Не думай об Англии: есть ли выгода в выведении английского языка за рамки школьной программы?

Вы будете смеяться, но депутаты-таки опять что-то предлагают! На этот раз — убрать английский язык из списка обязательных для изучения в школе предметов.

На картинке: мальчик с портфелем и капелькой пота на лбу. Иллюстрация Лизы Стрельцовой для НЭН
Иллюстрация Лизы Стрельцовой

В принципе, призывы уменьшить количество уроков иностранных языков, отменить их или сделать «предметом по выбору» звучали от чиновников и раньше. Так что 24 апреля Султан Хамзаев, депутат Госдумы от «Единой России», выступил не в оригинальном жанре.

Я даже могу смутно припомнить письмо в журнал «Работница», присланное одним из читателей, который тоже предлагал нечто подобное. Он мотивировал свое желание отменить «иняз» тем, что ни в Германию, ни в Америку, ни в Великобританию, ни во Францию советские школьники все равно никогда не поедут. «Пусть лучше изучают языки народов СССР!» — советовал анонимный доброжелатель в середине 80-х годов.

Иронично, что письмо с этим «рацпредложением» опубликовали, когда до падения «железного занавеса» оставалось меньше десяти лет. В 1985 году многие бы согласились, что школьнику из Вологды незачем знать английский. А уже в 1995 за нежелание учить спряжения неправильных глаголов родители могли этого школьника серьезно отругать, пророча ему карьеру дворника.

То есть мир меняется настолько быстро, что железобетонное, суровое и по-своему правдивое «никогда» внезапно самоликвидировалось при жизни автора письма. Бьюсь об заклад, этот милый человек еще успел понадоедать своим внукам советом: «Учи языки, без них — никуда!»

Но вернемся к сегодняшнему дню. Султан Хамзаев заявил: «Мы с самого детства обращаем взор детей на Запад. Где в образовательной программе США или Великобритании обязательный русский язык? Зачем? Когда есть такой большой мир, как Китай, Саудовская Аравия, Латинская Америка, Индия». Также депутат посетовал, что в школьной программе с трудом нашлось место для начальной военной подготовки, а астрономия и черчение вообще из нее исчезли.

«Стране нужны технические специалисты, а не полиглоты, знающие только английский язык!» — отметил политик, тем самым доказав, что плохо разбирается как в значении слова «полиглот», так и в международном значении английского языка.

Короче, предложение дерзкое, но весьма спорное. В нем остро чувствуется обида человека, который не смог отличить present simple от present continuous, а теперь пытается доказать, что и без них можно прекрасно жить. Я, в общем-то, и не сомневаюсь, что Султан Хамзаев как-то справляется с невозможностью читать Шекспира в оригинале, но для страны в целом принятие его инициативы станет буквально выстрелом в ногу. Поэтому давайте проговорим, зачем на самом деле нужно изучение английского языка в школе, когда у нас есть такой замечательный великий и могучий русский.

Знания на всякий случай

Образование — это инвестиция в будущее. Оно должно ориентироваться не на сегодняшние реалии, а давать ученикам навыки, которые им понадобятся через 10–12 лет. Допустим, сегодня у нас не хватает слесарей. Они очень нужны стране, поэтому в школах начинают активно профориентировать детей на рабочие профессии, дают базовую подготовку на уроках труда, приглашают специалистов, которые могут показать, как это классно — быть слесарем. Через одиннадцать лет у нас появляется куча мотивированных и подготовленных работников этой специальности, но начинает не хватать кого-нибудь еще — например, преподавателей. И история повторяется.

Поэтому задача школы состоит не в том, чтобы выпустить почти готового профессионала, а в том, чтобы дать ребенку навыки, которые позволят ему находить и получать нужные знания в будущем. Школа, в идеале, учит учиться и переучиваться. Она дает инструменты, которые позволят человеку понять, кем он хочет стать, стать тем, кем он хочет, и, если ошибется — сменить невостребованную специальность на востребованную.

Интересное по теме

«Школа должна подстраиваться под ребенка, а не ребенок — под школу»: история «Саммерхилла»

Для достижения этой цели можно сделать упор на «софт скилз», а можно — в лучших традициях советской школы — учить детей основам всех без исключения наук.

Ну а теперь, положа руку на сердце, кто может с уверенностью сказать, что через десять лет стране не понадобятся орды людей, владеющих английским? Это сегодня политики делят сферы влияния, а завтра на Землю высадится десант пришельцев жукоглазых, и всем придется объединяться. Мир, как я уже говорила, меняется быстро.

Язык как инструмент познания

Султан Хамзаев утверждает, что стране нужны технические специалисты. Совершенно с ним согласна в этом вопросе. А еще стране очень нужны врачи. И айтишники. И педагоги. И ученые. Стране много кто нужен. И им всем необходимо знать английский язык, хотя бы на базовом уровне.

Потому что английский уже сейчас является языком международного научного общения. Можно сколько угодно обижаться на то, что его изучают везде, а русский — практически нигде, но факт остается фактом. Любое стоящее исследование из любой части мира постараются перевести на английский. Человек, совершивший открытие, сразу же побежит писать статью в англоязычный научный журнал. Специалист, не нашедший информации по интересующей его теме на родном языке, обратится к зарубежным источникам — чаще всего, они будут англоязычными. Знание языка позволяет продолжать самообразование практически до бесконечности.

Интересное по теме

Советы для хардкорных родителей: как проверять информацию на научность

Представьте себе врача, который хочет узнать передовые новости из мира медицины. В школе он изучал хинди, в университете — арабский, поэтому может прошерстить не только Рунет. Но, даже вооружившись несколькими иностранными языками, он не сможет получить то количество информации, которое получает медик, владеющий только английским.

Исключение «недружественного» языка из школьной программы приведет к самоизоляции российской науки, и, как следствие, к ее неизбежному отставанию от науки международной. И нет, наличие переводчиков тут не поможет. Хотя бы потому, что их «производственные мощности» не смогут справиться с огромным потоком научной информации, который пополняется буквально каждый день. А еще «медицинский» английский сильно отличается от «юридического» английского, и они оба бесконечно далеки от английского, которым пользуются компьютерщики. И, чтобы успевать следить за всеми новейшими научными достижениями, стране будет нужен легион переводчиков, которые будут работать не отрывая ягодиц от стула буквально сутками.

Если продолжить мысль чуть дальше, мы вернемся к необходимости преподавания английского языка еще в школе. Иначе, откуда возьмется легион переводчиков? В общем, классическая сказка про белого бычка.

Язык как билет в лучшую жизнь

Возможно, те, кто предлагает отменить преподавание английского языка в школе, этого не знают, но в СССР дети тоже учили иностранные языки! Когда троечники спрашивали, зачем им это надо, педагоги отвечали, что процесс познания другого языка тренирует ум, расширяет кругозор, увеличивает шансы посмотреть мир и удачно трудоустроиться. Военным, политикам, переводчикам, актерам — всем им было нужно уметь говорить не только на родном русском. Все эти профессии считались престижными. Мотивированные школьники действительно старались, зубрили правила, словарные слова, спряжения глаголов, и многим это и вправду улучшило жизнь.

Те, кто скажет, что улучшило только столичным «золотым деткам» — обломайтесь. Моя родная бабушка, которая родилась в забайкальском селе, в очень многодетной семье среднего достатка, вполне успешно училась на переводчика с немецкого языка. И это было нелегким делом, потому что преподаватели их жестоко муштровали! Потом, правда, на третьем курсе бабушка вышла замуж и специальность пришлось менять — она получила диплом в педагогическом университете. Но даже сейчас, разбуди ее ночью и попроси заговорить на немецком, она заговорит. Причем так, что заслушаешься. Кстати, мою маму, которая у нее училась, преподаватели ТГУ принимали за носительницу языка (и в этом нет ничего удивительного, на Алтае много русских немцев, которые билингвальны).

Интересное по теме

«Мой ребенок — иностранец»: колонка о воспитании сына-трилингва

Так вот, об успешном успехе. Бабушка преподавала в сельской восьмилетке. И многим ее ученикам знание немецкого действительно помогло лучше устроиться в жизни: поступить в хорошие вузы, репатриироваться в Германию (говорю же, тут много немцев, но не все они изучают язык в семье!), завести знакомства по переписке за рубежом, съездить на международную смену в «Артек», побывать в ГДР…

Наличие «железного занавеса» вовсе не делало изучение иностранных языков бесполезным занятием! Да, большинство выпускников школ Советского Союза так и не побывали за рубежом, но даже просто еще одна «пятерка» в дипломе ни для кого не была обузой.

Зарядка для мозгов

Изучение языков традиционно считается обязательной частью обучения в школе. Потому что оно напрягает извилины, тренирует память, расширяет кругозор, а еще — позволяет человеку дольше оставаться в здравом уме. Новые нейронные связи и все такое.

Это важно, потому что о мозге нужно заботиться так же, как и о теле. Многие люди не собираются становиться спортсменами, но зарядку по утрам делают — хотя бы для того, чтобы не скрипеть суставами при каждом движении.

Серые клеточки тоже необходимо периодически напрягать. Школьный английский — это для разума все равно, что занятие с легкими гантелями. Может быть, тренирующийся решит в будущем брать веса посерьезнее, может, станет тяжелоатлетом, а может, просто продолжит заниматься, как занимался. Но общей пользы от занятий никто отрицать не станет.

И сейчас мне возразят, что для тренировки мозгов можно учить и китайский — самый распространенный по количеству носителей язык на Земле.

Но это не самое удачное решение, поскольку, во-первых, китайский значительно сложнее английского. Он обладает иероглифической письменностью и является тоновым языком (то есть протяженность звуков сильно меняет смысл сказанного). Выучить 26 букв или бесконечное число иероглифов? По-моему, выбор очевиден!

Во-вторых, китайский язык распространен весьма компактно, в то время как английский является одним из официальных языков в более чем 70 странах мира. Иначе говоря, зная английский можно приобщиться к британской, американской, австралийской, новозеландской, канадской, новогвинейской, южноафриканской (и многим другим) науке и культуре. Может быть, носителей у китайского и больше, но охваты шире у английского — благодаря тому, что когда-то Британская империя властвовала чуть ли не над половиной мира.

Можно возмущаться: «Почему в США нет обязательного русского языка в школьной программе?» А можно заглянуть в Википедию и понять, что наш язык распространен не то, чтобы во многих странах. Он тоже «компактный». Это не значит, что его нигде не изучают — изучают, конечно! Но по любви, а не по необходимости. Английский же в современном мире — штука просто незаменимая.

Интересное по теме

«Хорошо, чтобы ребенок тоже понимал, видел, зачем ему нужен русский язык»: как сохранить родной язык, если вы переехали в другую страну

Язык как источник информации

Эта функция особенно дорога мне, потому что я журналистка. Зная английский, можно почитать зарубежные новости, провести фактчекинг, найти полезные источники для написания новых материалов, посмотреть, как работают СМИ в других странах, ознакомиться с книгами в оригинале и побухтеть, что переводчики-то, оказывается, криворукие. Можно узнать об умонастроениях людей по всему миру, поучаствовать в сетевых дискуссиях, поиграть в компьютерные игры, прочитать инструкцию к строительному фену, заказать товары. Можно включить виртуальный тур по любому из великих музеев, учиться удаленно, дружить с иностранцами по переписке. Можно, в конце концов, просто спросить дорогу к достопримечательностям где-нибудь в Турции и заказать себе еду. Да, есть много прекрасных и великих языков, но самым ценным, с точки зрения получения информации любого рода, является английский.

Без языка

Иногда мне хочется, чтобы со мной произошло то же самое, что с героем Мела Гибсона в фильме «Чего хотят женщины». Только с поправкой на то, чтобы читать мысли депутатов, а не товарок по полу. Потому что я не понимаю, на какой результат политики рассчитывают, когда что-то предлагают.

Вот запретим мы английский в школах. Что будет дальше? Мы отстанем в инженерии, медицине, приборостроении, социальных науках, и в науках вообще. Не скатимся в каменный век, конечно, но потом опять придется догонять лидеров и жаловаться, что весь мир успел убежать вперед.

Введем в школах обязательный хинди — и никто его не сможет учить, потому что нет преподавателей, а письменность совсем незнакомая, что затрудняет процесс познания.

Лишим школьников знаний о других странах сейчас, а потом будем удивляться: чего это они такие нетерпимые? Конечно, я понимаю, что сейчас именно нетерпимые и нужны, но кто сказал, что лет через десять это не станет проблемой с большой буквы «П»? Отгораживая себя языковым барьером, мы обрекаем страну на бесконечный бег по кругу: от непонимания — к изоляции, от изоляции — к обиде, от обиды — к агрессии, от агрессии — к непониманию (только уже другой стороной). Если депутаты так хотят, чтобы наша родина занимала значительное место в мире, то им бы стоило изучить, как этот мир устроен. Да, русский язык тоже мог бы быть языком международного общения, но сейчас он им не является. И в ближайшее время не станет. Это нужно просто принять, как принимают китайцы, которые учат «недружественный» английский.

Интересное по теме

Общество высоких заборов: как мы учим детей делить мир на «наших» и «ваших»

Лишим молодежь возможности проверять информацию, общаться с иностранцами, понимать их, знакомиться с другими культурами, читать в оригинале… и? Это же основная цель «рацпредложения»? Но дело в том, что она недостижима. Мотивированный человек может изучать языки самостоятельно. А резонов изучать именно английский очень много — начиная от желания путешествовать, и заканчивая возможностью играть в The Elder Scrolls: Oblivion без, прости господи, шедевров пиратского машинного перевода вроде «деревянных эльфов» и «самолетов Забвения».

Кстати, выведение английского языка за рамки школьной программы может сделать его гораздо более популярным у подростков, потому что сапоги, которые не понравились начальнице — это хорошие сапоги. А запретный плод сладок.

Понравился материал?

Понравился материал?

Поддержите редакцию
Ликбез Одеваемся и пляшем: кто такие фурри
И почему депутаты хотят их запретить.
Ликбез «Никаких штанов в этом году»: очень странная история любви Канье Уэста и Бьянки Цензори
Любовь к эпатажу или насилие над женщиной, происходящее на глазах у всего мира?