Неидеальный отчим. Как жить в «лоскутной» семье?

Когда отношения между мужем и ребенком от предыдущего брака складываются непросто.

Иллюстрация Насти Железняк

Семьи, в которых есть дети от предыдущих браков, называются «лоскутными». Для того чтобы отношения в таких семьях были гармоничными, партнерам порой приходится приложить немало усилий.

Мама двоих детей Дина Батий рассказала НЭН про свой опыт жизни в «лоскутной» семье и про то, что самое логичное, но не самое простое решение — начать разбираться с собой и своими травмами.


«Только у меня есть сын. Ты даже не представляешь, во что ввязываешься», — сказала я будущему мужу, когда он предложил встречаться. Он и правда не представлял, но решил попробовать. Цветочно-букетный период с соло-мамой — это подолгу таскать на руках уснувшего пятилетку, гулять по детским площадкам, ходить в кино на мультфильмы, много быть втроем, гораздо меньше — вдвоем.

Отчасти это добавляет накала и заставляет ценить любые минуты уединения. Но весь романтический флер улетучивается, когда вы вместе носитесь в поисках кустиков, так как ребенку резко приспичило пописать.

Казалось бы, пожениться после такого готовы только те, кто по-настоящему друг друга любят. Тут уж точно жить вам долго и счастливо. Но… я и сама не представляла, во что ввязывалась, когда в ЗАГСе сказала: «Согласна».

Интересное по теме

«Уже на третьем свидании мы наворачивали круги с коляской по парку»: как женщины с детьми знакомятся в дейтинговых приложениях

В нашем инфополе есть только два образа отчимов. Первый — отчим-изверг, который ненавидит ребенка от другого мужчины, издевается над ним, истязает. О таких ужасных историях мы узнаем из новостей. Есть и второй образ — его мы чаще всего видим в соцсетях. Он полностью берет на себя финансовую ответственность за чужого ребенка, оплачивает все кружки и зимние комбинезоны, учит кататься на велосипеде, читает на ночь, вытаскивает занозы… Этот отчим не то что как отец — он даже круче!

А что насчет мужчин, которые оказываются между этими двумя полюсами? Какими отчимами становятся обычные парни со своими тараканами в голове? Я не была готова к тому, что мой муж не впишется в образ идеального отчима. Мне казалось, если муж делает сыну замечание, не хочет играть с ним в настолки или покупать мороженое на прогулке, значит, наша семья — полный провал.

Мы с мужем много ругались из-за сына. Кажется, мы и ругались-то только из-за него. Муж говорил, что я ему слишком много позволяю, что сын разбалован, невнимателен и ленив. Я говорила, что муж сам ведет себя как ребенок, что в нем должно быть больше терпения и великодушия. Муж говорил, что я всегда на стороне сына, что я принимаю решения в одиночку, не даю ему участвовать в нашей жизни. Я была твердо уверена, что все решения мужа — про то, как сделать сына удобным и послушным.

Ссоры могли вспыхивать по любому пустяку: сын ест макароны, набивая рот, муж начинает ругать его за это, я же начинаю ругать мужа за форму высказывания. Все конфликты разгорались по одному сценарию и ничем не заканчивались, мы просто уставали и обнимались, но противоречия не исчезали.

Интересное по теме

Развод, любовь, родительство и дружба: как отец и отчим преодолели себя ради дочери

Ссоры из-за сына были черной воронкой нашей семейной жизни. В нее утекало все, что было у нас хорошего, все наши завтраки, прогулки, разговоры. В нее утекала даже забота мужа о сыне: все приготовленные им перекусы для школы, все часы по пути в школу и обратно, все купленные лекарства, найденные книги. Я знала, что и это есть, но видела только замечания-замечания-замечания. Эта воронка затягивала, мы сами не могли из нее выбраться.

В итоге мы наконец дошли до семейного психолога. Я, конечно, надеялась, что там-то мужу объяснят, что надо быть помягче с сыном. Муж наверняка надеялся на что-то свое. Получилось, как обычно, нечто третье.

Психолог послушала нас вместе, по отдельности и вынесла вердикт:

— Ваш сын тут ни при чем. Он просто как нарыв, и у каждого из вас в этом месте болит по своим причинам.

«Ну как же так?!» — мысленно возмутилась я. А потом задумалась, как сам сын реагирует на придирки мужа. Иногда злится, как злится и на мои замечания. Иногда убегает в комнату и хлопает дверью, как и на какие-то мои слова. Иногда пропускает мимо ушей. Однажды во время очередной нашей ссоры он молча подошел и сунул мне записку. В ней было написано: «Пожалуйста, не ссорьтесь». Он как-то признался, что боится — вдруг мы с мужем разойдемся? Ведь мы — семья.

Интересное по теме

«Когда все разбросано или пролито, у всех понос и всех тошнит, я стараюсь провернуть это через смех». Интервью Вари Шмыковой

Мы — «лоскутная семья». Каждый — фрагмент со своей предысторией. Хотелось бы возводить семью с ровной земли, но мы начинаем с руин, и сначала надо снести их. Мои руины — это большое чувство вины перед сыном за то, что не удалось обеспечить ему понятное детство, когда мама с папой вместе, папа всегда рядом и ты безусловно любим. Я пыталась завалить это чувство вины подарками, путешествиями и весельем. Потом думала, что изжила его, но только при встрече с мужем осознала, насколько оно огромно, как гложет меня и мешает нам всем жить. У мужа свои руины, которые он тоже обнаружил лишь при встрече с нами.

Мы пытаемся сшить свои лоскуты, а узоры никак не сходятся, нитки рвутся в одних и тех же местах. Я бы хотела написать сейчас, что после разговора с психологом все изменилось и больше мы не ссоримся из-за сына. Увы, это не так. Однако с каждым годом конфликтов все меньше, мы как будто быстрее доходим до сути, задаваясь вопросом: «Что во мне сейчас болит?» Кажется, будто мы и собрались все вместе, чтобы друг друга исцелить.

Мнения «Не буду устраивать дочери вечеринку на день рождения каждый год». Мама поделилась своим взглядом на детские праздники
28-летняя Марисса Лайт из Пенсильвании, мама 11-месячной дочки, заявила в соцсетях, что не собирается устраивать вечеринки по случаю дня рождения дочери. Многим...