Редакция
7 June 2021

Насилие над детьми в России и мире: статистика и законы

Сексуализированное насилие — это одна из форм насилия, от которой чаще всего страдают женщины и дети.

Об этом не принято говорить открыто, да и официальной статистики на эту тему почти нет, однако проблема сексуализированного насилия в современном обществе стоит очень остро. Разобрались в том, что такое сексуализированное насилие, и что о нем вообще известно.

Что значит «сексуализированное насилие»?

Понятие «сексуализированного насилия» включает в себя любые принудительные действия сексуального характера. Нередко его еще называют «сексуальным насилием», однако, по мнению экспертов, работающих с пострадавшими от насилия, эта формулировка некорректна — насилие не может быть «сексуальным» — то есть, привлекательным, приятным или возбуждающим. Еще один более корректный термин — «насилие на сексуальной почве».

Что является сексуализированным насилием?

Сексуализированное насилие — это не обязательно изнасилование, то есть, половой акт, совершенный с применением насилия и против воли другого человека. Это понятие намного шире, в него входят и многие другие действия, которые могут рассматриваться как «безобидные».

Если в отношении человека применяются слова и оскорбления сексуального характера, если его трогают или «лапают» без его согласия, если ему присылают порнографические материалы, если против его воли заставляют смотреть за сексуальными действиями или участвовать в них — все это считается формами сексуализированного насилия.

Понятие сексуализированного насилия крепко связано с понятием активного согласия — любые действия сексуального характера можно совершать только с теми, кто на эти действия активно согласен (не просто не говорит «нет», а добровольно и явственно говорит «да»).

В случае с детьми, правда, и этот принцип не применим — возраст согласия в России начинается с 16 лет, а до этого момента любые сексуальные отношения с детьми незаконны.

Где ребенок может столкнуться с сексуализированным насилием?

К сожалению, в современном мире ребенок может стать жертвой сексуализированного насилия практически везде: в собственном доме, в общественном транспорте, в школах, в детских садах, на улице, в медицинских учреждениях, в летних лагерях и спортивных секциях.

В большинстве случаев (по данным ГСУ СК по Московской области — в 80 процентах случаев) дети страдают от сексуализированного насилия со стороны своих родственников, а это значит, что насильственные действия чаще всего происходят прямо дома — там, где должно быть безопаснее всего.

Как часто совершаются акты сексуализированного насилия над детьми?

По данным ЮНИСЕФ, каждая десятая девочка и девушка в возрасте до 20 лет хотя бы раз подвергалась сексуализированному насилию — в 90 процентах случаев со стороны людей, которых они знали лично: родственников, учителей, соседей, бойфрендов или мужей.

У некоммерческой организации Darkness to Light, созданной для предотвращения сексуализированного насилия против детей немного другие данные:

В мире каждая седьмая девочка и каждый двадцать пятый мальчик сталкиваются с сексуализированным насилием до наступления 18 лет.

Порядка 70 процентов всех актов сексуализированного насилия в мире приходятся на детей в возрасте до 17 лет.

Чем меньше возраст жертвы, тем выше шансы того, что она пострадала от сексуализированного насилия со стороны родственника — дети в возрасте до шести лет подвергаются сексуализированному насилию от членов своей семьи в 50 процентах случаев.

В 60 процентах случаев дети подвергаются сексуализированному насилию со стороны людей, которым их семья доверяет.

У 70 процентов насильников может быть от одной до девяти несовершеннолетних жертв, у двадцати процентов — от десяти до сорока жертв.

В 40 процентах случаев дети страдают от сексуализированного насилия со стороны более старших и сильных несовершеннолетних детей.

В России нет сводной статистики сексуализированных преступлений, которые совершаются против детей, а та, которая есть, по мнению экспертов, может быть сильно заниженной — нередко дети боятся рассказывать о произошедшем или и вовсе не понимают, что с ними происходит что-то плохое.

По данным МВД России за 2019 год, в период с 2014 по 2019 год количество случаев сексуализированного насилия над детьми выросло на 42 процента: в 2018 году было зарегистрировано порядка 14 тысяч преступлений сексуального характера, их жертвами стали более 11 тысяч несовершеннолетних (такая статистика говорит о том, что в ряде случаев жертвами становились одни и те же дети).

Как закон защищает детей от сексуализированного насилия?

Чтобы разобраться в этом вопросе, мы обратились к сотрудникам фонда «Юристы помогают детям», которые в своей практике напрямую сталкиваются со случаями сексуализированного насилия над детьми.

Отвечает Анастасия Тюняева, адвокатесса BGP Litigation и фонда «Юристы помогают детям»:

Половая свобода и половая неприкосновенность личности в России находятся под защитой государства. Другими словами, любые сексуализированные действия, направленные на нарушение половой неприкосновенности или реализованные против желания лица (против его воли) должны пресекаться.

В настоящее время ответственность за такие противоправные насильственные сексуализированные действия установлена в главе 18 Уголовного Кодекса РФ, а именно в пяти ее статьях: «Изнасилование», «Насильственные действия сексуального характера», «Понуждение к действиям сексуального характера», «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста», «Развратные действия» (статьи 131-135).

Однако привлечь насильника к ответственности, удается не всегда в связи с высоким стандартом доказывания по такого рода делам. Практика показывает, что при расследовании сексуализированных преступлений огромное значение играет качество работы следователя и желание сотрудничать с ним потерпевшего, которое, во многих случаях, может отпасть после участия в первом допросе.

В зависимости от действий насильника, следователь определяет, какой состав преступления имеется в его (насильника) действиях.


К сожалению, о такого рода преступлениях мало говорят: ни в интернете, ни тем более в семьях.


В моей практике были дела, как и по посягательствам на половую неприкосновенность несовершеннолетних, так и изнасилования. С грустью приходится констатировать, что многие из них совершаются близкими людьми или родственниками.

Были дела, где отец в отношении своих детей — мальчика трех лет и девочки семи лет — осуществлял, как трактует у нас УПК (уголовно-процессуальный кодекс) «иные действия сексуального характера». Он называл это игрой.

Вообще, это распространенная трактовка сексуальных действий, которая используется особенно для детей. Насильник или агрессор таким способом пытается расположить к себе ребенка, показывая ему, что в этой «игре» нет ничего особенного и плохого.


Что эта «игра» считается «нормой» и все взрослые в нее играют. Кто- то называл такие игры «забава».


Но по факту — это осуществление насильником оральных поступательных движений в отношении половых органов ребенка. Кстати, по этому делу насильник так и не понес уголовной ответственности из-за того, что следствие не нашло в его действиях «состава преступления», хотя привлекался он по двум эпизодам с хорошей доказательной базой.

В другом случае растлитель называл оральный акт — «благодарностью», а демонстрируя видео порнографического содержания ребенку — «обучающими видео».

Было дело, где сожитель матери ребенка развращал девочку путем поиска у нее эрогенных зон и достижения ею тем самым удовольствия — девочке только исполнилось 12 лет, параллельно все это сопровождалось отправлением картинок порнографического содержания.


Кейс интересен тем, что ребенок впоследствии влюбился в своего насильника, в том числе из-за ложного «чувства заботы» о ней, так как насильник покупал ей одежду, подарки и сладости.


Несмотря на то, что за такого рода противоправные действия установлена уголовная ответственность, многие факты насилия остаются нераскрытыми. И это может случаться по многим причинам: боязнь и стыд сообщить о случившемся насилии, страх перед родителями (в случае если один из родителей — насильник), страх непринятия обществом, страх взаимодействия со следователем, стыд перед близкими и прочие причины.

Для возбуждения уголовного дела следователю необходимо собрать такие доказательства, которые не вызовут сомнения у суда в виновности обвиняемого. И именно по такому принципу многие дела просто не возбуждаются, потому что не хватает доказательной базы в силу самого характера таких преступлений (в большинстве случае отсутствуют какие-либо свидетели, или прошло много времени и биологические следы не сохранились).

Как защитить ребенка от сексуализированного насилия?

Мы часто говорим об этом и стараемся искать способы помочь родителям защитить своих детей от сексуализированного насилия.

Первое, что необходимо делать — это говорить с ребенком. Не увиливать от разговоров о сексе и половых органах, не скрываться за эвфемизмами, не отмахиваться «подрастешь-поймешь» — с детьми важно и нужно говорить на тему секса, принципа согласия, неуместных прикосновений и того, как на них реагировать. Подробная инструкция здесь.

Второе — сформировать доверительные отношения с ребенком и предоставить ему открытый доступ к существующим ресурсам помощи и поддержки. Подросткам может быть непросто обратиться к родителям со своими проблемами и переживаниями, именно поэтому им важно знать, что они могут получить помощь и из других источников — например, из этих.

Третье — быть внимательными к своему ребенку. Дети не всегда рассказывают родителям о своем травматичном опыте (особенно если дети совсем маленькие), однако внимательные родители могут заметить, что поведение ребенка изменилось и его что-то волнует. Подробно разобрали тревожные признаки здесь.


Сексуализированное насилие над детьми — это масштабная социальная проблема. Об этом до сих пор «стыдно» и «неприятно» говорить, что, бесспорно, идет на пользу насильникам.


Несмотря на то, что в России существуют законы, направленные на защиту детей от сексуализированного насилия, реализовать их, к сожалению, получается не всегда. Именно поэтому профилактика сексуализированного насилия должна начинаться в семье — с простых разговорах о личных границах, интимных местах, принципе согласия и праве сказать «Нет».

/

/

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе