Рожающее Средневековье 2: королевские традиции деторождения, которые (к счастью) не дошли до наших дней

На случай, если вы забыли: во-первых, у нас уже выходил текст, который назывался «Рожающее Средневековье», так что это его сиквел. А во-вторых, в начале года стало известно, что герцогиня Сассекская Меган Маркл и ее супруг принц Гарри ждут второго ребенка. В связи с этим мы решили составить путеводитель по деторождению в королевских семьях прошлого. К счастью, все эти традиции в общем и целом уже не соблюдаются. Но их отголоски все равно иногда слышны.

Роды в толпе

Беременные королевы давних времен почти никогда не оставались одни — за ними постоянно следовали придворные дамы благородного происхождения. Они должны были сопровождать королевских особ в положении фактически везде, включая и непосредственно сами роды (и даже смерть).

Например, Мария Антуанетта рожала в Версале в окружении нескольких десятков человек. И это только те, кого пустили непосредственно в комнату, где проходили роды (некоторые даже пытались забраться на мебель, чтобы получше видеть происходившее), остальные просто находились в этот день во дворце и знали о том, что она рожает — об этом было сообщено с началом схваток.

Когда Екатерина Медичи родила первого ребенка, ее свекр, король Франциск I потребовал не только предоставить ему все данные о младенце (включая время рождения), но и продемонстрировать послед, чтобы убедиться, что роды правда состоялись.

Вообще же, толпа на королевских родах нужна была в том числе для того, чтобы засвидетельствовать сам факт рождения ребенка — мало ли, может, эти королевские особы все придумали, а ребеночка взяли напрокат. В таких делах нужно было быть внимательными и осторожными — абы кого наследником престола объявлять не хотелось.

Вот, например, Мария Моденская, супруга Якова II перенесла несколько выкидышей и смертей младенцев, прежде чем родила Джеймса Фрэнсиса Эдуарда, первого ребенка, который пережил младенчество. Поскольку его рождению предшествовали такие репродуктивные неудачи, полноценным наследником престола его так и не признали.

Короче, протокол суров, и частично эта традиция скорейшего предъявления ребенка королевских кровей миру сохраняется и по сей день, например, в британской монаршей семье, где активно размножаются принц Уильям и его жена Кейт Миддлтон.


Всякий раз, когда у нее рождается малыш, она выходит к миру с ребенком на руках уже через несколько часов после родов.


Кстати, традиция рожать не дома в британской королевской семье прервалась как раз на Уильяме — он стал первым представителем монаршего рода, который родился в стенах госпиталя, а не дворца.

«Отпуск по беременности и родам», мистика и власть

Королевы и принцессы прошлого жили по особому режиму. Например, в период примерно с XV по XVIII века считалось, что разум беременной женщины так силен, что своими мыслями и страхами она может навредить плоду. Поскольку речь шла о безопасности наследников престолов, будущим матерям в королевских семьях иногда давали «зелья» от страхов и навязчивых мыслей. В состав такого «препарата против тревожности» могли входить ладан, мирт, «драконова кровь» (смолы различных растений) и куриный бульон.

Незадолго до родов королевская особа удалялась в «заточение» — комнату отдыха, в которой она вместе с придворными дамами проводила около двух недель до ПДР. Если беременность протекала тяжело, то «заточение» начиналось даже раньше, чтобы обезопасить мать и дитя.

В качестве мер безопасности женщинам не только предписывалось избегать плохих мыслей и снов, но также, например, есть побольше граната и айвы. Во время родов из комнаты на всякий случай могли убрать картины и гравюры, изображающие фигуры, птиц и животных. А еще женщинам в ходе схваток могли предложить съесть сыр или масло, на кусочках которых были начертаны магические сочетания цифр и букв — для защиты плода. Есть сведения, что такими приемами пользовалась, в частности, Элеонора Аквитанская.

Но давление во время беременности оказывалось не только на королевских и дворянских женщин. Беременность была отражением дел в королевстве — если что-то во время вынашивания ребенка шло не так, считалось, что это свидетельствует о не слишком правильных поступках короля, нарушении баланса в его делах и свершениях. Вот как писал об этом богослов Алкуин (также известен как Гораций Флакк):


«Добродетель короля — это благосостояние всего народа, победы воинов, хорошая погода, плодовитость, потомство мужского пола и здоровье».


Ничего себе ответственность, да?

Беременность была частью королевских обязанностей, которые должны были выполнять как женщины, так и мужчины. Способность выносить наследников делала королеву более властной и достойной. Чем лучше он справлялась с деторождением, тем более прочно стояла на ногах. Королева Арагонского королевства Иоланда де Бар родила своему мужу Хуану I шестерых детей, но до совершеннолетия дожила только из дочь Иоланда Арагонская. Когда муж Иоланда де Бар умер, она заявила о своей беременности, чтобы не потерять власть. Беременности на самом деле не было.

«Хорошие хозяйки», мед для десен и сломанные игрушки

С рождением ребенка странные ритуалы не заканчивались. Например, акушерка смазывала ребенка солью с медом, а также натирала медом его десны (чтобы зубки росли). Некоторые источники описывают специальных людей, которых нанимали королевские особы, чтобы те пели детям, успокаивая их.

Распространены были и кормилицы, а также мифы, связанные с ними. Монах Уильям Ришангер описывает такой случай: когда пятый сын короля Эдуарда I Томас Браттонский был приложен к груди французской кормилицы, его вырвало ее молоком, а когда позвали английскую кормилицу, младенец-принц почувствовал себя лучше.

Поэт XIII века Уолтер Биббсворт в одном из своих произведений рекомендует королевским особам нанять «качалку», специальную женщину, которая раскачивала бы колыбель.

Также было принято, чтобы за королевскими детьми присматривала «хозяйка», женщина хорошего воспитания. Например, о детях Эдуарда I заботилась Мария де Валуа.

Но было кое-что, в чем дети Средневековья не особо отличались от современных — желание играть (и ломать игрушки!) и познавать мир. Известно, что у сына Эдуарда I Генри была игрушечная тележка, которую он регулярно ломал, а у его брата Альфонсо был деревянный замок, раскрашенная лодка и миниатюрная осадная машина (какие времена, такие и игрушки).

Другие его сыновья, Томас и Эдмунд, однажды сломали барабан, принадлежавший взрослому ремесленнику, за что в 1303 году мастеру заплатили 7 шиллингов. Ох уж эти детки!

Отцовство «Я рос без отца, мой отец тоже рос без отца. Мне никогда не нравилась эта „семейная традиция“». Правила жизни отца троих детей Юлиана Марэ
Сменить фамилию, удочерить ребенка жены и создать счастливую семью вопреки всем «родовым сценариям».
Новости Мама случайно пригласила 500 гостей на детскую вечеринку
Да, даже женщину, чью машину она поцарапала несколько лет назад, и того симпатичного парня из бара.