Простите, но мы тоже собираем cookie, а еще данные об IP-адресах и местоположении. Без этого наш сайт не будет работать.
Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.

«Совершенно очевидно, что врачи сегодня не могут удовлетворить интерес родителей к вопросам грудного вскармливания»: ответ консультанта по ГВ на критику со стороны педиатров

Недавно педиатр Сергей Бутрий написал пост о младенческой деформации черепа, под которым набралось несколько любопытных комментариев.

Один из них — и он не касается темы строения черепа ребенка — написал сам Бутрий: в нем он признался, что недолюбливает всевозможных консультантов по младенцам, поскольку «им редко удается сохранить адекватность, не преувеличивать значимость своей зоны интересов и не забывать о важности других зон». И такое мнение весьма распространено среди педиатров.

После этой реплики консультант, сертифицированный в соответствии со стандартами Международного экзаменационного комитета консультантов по лактации (IBCLC), Катя Локшина решила ответить врачам и другим специалистам, которые придерживаются схожей с позицией Сергея Бутрия точки зрения на работу тех, кто помогает родителям на пути налаживания ГВ. Вот ее колонка.

21 февраля 2021
Катя Локшина

Один известный педиатр недавно написал, как он «недолюбливает‎» консультантов по ГВ, как «специалистов сверх-узкой специализации в медицине», которым «редко удается сохранить адекватность» и «не забывать о важности других зон».

Что ж, не первый раз мне, как консультанту по грудному вскармливанию, приходится сталкиваться с медицинским снобизмом, отряхиваться и идти дальше, что я сделаю и сейчас, но перед этим все же напишу несколько строк.

Я ведь даже и не врач! Я всего лишь специалист, который должен объединять интересы младенца и женщины, потому что в медицине совсем нет такой специальности. Есть врачи для женщины. Есть для ребенка. Но нет людей, которые занимаются парой мама-ребенок одновременно.

Начнем с узкой специализации.

В медицине ее очень много, и она возникает не на пустом месте. Мы можем в ответ затеять вечный спор о поверхностности знаний врачей общей практики, но не будем. Есть спрос — есть специалисты.

Совершенно очевидно, что врачи сегодня не могут удовлетворить интерес родителей к вопросам грудного вскармливания, а у современных родителей есть большая потребность в получении знаний о грудном вскармливании и практических советов по его налаживанию.

Кто из врачей готов вникать в вопросы правильного прикладывания ребенка к груди, исследования движений языка во рту младенца? Кто готов учитывать эмоции мамы по поводу кормления грудью и поддерживать ее в течение нескольких дней, а то и недель? Гинеколог? Педиатр? Маммолог? Особенно в рамках приема 15–25 минут? Вопрос риторический.

У врачей есть много претензий к консультантам по грудному вскармливанию. В первую очередь к тому, что мы не имеем медицинского образования. Профессия консультанта появилась в мире примерно в 80-х годах ХХ века, и почти сразу же мы начали отбиваться от попыток медикализировать процесс кормления грудью.

Действительно, очень трудно контролировать кормление по требованию, когда нет ясности, сколько миллилитров молока съедает ребенок за одно кормление. В этом плане бутылочное кормление намного более прогнозируемое и дает ощущение, что все под контролем.

Вот уже 40 лет консультанты сопротивляются тому, чтобы грудное вскармливание стали рассматривать как болезненный процесс и передали под юрисдикцию специалистов по нездоровью — врачей.

Мы утверждаем, что кормление грудью — в первую очередь, социальный навык, и обучиться ему можно от других кормящих женщин. На это уходит, конечно, намного больше времени, нежели 20-минутный прием у педиатра.

Кормление грудью — это, если хотите, образ жизни, а этими вопросами скорее занимаются психологи и психотерапевты, и не за одну встречу.

Психологи уже прошли свои семь кругов ада в признании своей профессии как не-шарталанской и полезной. Правда, эта специальность в некоторых слоях общества до сих пор стигматизирована, но это лишь вопрос времени.

Аналогичное будущее я вижу и за консультантами. Наверное, мое поколение в России уже не застанет 100% признание профессии в обществе, но следующее — вполне, в том числе благодаря усилиям сегодняшних мам.

Как бороться с шарталатанством и непрофессионализмом в нашей специальности? Так же, как и в других специальностях.

В свое время и врачи, не пользующиеся в своей работе молитвой или порошком из растертых лягушек, вызывали недоверие.

Позже слишком многие стали называть себя врачами. И постепенно складывалась система сертификации и обучения профессии. Так же будет и у нас. Уже сейчас в большинстве стран есть экзамен IBCLC. Он, на мой вкус, нуждается в доработке, но уже сейчас требует широкий спектр знаний из области эндокринологии, анатомии, физиологии, психологии и права. Со временем некая система сертификации должна стать обязательной для всех, кто захочет работать с кормящими женщинами и их детьми.

Следующая претензия врачей к консультантам в том, что мы часто заступаем за границы своей компетенции.

Отчасти эта проблема будет решена четко прописанной областью для работы консультанта. А останется человеческий фактор. Ведь у нас, пациентов, ровно такие же претензии ко многим специалистам. Когда гинеколог позволяет себе комментировать, в каком возрасте женщина должна заводить детей и в каком количестве. Когда педиатр решает, как долго женщина должна кормить грудью. Думаю, каждая из нас слышала подобные высказывания от людей, чья работа не предполагала подобного участия в нашей жизни.

И в заключение хочу обратиться к часто звучащей и от врачей, и от родителей претензии «консультант не помог». Слово «консультант» происходит от латинского consultare, «советовать». Мы — советники.

Мы не принимаем решения за родителей.

Мы можем рассказать о возможных вариантах развития событий. Рассказать о современных исследованиях в области той или иной проблемы с грудным вскармливанием. Мы не можем ставить диагнозы и лечить, но мы можем говорить о том, какой врач занимается лечением той или иной болезни.

Мы можем рассказать о преимуществах грудного вскармливания, но мы не можем заставить женщину кормить грудью или заставить ребенка предпочесть грудь бутылке.

В конце концов, в грудном вскармливании участвуют двое, мама и ребенок, поэтому на результат работы влияют тоже двое.

Что же до «сверх-узости специализации», то если вам нужен широкий взгляд, вы можете записаться на прием к терапевту или педиатру. Их сфера компетенции — это лечить болезни ребенка или взрослого и охранять здоровье.

Если же вам нужно пристальное внимание к такому аспекту материнства, как грудное вскармливание, если вам нужна длительная поддержка в течение периода, пока вы налаживаете это самое грудное вскармливание, если нужен кто-то, кто будет отвечать на ваши сообщения в мессенджере и подробно выслушивать ваши страхи и опасения относительно графика кормлений или правильности прикладывания, то, боюсь, другой альтернативы, кроме как консультанты по грудному вскармливанию, мир еще не придумал. Дел хватит всем: и врачам, и консультантам.

Ликбез В пучину позора и обратно: удивительная история Моники Левински
Сегодня день рождения отмечает Билл Клинтон, но поговорить мы хотим не о нем, а о женщине, чье имя всегда вспоминают вместе с именем сорок второго президента Со...
Лайфхаки Сложные чувства и непростые решения: 5 книжных новинок для школьников
Книги были и остаются спасением человечества во все времена: они не только отражают их, но и помогают их прожить. Дети, особенно в хрупком пред- и уже подростко...