Повести Брежнева: как школьная программа по русской литературе оказалась полна «опасных» авторов

Рассказывает учительница русского языка и литературы.

Коллаж Насти Железняк

В прошлом году родительское сообщество здорово встряхнул скандал с увольнением петербургской учительницы, которая обсуждала с детьми тексты Даниила Хармса и Александра Введенского. Учительницу уволили, школьную программу по литературе с тех пор существенно изменили. Но произведения, которые в ней перечислены, все еще вызывают много вопросов и сомнений. Мы попросили учительницу русского языка и литературы, которая преподает в одной из московских школ, рассказать нам о самых «опасных», по мнению родителей, произведениях школьной программы. Публикуем ее размышления.

Начну, пожалуй, с Хармса и Введенского. Мне очень нравится культурный уровень людей, осуждающих стихотворения; в целом, если посмотреть на одно из известнейших стихотворений Введенского «Мне жалко, что я не зверь», то становится понятно, что повлиять на неокрепшие умы школьников оно может только в случае подробной и умелой интерпретации. Но вот в чем загвоздка! Любой художественный текст, который мы разбираем на уроках, мы интерпретируем.

Нет произведений, которые мы рассматриваем с точки зрения голого сюжета. На наш анализ (или его попытку) влияет общая начитанность, исторический фон произведения и культурный контекст. Даже если попросить класс написать, как они понимают хрестоматийное «Я вас любил...» Пушкина, то будет удивительно наблюдать за расслоением класса; и это хорошо и правильно: литература допускает широту толкований. Это не «что хотел сказать автор», это, скорее, история о том, «что смог увидеть читатель». Отдельно умиляет, что личность автора смешивается с его произведениями. Предлагаю запретить еще некоторых товарищей.

Вот Лермонтов, например. В 27 лет погибает на дуэли. Явная тяга к суициду. Или Толстой и его семейные ценности и глубочайший духовный кризис. Игрок Достоевский. Язвительный Бунин.

Интересное по теме

«Клянусь вам, что в этом три четверти счастья жизненного». Достоевский и его включенное отцовство

Ладно-ладно, не углубляемся, а то будем читать только повести Брежнева (в нем я тоже не очень уверена).

Копья начинают ломаться уже с пятого класса. Ведь там появляется жуткий текст про собачку, который разрушает детскую психику. Знаменитый рассказ И. С. Тургенева «Муму» вызывает горячие споры, и обычно его изучение сопровождается робкими комментариями родителей, можно ли не читать, ведь у ребенка дома есть песик.

На самом деле дети, лишенные радости общения с питомцами, гораздо ровнее воспринимают финал текста, но хорошо ли это? Я не очень уверена, что в пятом классе мы можем повлиять на ребенка только катарсисом, но я очень люблю расспрашивать учеников, а как бы они поступили на месте Герасима. Дай бог, чтобы спустя несколько лет они вспомнили, что у героя не было сил на борьбу с чужой волей, и ужаснулись этому. Большинство, правда, только укрепляется в любви к питомцу, но и одно это — тоже неплохо.

Идем дальше. Шестой класс, наступает время чтения «Дубровского». Удивительным образом история, где человек спасает из огня кошку, но не спасает мерзких чиновников, а главный герой грабит всех вокруг, потому что власть имущие ограбили его, до сих пор доступен в наших учебниках и на полках магазинов. Предлагаю ознакомиться внимательнее.

Про Н. В. Гоголя я пишу с осторожностью. Помню, что в далеком 2014 аргументы из текстов великого писателя не советовали брать для ЕГЭ, мало ли что. Мало ли что, ну действительно.

Все воруют, Тарас Бульба убивает одного сына и смотрит на казнь другого, а жить в России можно только в одном случае: если ты человек с инвалидностью, озверевший от равнодушия власти, и становишься на путь разбоя. Этими книгами тоже запасемся, недолго нам их читать.

Интересное по теме

Детские книжки о смерти, которые пока не запретили

Впрочем, мы ударились в политику. Давайте обратимся к любовным историям! «Ася» — странные инцестообразные отношения, нерешительный молодой человек, вольности на грани фола. Или вот — «Герой нашего времени», «Бэла». История, где женщина сравнивается с лошадью (и проигрывает ей в ценности), убийство, потому что собственность — это важно (и живой человек может быть собственностью, а что тут такого), и это все на фоне совершенно наплевательского отношения мужчин. Как там писала Ахматова по мотивам «Гамлета»? «Ну что же, иди в монастырь или замуж за дурака». Спасибо Михаилу Юрьевичу и бессмертному тексту, лучше в монастырь.

Забавно, что волнует не моральная составляющая, не спорность текстов, а просто потраченное время. На ТикТок и соцсети зато время не тратится, это специальные карманы где-то в ткани Вселенной, где ребенок не сидит часами, а просто оказывается на секунду. Но читать про небо Аустерлица и прочее? Нет-нет, пусть лучше к ЕГЭ готовится. Все время. Да. Сутками. А потом можно обсудить, что это они такие нервные и истощенные. О, я знаю ответ! Это все от Толстого! Мерзкий дед и из могилы дотянулся!

В общем, с русской литературой все очень плохо. Потому что она заставляет беспокоиться, думать и волноваться. Лучше без нее. Честно. В дивном новом мире особенно, там по телевизору все расскажут.

Впервые текст был опубликован в Chips Journal 2 марта 2022 года.

Новости Педиатр Сергей Бутрий покинул Россию
Ранее врач был арестован на десять суток за «возбуждение ненависти и вражды».