Редакция
1 July 2021

Вам развод: эректильная дисфункция в Средневековье

Проблемы с фертильностью у одного из супругов до сих пор нередко приводят к расторжению брака. В Средние века в Западной Европе дело обстояло по-другому: импотенция партнера была единственной причиной, по которой женщина могла получить официальный развод от церковного суда.
Коллаж Настасьи Железняк
Коллаж Настасьи Железняк

Издание narratively опубликовало очерк о практике доказатальства импотенции в старые времена, а мы подготовили для вас перевод этого текста.

Сердобольные свидетели неудачного полового акта

В 1370 году Тедиа Ламбхерд подала на развод с мужем, Джоном Саундирсеном. Она утверждала, что он импотент. Правда, необходимо было доказать это в церковном суде. И, к счастью, у нее были свидетели.

Ключевые показания дал некий Томас, записанный в деле как сын Стефана. Он свидетельствовал в суде о том, что видел, как пара безуспешно пыталась заняться сексом в сарае около девяти часов утра одним весенним утром.

Несмотря на то, что Джон и Тедиа «с энтузиазмом подошли к делу», эрекции у Джона не было. Брат обвиняемого также лицезрел этот неудавшийся половой акт и даже погладил пенис Джона рукой, чтобы посмотреть, не сможет ли он таким образом посодействовать процессу.

Итак, подведем итоги: Джон Саундирсон пытался заняться ранним утром сексом с женой перед аудиторией из двух мужчин и получил неэффективную ручную стимуляцию от собственного брата. Благодаря этим сокрушительным показаниям Тедиа выиграла дело и получила развод.

Интересное по теме

5 мифов о фертильности, которые пора отправить на свалку

Свидетели, похожие на следователей

Каким бы странным это ни казалось сегодня, дело Ламбхерд — одно из множества зарегистрированных в позднем Средневековье дел об аннулировании брака по причине импотенции супруга.

Проблемы с фертильностью до сих пор являются основанием для развода во многих странах. Разница лишь в том, что если сегодня существует и множество других доводов для расторжения брака, то в Средние века «доказанная» импотенция была единственной причиной, по которой женщина могла получить развод в церкви.


Но для того, чтобы подтвердить бесплодие мужа и убедиться, что женщина не просто так выдвигает ложные заявления (ведь женщины тогда считались «по природе» куда менее надежными и более склонными ко лжи, чем мужчины) — суды нуждались в свидетелях.


Впрочем, иногда эти свидетели были больше похожи на следователей. Средневековый историк Бронах Кейн пишет о похожих делах в работе «Импотенция и девственность в позднесредневековом церковном суде Йорка». Он отмечает, что это была обычная практика — физические осмотры гениталий и груди друзьями и соседями обвиняемого или обвиняемой использовались для определения импотенции, девственности и беременности в церкви.

Часто свидетелями в расследовании импотенции становились женщины — как правило, замужние женщины, вдовы или местные секс-работницы.

Суд мог поручить им осмотреть гениталии мужчины, показать свою грудь и гениталии предположительному импотенту, дать ему эль и вкусные закуски, поцеловать его и потереть его пенис в теплой комнате, чтобы убедиться, что он способен к возбуждению. Но в некоторых кейсах свидетелями были мужчины, которые наблюдали за тем, как данный подозреваемый пытался заняться сексом.

Импотенция была насущной проблемой для мужчин и женщин в позднесредневековой Англии. Во многих стихотворениях того времени женщины собираются группами, распивают алкогольные напитки и жалуются на своих мужей, сравнивая их вялые пенисы с личинками, улитками и шмелями.


В других стихах сами мужчины оплакивают свое бессилие и дают советы другим о том, как сохранить эрекцию. «Все возлюбленные, берегитесь меня, потому что я когда-то был таким же похотливым, как вы»,  — сетует один поэт.


Ги де Шолиак, известный медицинский авторитет того времени, рекомендовал лечить импотенцию при помощи специй, отваров из приправленного и подслащенного вина, горячих масел и энергичных растираний полового члена перед костром.

Он отмечал, что врачи-мужчины часто выступали в качестве свидетелей-экспертов в делах о разводе, и предлагал им тщательно исследовать обвиняемого, прежде чем приказать ему лечь в постель с женщиной, имевшей богатый сексуальный опыт.

Один пенис — дюжина мнений

Когда Кэтрин Барли подала заявление об аннулировании брака с Уильямом Бартоном из-за импотенции в 1433 году, более дюжины человек дали показания о пенисе Уильяма. После того как трое мужчин и несколько женщин осмотрели Уильяма в таверне «Лебедь», некий Роберт Линкольн описал пенис Уильяма такими словами: «достаточно длинный и большой, чтобы иметь плотскую связь с любой живой женщиной».

В другой вечер трое мужчин осмотрели Уильяма в доме друга. Они также дали восторженные отзывы о его члене, часто сравнивая его со своими собственными.


Один свидетель отрапортовал, что он сам стал отцом десяти детей и что «удочка Уильяма была лучше по длине и обхвату, чем когда-либо была [моя] удочка».


Другой сообщил, что у Уильяма Бартона были «большие и подтянутые яички… такие же, как и у меня самого, если даже не лучше». Что касается более конкретных измерений, два свидетеля дали показания о том, что пенис Бартона в состоянии эрекции был длиною в «две пригоршни». (Такое измерение пениса, кстати, не было редкостью в то время: в одном стихотворении рассказывается о мужчине, который хвастается, что его пенис составляет «полторы пригоршни» в длину).

Несколько женщин также осмотрели гениталии Уильяма Бартона. Одна согласилась с тем, что «стержень и яички Уильяма смогут доставить удовольствие любой честной женщине». Но у некоторых дам пенис Уильяма вызвал менее восторженные комментарии, и они поддерживали обвинение его жены.


Роберт Линкольн, однако, возразил, что эти женщины обращались с пенисом Уильяма слишком грубо, и из-за чувства стыда у него не возникло эрекции.


Диагностика Уильяма разделила даже одну супружескую пару: в то время как Кэтрин Михельсон утверждала, что «его жезл не имеет ценности», ее муж Джон заявил, что эта оценка противоречит его зрению и знаниям, и пообещал сделать так, чтобы жена Уильяма как можно скорее призналась в лжесвидетельстве священнику. (Как и во многих других средневековых делах, к сожалению, нет данных о том, кто в итоге выиграл).

Жидкая виагра

В 1561 или 1562 году, когда Маргарет Алатт подала на развод с Ричардом Пирсоном по причине его импотенции, Ричард признал, что пара никогда не занималась сексом. Он сказал, что хотел переспать с женой в первую брачную ночь, но «случайно поранился, прежде чем смог получить удовольствие». Он решил воздержаться от секса в течение следующих восьми недель, чтобы вылечиться.

Тем временем, еще до того как он смог полностью исцелиться, Маргарет уже рассказала всем, что у Ричарда какие-то проблемы с эрекцией. Когда она попросила его заняться с ней сексом, Ричард ответил, что он плохо себя чувствует, но со временем обязательно поправится.

Затем Ричард посетил врача, который дал ему специальный лечебный напиток — что-то вроде жидкой виагры. Он пил это снадобье каждое утро и вечер в течение девяти дней, пока не выздоровел и не почувствовал снова возбуждение. Но к тому времени, по его словам, у него уже не было никакого желания спать с оклеветавшей его Маргарет.

На суде он настаивал на том, что он не может быть импотентом, потому что занимался сексом с другой женщиной (имя которой он для удобства все-таки решил не разглашать) и был уверен, что у той даже есть от него ребенок.


Когда церковный суд спросил его, почему он изменил своей жене, Ричард объяснил, что он бы никогда не сделал этого, но она подняла такую ​​клевету, огласив свои обвинения в импотенции, что у него просто не оставалось выбора.


Ключевым свидетелем в деле о разводе Маргарет и Ричарда стал Эдвард Амери, 44-летний друг пары. Эдвард долго беседовал с Ричардом о его импотенции и поисках лекарства. Эдвард узнал у друга, что лечебный напиток на самом деле не имел никакого эффекта и что Ричард все еще оказывался ни на что не способен в постели.

Эдвард рассказал суду, что когда Ричард узнал, что Маргарет подала на развод из-за его предполагаемой импотенции, ему было так стыдно, что он сбежал и проехал 30 миль, прежде чем его друзья догнали и отвезли его домой, чтобы он смог противостоять обвинениям.

Интересное по теме

Дело не во мне, дело в тебе: 9 вредных привычек, которые влияют на качество спермы

Импотенция и развод сегодня

Конечно, все эти случаи довольно скандальны и изобилуют эротическими подробностями. Но интересны они не этим, а тем, что они демонстрируют: средневековые люди открыто и довольно откровенно говорили о своей сексуальной жизни.


Родственники мужского пола и соседи и не только обсуждали, рассматривали и сравнивали гениталии друг друга, но даже держали их и гладили в санкционированных церковным судом разбирательствах.


Эти истории также показывают, что мужчины не боялись обсуждать импотенцию со своими врачами и друзьями. Что резко контрастирует с современной картиной, когда тема импотенции оказалась табуированной.

Возьмите современную рекламу лекарств от эректильной дисфункции — например, культовую рекламу Виагры 1999 года. В ней политик Боб Доул призывал мужчин обсуждать импотенцию со своими врачами. В темно-синем костюме с американским флагом на заднем плане, Доул серьезно говорил: «Знаешь, немного неловко говорить об эректильной дисфункции, но это так важно для миллионов мужчин и их партнерш, что я решил заговорить об этом публично…»


Двадцать лет спустя импотенция все еще остается табуированной темой. А реклама стартапов, ориентированных на пациентов с эректильной дисфункцией, подчеркивает, что эти продукты доставят на дом в секретной упаковке.


Идея подачи на развод на основании импотенции супруга не такая «средневековая», как можно подумать: она все еще зафиксирована в законодательстве о разводе в некоторых американских штатах — включая Теннесси, Миссисипи, Арканзас, Массачусетс, Алабаму, Оклахому и Джорджию.

Однако современные суды более деликатны и требуют, чтобы несчастные пары представляли медицинские заключения, подтверждающие импотенцию, а не сами собирали доказательства по знакомым.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе