Дело мальчика в коробке: как в США уже 65 лет ищут убийцу четырехлетнего ребенка

Анализ ДНК вернул имя ребенку, тело которого было найдено в 1957 году. На очереди — выяснить, кем был его убийца.

AP Photo | Matt Rourke

8 декабря на брифинге для СМИ полиция Филадельфии назвала имя мальчика, тело которого было найдено в картонной коробке 25 февраля в 1957 году, — через 65 лет, девять месяцев и 13 дней после обнаружения. Его звали Джозеф Огастус Зарелли и на момент гибели ему было всего четыре года. Теперь, зная личность потерпевшего, полиция надеется установить имя убийцы и обстоятельства смерти ребенка.

Интересное по теме

Как выбрать книгу, которая подойдет именно вашему ребенку

Страшная находка

26 февраля 1957 года в полицию Филадельфии обратился 26-летний мужчина, утверждавший, что обнаружил тело ребенка в коробке, лежащее в безлюдной местности. Фредерик Бенонис — так звали заявителя — утверждал, что страшную находку совершил еще 25 февраля, но побоялся идти в участок. Однако потом он услышал по радио о пропаже трехлетней девочки, и решил, что, возможно, в коробке лежит она. Поэтому 26 числа он все-таки пришел с сообщением в полицию.

Сотрудники полиции обыскали пустынное местечко Фокс-Чейз и действительно обнаружили то, о чем говорил Бенонис.

Довольно быстро выяснилось, что до этого тело видел еще один свидетель — 18-летний юноша. Но он не стал никому об этом рассказывать, поскольку его старшего брата долгое время мурыжила полиция из-за того, что парень нашел в лесу труп самоубийцы.

Улики

Тело ребенка было завернуто в клетчатый фланелевый плед и помещено в большую картонную коробку из-под плетеной детской кроватки. Рядом нашли новую вельветовую кепку и пару детских ботинок. Правоохранители решили, что обувь не принадлежала погибшему мальчику, так как была на размер больше, чем нужно.

Мальчик

Неизвестный ребенок погиб в результате сильного сдавливания черепа — на его голове была обширная гематома. Его вес был ниже возрастной нормы, что говорило о систематическом недоедании. В то же время у него были аккуратно подстрижены ногти на руках и ногах, а аутопсия не выявила следов систематических избиений или признаков сексуализированного насилия. Кожа на правой руке и ноге деформировалась из-за длительного контакта с водой незадолго до смерти. Это делало невозможным дактилоскопию правой руки. Деформация кожи — это на самом деле обыкновенное и безобидное сморщивание, которое можно заполучить после купания. Загадку представляло только то, что левая рука и нога воздействию влаги не подвергались.

После смерти ребенка небрежно и очень коротко остригли — на мысль о том, что стрижка была посмертной, наводило то, что срезанные волосы нашли на плечах, шее и груди мальчика. Живой ребенок постарался бы их стряхнуть, если бы этим не озаботился сам парикмахер.

Ребенок не был одурманен наркотиками или алкоголем, в желудке не обнаружили остатков пищи, но в пищеводе нашли некую черную субстанцию, которую так и не сумели идентифицировать.

На теле мальчика нашли следы нескольких хирургических операций, которые были сделаны давно и без осложнений — швы зажили хорошо, а шрамы от них — поблекли.

То есть у правоохранителей на руках был труп ребенка, за которым при жизни довольно хорошо ухаживали — ему стригли ногти, его лечили, не подвергали систематическим избиениям. Но при этом он недоедал, погиб в результате насилия, а от его тела постарались избавиться.

Интересное по теме

9 причин не садиться в машину времени: опасное детство наших предков

Расследование

Поначалу казалось, что в деле есть довольно много зацепок. Шрамы от операций могли позволить идентифицировать ребенка. Коробка, в которой было найдено тело, имела наклейку, позволившую быстро установить, что в ней отгружались детские плетеные колыбельки. Нашли даже склад, с которого была продана эта конкретная коробка с кроваткой, и выяснили, что всего двенадцать покупателей соблазнились плетеной мебелью для детской. Из этих 12 нашли восемь человек и установили их непричастность к убийству.

На кепке нашли ярлычок, на котором было четко видно имя изготовительницы. Женщина опознала головной убор и описала мужчину, который его покупал. Она хорошо его запомнила, потому что изначально у кепки не было кожаного ремешка с пряжкой сзади — его попросил добавить покупатель.

Плед оказался не столь уникальным — таких продали миллионы экземпляров. Но сама ткань была обильно испачкана машинным маслом, а еще в нем не хватало большого куска — 78,8 на 66 сантиметров. Следствие надеялось найти подозрительного покупателя кроватки или кепки и поискать у него недостающий кусок одеяла.

Но все зацепки в итоге никуда не привели. Операции, по-видимому, делали где-то далеко от Филадельфии. Четырех покупателей кроваток так и не нашли. Покупателя кепки обнаружить не удалось, несмотря на хороший фоторобот. А плед мог стать уликой только в перспективе — при нахождении хоть какого-то подозреваемого. Искать кусок фланели в многолюдном городе было глупо. Полицейские запросили помощи у ФБР: была слабая надежда, что ребенка похитили и его отпечатки пальцев есть в базе Бюро. Но на результат особенно не надеялись — похитители обычно не стригут ногти на ногах похищенных. Так и оказалось: в базе данных ФБР мальчик не числился.

Обращение к общественности

Но у полиции оставалась еще одна надежда — на обращение к общественности. Выпустили листовки с фотографией убитого мальчика и рассказом о его обнаружении. Описали часть улик. Попросили вспомнить, не пропал ли кто-то из детей, которых они видели или знали лично. Ну, например, до февраля играл на детской площадке, а теперь не играет. Или родители говорят, что один из их детей уехал в гости, но это кажется подозрительным.

Кампания по оповещению жителей Филадельфии развернулась очень широко, а за ней последовал шквал телефонных звонков и обращений. Было немало самооговоров, нашлось несколько перспективных, как изначально казалось, зацепок, но они не помогли раскрыть дело или хотя бы выйти на след подозреваемого.

Например, одна женщина рассказала, что «мальчик в коробке» похож на сына одного бродяги, который жил у нее, оплачивая постой мелким ремонтом. Но мать ребенка не опознала сына в морге, а потом в полицию явился и сам бродяга — с живым и здоровым восьмилетним сыном.

Интересное по теме

Мой ребенок пропал — что делать? Подробная инструкция от мамы, с которой такое произошло

Версии

Правоохранители работали, не покладая рук и выдвигали различные версии по поводу личности мальчика. Предполагалось, что он мог быть из семьи иммигрантов — у детей при въезде в США в те годы дактилоскопировали только правую руку. В этой версии деформация кожи на пальцах правой руки считалась намеренной — с целью скрыть личность ребенка. Тогда получалось, что убийство было спланированным и подготовленным. Также объяснялось отсутствие обращений в полицию по поводу исчезновения ребенка — иммигранты чаще всего были небогатыми и нередко переезжали, так что отсутствие ребенка, который прежде часто играл во дворе, легко объяснялось.

Старший инспектор Дэвид Робертс при подготовке листовок выдвинул оригинальную версию: он предположил, что искать нужно не только пропавших мальчиков. Робертс исходил из того, что ребенка посмертно и грубо постригли. Зачем нужна была эта возня? Избавляться от волос имело смысл только в том случае, если они как-то изобличали убийцу или помогали в опознании жертвы. Старший инспектор предполагал, что их «мальчика из коробки» при жизни по каким-то причинам выдавали за девочку — и он носил длинные волосы.

Ремингтон Бристоу, который был ассистентом судебного медика во время вскрытия тела, очень заинтересовался этим случаем и многие годы пытался вести собственное расследование. Он обратился к женщине-экстрасенсу, которая дала ему наводку на некий дом неподалеку от места, где тело было выброшено. Оказалось, что там расположен своеобразный семейный детский дом. Семейная пара принимала на воспитание отказников и растила их, подыскивая им усыновителей.

Версия Бристоу была такова: в 1957 году у них на попечении был ребенок с ментальными нарушениями. Его плохо кормили и за ним почти не приглядывали, потому что понимали, что для него будет трудно найти усыновителей. За какую-то шалость ребенка наказали (или его избил один из старших воспитанников), но не расчитали силу — и это привело к смерти ребенка. Поэтому семья приняла решение избавиться от тела. Полиция сочла расследование Бристоу не стоящим внимания, хотя его информацию, разумеется, проверили.

Вообще из-за широкого оповещения общественности, это дело долгое время оставалось «на слуху», и даже спустя много лет его пытались расследовать и полицейские, и сыщики-любители. История «мальчика из коробки» попала в несколько детективных сериалов, а в 2009 году о нем сняли фильм.

В 1998 году была проведена эксгумация останков и сравнение ДНК ребенка с доступными базами данных. Тогда совпадений не выявили.

В 2019 тело «мальчика из коробки» снова эксгумировали. Современные способы сбора проб ДНК позволили набрать достаточное количество материала для анализа, а расширение баз данных и использование судебной генеалогии сделали возможным опознание.

Опознан!

После последней эксгумации, имея на руках результаты ДНК-тестирования и собранную по его итогам информацию, полиция отыскала родственников мальчика с материнской стороны и начала искать предположительную мать. Для этого проверяли всех женщин детородного возраста, которые были в тот период в этой семье.

Нашли наиболее вероятную кандидатку — но всегда оставался шанс, что это мог быть ее внебрачный ребенок. Тогда начали проверять свидетельства о рождении детей, появившихся на свет в период с 1944 по 1956 годы, в том числе свидетельство, выписанное на имя предполагаемой матери. И на этом свидетельстве нашлось имя отца ребенка.

Затем ДНК мальчика сравнили с ДНК родственников предполагаемого папы. Выяснилось, что с огромной долей вероятности этот ребенок был сыном именно этой пары, а не какой-то «ошибкой молодости» его матери, от которой она могла «избавиться», так как ребенок угрожал ее браку. Звали мальчика Джозеф Огастус Зарелли.

В розыск малыша Зарелли не объявляли. Оба его родителя уже мертвы. Но поиски убийцы ребенка продолжаются. Капитан полиции Филадельфии Джейсон Смит сказал по этому поводу: «Возможно, мы никогда никого не арестуем по этому делу. Возможно, мы даже не сможем идентифицировать преступника. Но мы сделаем все возможное, чтобы попытаться». Дело остается открытым. Даже 65 лет спустя.

Интересное по теме

УЗИ, кровь, плацента: зачем делать генетические тесты во время беременности?

Послесловие

Когда-то, 26 лет назад, меня совершенно заворожил мамин учебник по криминалистике. Спустя годы я прочитала много учебников и научно-популярной литературы по этому предмету. И вот что я хочу сказать: идеальных преступлений не бывает. Новые достижения науки позволяют обнаруживать убийц даже годы спустя. Постепенно «неизвестные мужчины и женщины» благодаря работе криминалистов обретают имена и судьбы. Однажды всех злодеев призовут к ответу, а имена невиновных, но осужденных за чужие преступления, будут очищены.

Как показывает практика, все, что для этого нужно — это улики, группа неравнодушных полицейских и ДНК-анализ.

Понравился материал?

Понравился материал?

Поддержите редакцию
Новости «Да у меня в комнате бордель!» Неприличные слова, которыми мы щеголяли в детстве, не зная их значения
Бывает и так: взрослые не хотят объяснить ребенку истинный смысл какого-то высказывания. Или не могут.