Редакция
5 July 2021

«Мужчины не понимают, зачем запрашивать согласие»: журналистка объяснила, откуда берется насилие в браке

Сторонники концепции «не надо выносить сор из избы» считают, что насилия в браке быть не может — и уж тем более изнасилований. Однако, согласно определению, сексуализированное насилие — это любые действия сексуального характера, которые совершаются над человеком без его согласия и желания, и нередко к ним относится и секс после родов.
Коллаж Анастасии Березиной
Коллаж Анастасии Березиной

За время беременности организм женщины проходит через множество изменений, роды нередко бывают травматичными, процесс восстановления — непростым, да и даже после того, как врачи дали «зеленый свет» на половую жизнь, далеко не все женщины в состоянии вернуться к сексу — как по физиологическим, так и по психологическим и эмоциональным причинам.

Их мужья подходят к этому по-разному — кто-то пытается разобраться в проблеме, а кто-то прибегает к изнасилованию — в буквальном смысле этого слова.

Журналистка Дарья Шипачева написала пост о сексуализированном насилии, которое совершают над женщинами их партнеры. Меньше, чем за сутки, пост стал вирусным и собрал более 350 комментариев.

Дарья приводит в своем посте скрин поста с одного форума, написанного от имени мужчины, которому отказывает в сексе жена: «Она в декрете. Полгода после родов. И жена не дает мне секс».

Мужчина, написавший этот текст, признается, что раз в две недели ему приходится заставлять супругу силой «лечь» с ним. Тогда жена просто лежит, «равнодушно раскинув руки и ноги, отвернет голову в сторону, не смотрит на меня, не трогает меня. И ждет, пока я закончу»,  — пишет он же. «Что с ней не так?» — задается вопросом автор.

«Для них секс не ассоциируется с опасностью»

В попытке разобраться, откуда взялось такое расчеловечивание и жестокость, Дарья написала список из семи причин. Практически все они оказались связаны непониманием женской физиологии: мужчины не знают, что пролактин подавляет либидо, что для женщины «пенисо-вагинальный акт без стимуляции клитора — это вообще НИЧЕГО»,  — пишет Дарья.

Кроме того, мужчины занимаются сексом только тогда, когда хотят: «Его член — стоячий символ активного согласия. И он не понимает, зачем вообще это активное согласие запрашивать».

Другой блок причин, по мнению Дарьи, связан с заботами о ребенке: в то время, как мужчина каждый день выходит в большой мир, женщина оказывается заперта в четырех стенах с младенцем. Разумеется, это выматывает.

В патриархальном мире, когда мужчина приходит с работы, он отдыхает: «Секс не видится ему очередной тягостной повинностью в списке дел, которую нужно перетерпеть, после чего можно наконец отключиться»,  — пишет Дарья.

В конце концов, мужчине не знакомы особые отношения женщин с сексом, сексуальностью и телесностью. «Его не трогали за **** [ягодицы] в транспорте, ему не задирали юбку в школе, за ним не ходили ****** [онанисты] в парках (все это из моего опыта задолго до начала сексуальной жизни),  — рассказывает Дарья. — Для них секс не ассоциируется с опасностью, границы телесности не нарушались так часто и так грубо, поэтому они не в курсе, как это больно».

Еще в копилке отношений женщин со своим телом — попытка принять растяжки на животе, изменившую форму грудь и прочие трансформации, которые приносит беременность и роды.

В конце поста она выразила надежду, что женщины, подвергающиеся насилию в браке, оправятся после родов и найдут в себе силы развестись. Дарья спросила, есть ли у подписчиков еще идеи, почему так происходит.

Интересное по теме

«Хочется стереть себе память»: комик Иван Абрамов высказался о лишнем весе жены и вызвал гнев соцсетей

«Воспринимают изнасилование в браке как норму»

«Так пусть она скажет ему, что она о нем думает, что он ей противен. Тогда он отстанет. А то ведь молчит из-за ребенка. И создаются иллюзии», — предлагает простой выход Георгий Сенюк. Ниже он же написал, что хотеть любимого человека всегда — норма. Проблема здесь лишь в том, что мужчина стал нелюбимым, но жена ему об этом не говорит.

«Удобно быть человеком, который живет в простом и плоском мире: не хочет жена мужа — значит, разлюбила, пусть разводится. Про кучу факторов, что часто отношения в паре очень сильно меняются после рождения ребенка, про послеродовую депрессию, пролактин, который роняет либидо куда-то ниже уровня плинтуса (не у всех, но у многих), про ***** [литье] женщинам в уши „надо давать, а то уйдет“, про то, что многие (и женщины, и мужчины) до сих пор воспринимают изнасилование в браке как норму, что не все женщины вообще знают, что такое секс по большому желанию, зато хорошо знают, что такое секс без желания, все эти прекраснодушные люди не слышали и слышать не хотят»,  — считает комментаторка Екатерина Кондрашова.

«Особенно меня поразило, что некоторые люди завели шарманку про „ну вот надо же было поговорить, объяснить как-то, а не играть в молчанку“. Вот и товарищ насильник со скрина пишет „Только скажи — и все будет“,  — пишет Анна Иванова. — Под „поговорить и выяснить“ понимается жесткая расстановка всех точек над i — либо женщина говорит „все, ненавижу тебя и видеть не хочу“, и мужчина спокойно в своем праве бросает свежеродившую жену с детьми и идет по любовницам, либо женщина принимает свою вину перед бедолажечкой и,  скрипя зубами терпит, потому как зачем замуж выходить, если не для секса?»

«Удавалось отбиться, хотя пару раз была совсем жесть»

Комментаторка Ольга Самохватова рассказала, что несколько раз становилась жертвой насилия во сне от мужа, страдающего сексомнией — особой формой лунатизма, при которой человек совершает действия сексуального характера во сне и на утро ничего не помнит.

«Мне везло: удавалось отбиться, если он во сне приставал. Хотя было пару раз была совсем жесть,  — вспоминает Ольга. — Он даже не просыпался… А утром мне не верил, когда я рассказывала». Светлана Терентьева тоже пережила насилие во сне: «У меня был этот опыт после родов, и у меня до сих пор проблемы со сном (ребенку 14 лет, и я давно развелась)».

«Это было самое страшное время в моей жизни, когда меня ночью без моего согласия использовал муж для удовлетворения своих сексуальных потребностей. Да, было страшно засыпать»,  — вспоминает Мария Петрова. В треде им пишут, что насилие над спящими партнершами приводило последних к ПТСР.

«У меня последний вьетнамский флешбэк на эту тему. Меня давили чувством вины. И я помню момент, когда мне было противно, что он ко мне прикасается, и я сжимала мышцы тела неосознанно, потом не могла расслабить, только на две-три секунды, когда концентрируюсь. И помню, как не обращал внимание, что мне неприятно. Хотя до этого все замечал», — делится Ира Светлова.

 
Изнасилование в браке — это абсолютно не нормальная ситуация, которая не должна расцениваться как что-то, что можно «перетерпеть». В ситуациях, когда дом перестает быть безопасным местом для женщины, подключаются некоммерческие организации. Здесь мы собрали надежные фонды со всей России. Большая часть из них находится в Москве, но они оказывают помощь удаленно.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе