Редакция
21 July 2021

«Я абсолютно уверен, что медицина должна быть платной»: 14 важных цитат из интервью Федора Катасонова

20 июля на YouTube-канале журналистки Катерины Гордеевой вышло большое интервью с автором книги «Федиатрия» педиатром Федором Катасоновым.
fedor.katasonov | facebook.com
fedor.katasonov | facebook.com

Если у вас нет времени смотреть все видео полностью (мы вас понимаем!), то знайте — мы посмотрели его за вас и отобрали самые интересные цитаты на актуальные темы.

О задачах педиатра

 Если говорить про полевую педиатрию, которой я сейчас занимаюсь, то моя профессия не очень-то лечебная. По большей части это успокоение, внесение спокойствия в родительский мозг, нормализация, объяснение, что то, что происходит, это банальная, нормальная история.

О родителях новорожденных

 Люди, ведь это же классно: вот у вас тут ребёнок, зачем вы ищете его несовершенства, зачем вы ищете у него прыщики, зачем вы смотрите, где что не так? А как вы успеваете наслаждаться этим ребенком? Это же быстро происходит. <…> А мы вместо того, чтобы классно наслаждаться, чтобы получать удовольствие от этого, очень много выискиваем несоответствия какому-то идеальному ребенку.

О диете кормящих

 Диета — это ограничение. Мы же не просто так питаемся. Нам нужно какое-то количество нутриентов, то есть, питательных веществ, микроэлементов и витаминов, и когда мы ограничиваем диету, мы чего-то людей лишаем.

В этом случае даже двоих, потому что есть мама и есть ребенок, и если ребенок дополучит, то это будет за счет мамы. А может и ребенок недополучить. Поэтому к диетам мы относимся сейчас совсем по-другому и назначаем диеты только если мы видим вред того, что мы ограничиваем.

Интересное по теме

«У нас нет консенсуса даже по такому простому вопросу, как лечение насморка у детей»: Федор Катасонов — о грудном молоке, витамине K, коликах и прививках

Об алкоголе на ГВ

 Мы всегда оцениваем пользу и риски. Я за то, чтобы мама была спокойной. Чтобы маме было хорошо. Если это достигается бокалом просекко — цена за это минимальная. Лучше иметь спокойную маму, выпившую бокал просекко, чем маму в тревоге или нервную, и ребенку не попадет ни капли спирта. Ну… переработает. Там совсем чуть-чуть.

О продолжительности кормления грудью

 Решение о том, сколько мама кормит ребенка грудью, принимают два человека: мама и ребенок. Вдвоем. Педиатр может сказать свое мнение. Мое мнение, что сколько угодно. Но я считаю, что здорово заканчивать где-то в районе года. Питательные свойства молока, на мой взгляд, после года уже совершенно не обязательны, иммунные свойства молока преувеличены, и остается психологический аспект.

Для мам это легкий способ успокоить ребенка. Когда маме невыносимо, что ребенок плачет, она не задумывается о том, почему он плачет, что ему нужно, какая потребность у ребенка — она просто сразу дает грудь, потому что ей невыносимо. И ребенок успокаивается — почему? — потому что грудь сладкая, потому что в ней наркотики содержатся.

Я большой противник ночных кормлений, я считаю, что после четырех-пяти месяцев они вообще не нужны. В год уж точно кормить ребенка ночью не надо. Это уже не кормление, не потребность настоящая, это уже вредная привычка.

О воспитании детей

 Современная психология понимает, что наказания бесполезны. Вообще. Мы их не практикуем, мы их не пропагандируем, мы их не применяем. У нас совершенно другие способы формирования отношений с детьми. Как воспитывать детей? Кто-то стыдом, кто-то страхом, кто-то виной. <…> И сейчас такой переломный момент, новые поколения растут, которых мы можем воспитывать без наказаний: без телесных, без психологического насилия.

О доказательной медицине

 Доказательная медицина — это нормальная медицина, вообще-то. Медицина, если она не доказательная, то она довольно странная, она уже не совсем современная, можно сказать, «религиозная» медицина. Сейчас уже понятно, что для того, чтобы что-то делать, нужно быть уверенными, что это работает.

О российских педиатрах

 Наша система воспитывает врачей наказанием. У нас нет адекватного взрослого подхода к врачебным ошибкам, к каким-то сложным историям, нет обсуждения и контроля. У нас есть врач, который работает и понимает, что его важнейшая задача в системе — не получить по шапке.


Мне кажется, хорошим качеством педиатра в XXI веке в России было бы, если бы он не сильно отличался от педиатра в XXI веке в какой-нибудь другой стране.


Чуть-чуть больше образования, чуть-чуть больше эмпатии, немножко другую мотивацию. Должен уметь читать на других языках. Это не просто вопрос перевода: когда до нас доходят какие-то рекомендации, они устаревают. Должна быть большая прозрачность и преемственность у опередившей нас западной медицины. Врачи должны знать английский язык, иначе они отстали очень сильно.

О детях и медицине

 Куча вещей, которые происходят с детьми в поликлиниках, нужны врачам и поликлиникам и не нужны родителям и ребенку. Например, бесконечные диспансеризации первого года, какие-то анализы.

Ребенок должен как можно меньше соприкасаться с медициной, как можно меньше сталкиваться с ней. Потому что, к сожалению, это вопрос уровня нашей медицины. У нас от медицины больше вреда и больше тревоги — сильно больше тревоги.


Большинство людей, которые уверены, что спасают детей, им вредят или делают какие-то совершенно бесполезные вещи.


Я не считаю, что больница должна выглядеть как больница. Она может выглядеть как угодно, лишь бы всем было комфортно.

О вызовах на дом

 Вызывать врача на дом — бессмысленно. Это работает там, где педиатр ничего не стоит. Он доктор, он шесть лет учился, еще у него ординатура, интернатура — это в идеале должен быть очень образованный человек, компетентный, в которого вложили много труда и денег. И мы будем гонять его по соплям, по домам. Там какие-то конфликты происходят все время: то бахилы не надел, то просто избить захотелось… А вызывают в основном на всякую фигню.

О платной медицине

 Я абсолютно уверен в том, что медицина должна быть платной. Я думаю, что экстренные ситуации, жизнеугрожающие, должны быть бесплатными, но в целом, медицина, которая завязана на образе жизни: на том, что мы сидим все время, не двигаемся, едим всякую фигню, бухаем или что-то еще.

Абсолютная безответственность, которая возникает как следствие того, что люди не платят за то, чтобы получить помощь. Никакую. <…> Если человек идет к врачу осознанно, потому что у него что-то не так, и платит свои деньги, он будет серьезно думать о том, как ему изменить свою жизнь, чтобы платить поменьше.

О прививках и антипрививочниках

 У нас полно врачей — латентных антипрививочников. Приходят родители и говорят: «Мы хотим прививки по возрасту». А врач им говорит — необоснованно, ни в одном документе это не записано — «Сделайте анализы».


Анализы перед прививками делать не надо.


Ни в одной стране мира их не делают, это дремучее, совершенно бессмысленное занятие, потому что анализы не выявляют противопоказаний к прививкам. Так вот врач берет анализы и видит там какие-то минимальные изменения — их можно увидеть всегда. И что делает врач? Пишет медотвод.

Важно сохранять понимание, что все родители хотят добра своему ребенку. Это не злонамеренная история. Профессионально я осуждать никого не могу. <…> Я думаю, что наказывать за непрививание нельзя. <…> Заставлять — нет, а вот лишать привилегий — да. Детский сад, на мой взгляд, это уже привилегия.

В общем и целом, противопоказаний у прививок практически нет — они все очень временные: обострение заболевания или температура высокая. В моменте мы прививать не будем, а через неделю — пожалуйста, уже можно.

Об ОРВИ

 Педиатр не должен лечить ОРВИ — это бессмысленно. Все, чем мы занимаемся во время ОРВИ — мы повышаем качество жизни и облегчаем страдания, облегчаем дискомфорт, если он есть. Мы стараемся, чтобы ребенку было нетрудно пережить это время, но мы не можем его укоротить.

О гомеопатии

 Гомеопатия — это плацебо. Мы можем назначить плацебо, когда мы уверены, что ничего страшного не происходит, и нам нужно успокоить немножко. <…>

Я редко это делаю, но я понимаю докторов, которые это делают. Я никого не осуждаю — но надо понимать, что это, и зачем мы это делаем. Я против того, чтобы гомеопатия считалась лечением. Я против того, чтобы гомеопатия была единственным лечением, чтобы люди гомеопатией лечили все подряд.

И главное — я против того, что сопутствует гомеопатии, потому что гомеопатия — это чаще всего часть синдрома, в который входит и остеопатия, и антипрививочность. Там есть определенный тип мышления — эзотерический такой, религиозный, мифологический. И много людей с этим типом мышления живут.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе