьба слегка маргинальна в современных реалиях.

Интересное по теме

Вредные советы для тех, кто решил практиковать ГВ на глазах у живых людей

Кого ни спроси — всем нравятся едва прикрытые «ангелы» из рекламы белья, но те же самые люди почему-то против обычной женщины, кормящей ребенка в метро. Хотя, казалось бы, что тебе до приличий, если и там, и там — голые груди? Ну или что тебе до приличий, если ты сама — женщина и у тебя под одеждой ровно то же самое? Вы же эти «объекты возмущения» видели сотни раз: в мировом художественном искусстве, в рекламе, в бане, вживую, в зеркале, в эротических журналах и даже на работе по долгу службы (и это я не про порно даже, врачи, например, смотрят на всякое)!

И причина раздражения на кормящих в кафе мам на самом деле кроется вот здесь — в насмотренности. Мы привыкли к тому, что женская грудь сексуализирована и увидеть ее можно только в определенных ситуациях, связанных с интимом. Опыт нам подсказывает, что женщина обнажает бюст, чтобы привлечь партнера, сразить всех своей красотой, срубить на этом денег, если она модель, и всякое такое.

В этом контексте некрасивую грудь обнажать не принято, поскольку поставленных задач достигнуть не удастся. Люди привыкли, что грудь показывают, чтобы кого-то возбудить и восхитить. А кормящая мать на эту картину мира покушается тем, что она, во-первых, определенно несвободна (даже если у нее нет партнера, с младенцем по свиданиям не побегаешь), во-вторых — она определенно не собирается никого привлекать, в-третьих — ее грудь может быть далека от идеала, но ей сейчас на это плевать с высокой колокольни.

Противникам грудного вскармливания это несовпадение концепции обнажения ради их удовольствия и суровой реальности доставляет дискомфорт. Знаете, как будто гвозди микроскопом забивают, а их заставляют смотреть. Проблема не в том, что они не могут отвернуться, проблема в том, что кто-то покусился на понятный и привычный миропорядок.

Интересное по теме

К Всемирной неделе ГВ: спасибо всем, кто выкатил сиськи

Их поэтому так сложно переубедить: перестраивать свою картину мира тяжело. Гораздо проще устранить источник раздражения под благовидным предлогом. Например, таким: «А вдруг это увидят дети?» Ну, на самом деле, это даже хорошо, если увидят. У женщин есть груди, они ими кормят младенцев, а еще они иногда демонстрируют их для красоты. Получается, что у гипотетического ребенка, наблюдавшего грудное вскармливание, сформируются более здоровые представления о реальности, чем у старшего поколения. Если ему, конечно, не нальют в уши, что это все грязь, мерзость и разврат.

Речь ведь не о том, что кормление оскорбляет нравственность. Оно оскорбляет только людей, у которых сформировалось искаженное представление о морали, физиологии и красоте. Заботиться о своем ребенке — это нравственно. Заботиться о себе, когда находишься в декрете, — это нравственно. И сидение в четырех стенах ради людей, которым не нравится обнаженная грудь в несексуальном контексте, в рамки такой заботы не вписывается.

А завершить эту колонку я хочу мудрыми словами моей тети: «Корми, Анечка, не надо прикрываться, мы пока пойдем посмотрим на кабачки в вашем огороде!» Хочется посоветовать этот совет каждому противнику грудного вскармливания в общественных местах: идите и посмотрите на кабачки. Все больше пользы будет, чем от унижения женщин.

Ликбез Отчаянная Хелен: история первой в мире кинокаскадерши
Сегодня мы хотим вам рассказать про замечательную женщину, которая коней на скаку останавливала и в горящие избы входила, а когда получала травмы, называла их п...
Мнения «У всех в семье с ней какие-то драмы»: как строить отношения со скандальной родственницей?
На Reddit бурное обсуждение семейного конфликта: женщина поссорилась с братом из-за поведения его жены.