Алена Чижова
26 September 2019

Мы такие разные, но все-таки мы кормим: монологи матерей об опыте ГВ, ИВ и СВ

Кормление младенца кажется обычным делом — природным и естественным. Но на практике многие матери сталкиваются с проблемами: лактостаз, отказ от груди, неправильный захват, «удобный» ребенок, который, оказывается, слабенько и плохо сосет. А еще, разумеется, советы педиатров, бабушек и дедушек и различные обесценивающие комментарии. Это касается и вида вскармливания, и продолжительности кормления грудью, и кормления дома и на людях. У каждой матери по-своему складывается опыт кормления. Мы можем по-разному себя ощущать: на кого-то это ложится тяжким грузом, кто-то испытывает вину и боль, а кто-то – радостные моменты уединения с ребенком. Причем все эти ощущения может испытать одна и та же мама в разные периоды. Конечно, очень важно просвещаться и просвещать на тему кормления малыша, подходить осознанно и в то же время интуитивно к этому процессу, не чувствовать вину и не судить друг друга. Здесь собраны живые истории матерей, чьи дети уже подросли, и их опыт кормления сложился по-разному. Только сама мама вправе оценить этот опыт. Но мы можем увидеть себя в этих историях, и еще раз понять, что пусть и у каждой из нас свой путь, мы не одни. Кто-то также борется и волнуется, кто-то кайфует и расслаблен, кто-то вынужден перейти на искусственное вскрамливание, а кто-то кормит до комфортного самоотлучения. И на вопрос «Ты кормишь?», можно смело отвечать: «Да!», ведь каждая кормит своего ребенка.

Аня, мама Кати

Я кормила до десяти месяцев, до шести месяцев было чистое грудное вскармливание. В роддоме мне никто не показывал, как надо прикладывать. Я чисто инстинктивно дала грудь дочке, она захватила, кормила я чаще лежа.

Мне повезло, наверное, но Катя спала хорошо, явно наедалась, набрала один килограмм за первый месяц. Я не могу сказать, что ГВ для меня кайф. Мне было все равно. Дочка любила уснуть на груди, и отойти у меня не получалось, получался такой марафон, когда она грудь вообще не выпускала.

После введения прикорма дочка сама перестала относиться к груди с таким фанатизмом. А в десять месяцев я за четыре дня закончила грудное вскармливание, поскольку ребенок спокойно стал жить без нее. Хотя я ужасно переживала, что отлучение пройдет тяжело. У нее была соска с месяца, но на кормление никак не повлияло, а в пять месяцев Катя от нее отказалась. Один раз у меня поднималась температура по непонятной причине, я не стала вызывать ни врача, ни консультанта, но прикладывала дочь постоянно, и на следующий день стало лучше.




Эмма, мама Артура

Я знала, что точно буду кормить грудью, и точно знала, что это будет до года. ГВ я не наслаждалась, воспринимала это как долг, данный мне природой, который я обязана выполнить! Молока было у меня очень много, и оно было жирное. Артур в первый месяц прибавил два килограмма и в принципе всегда весил много.

Слышала истории, как другие мамы проходят через отлучение с истериками и подобным, поэтому был страх, что у меня будет так же (Артур постоянно висел на груди). В итоге, к моему счастью, он очень хорошо начал есть прикорм, и я этим воспользовалась: постепенно убрала дневные кормления, произошло это незаметно, так как ребенок наедался и грудь не хотел. К девяти месяцам у меня осталось два кормления — вечернее и на ночь. И ночью он просыпался три-четыре раза.

В это время я хоть немного начала жить, потому что до этого не могла никуда ходить и ничего делать, кроме ребенка. Артур не брал ни бутылку, ни соску, только натуральный продукт. Спасибо мужу, он сам выталкивал меня из дома на встречи с подругами.

Постепенно я снова начала наряжаться, следить за собой как раньше, и жизнь стала прекрасной!

Ближе к году я уехала к родителям на несколько дней, там Артур спал со мной в кровати, ночью он проснулся и попросил грудь, а я спонтанно решила ему не дать, поняла, что либо сейчас, либо потом будет сложно, я его погладила, он в полудреме немного поныл и заснул дальше. На следующую ночь он грудь ночью не просил. Это было огромное облегчение, мы стали спать всю ночь! Затем я решила в ночь давать ему грудь и смесь, и это сработало, смесь ему понравилась. Это продлилось меньше недели, в один вечер он выпил смесь и уснул, не взяв грудь. Ему был почти год. После этого про грудь он не вспоминал.

За год ни одного лактостаза и прочих проблем у меня не было. После завершения ГВ молоко тоже рассосалось само собой быстро.




Полина, мама Ярослава

Ярослав родился маленький. Ко мне почти сразу пришло молоко. Первый месяц он просил грудь каждые пятнадцать минут. Я кормила по требованию. Мне не было больно, молока было много, были постоянные приливы, а ребенок кричал постоянно, было сложно даже выйти погулять на улицу.

Через месяц после осмотра узнали у педиатра, что он прибавил всего 250 граммов. Получается, он вообще не наедался, несмотря на то, что у меня было много молока. Мне предложили сцеживать свое молоко и давать его в бутылочке, которую ему будет легче сосать, и я смогу точно увидеть, сколько он съел. Чем я только ни сцеживала, выходило очень мало.

Я не высыпалась, у меня были жуткие мешки под глазами, я переживала и много плакала, хотя ребенок реально был на груди постоянно: я ела, что-то делала по дому, а ребенок висел на груди. Я докармливала из бутылки сцеженным молоком. Ярослав пил его очень хорошо, но все-таки в достаточном количестве сцеживаться так и не удалось.

Я очень хотела кормить сама, не хотела переходить на ИВ, очень старалась. Я не сидела на диете, хорошо питалась, смотрела ролики на ютубе, гуглила информацию, вдохновлялась, что тоже смогу кормить своим молоком как можно дольше. При этом вес сына практически не увеличивался. Получается, Ярослав, сколько бы ни висел на груди, сосал плохо.

Педиатр предложила добавить чуть-чуть смеси, двадцать граммов. Мне пришлось согласиться. Когда я добавила смесь, ребенок сразу стал спать, набирать вес, меньше кричать. Конечно, мое молоко стало уходить, а Ярослав стал отказываться от груди. Потихоньку мы увеличивали смесь, и в конце концов перешли на ИВ, хотя я до последнего предлагала грудь. В его три месяца мы полностью перешли на ИВ.

Конечно, я понимаю, что, не предложи я смесь, наверное, мы дотянули бы и на ГВ каким-то образом, и все сложилось бы по-другому. Всеми силами я боролась за ГВ, но для меня ГВ все равно было адом.




Оля, мама Софии

Для меня ГВ вышло сложным.

Это, безусловно, счастье. Разделять себя с ребенком, понимать, какую пользу ему это приносит, видеть, как ребенок беспокоен, расстроен или голоден, и как моментально все тревоги отступают, когда он на груди.

Было много сладких и нежных моментов на ГВ, но большую часть этого периода я мучилась. Первое, с чем я столкнулась, — это маленькие соски, которые дочь рассасывала месяц. Было больно до слез, меня порой даже трясло. Ночные кормления переросли в ночной нон-стоп, когда София без груди просто не спала. Конечно, мы спали вместе, она просто не выпускала грудь.

Пустышки и подобное она не воспринимала, сцеженное молоко не брала. Вследствие этого я получила недосып, боли в спине, раздражительность. Когда лезли зубы, висение на груди было бесконечным. Зная, ради чего я это делаю, я старалась опускать негативные моменты, терпела. А потом просто таяла от счастья, прижимая любимого ребенка к себе.

Я кормила по требованию, хотя педиатр уверяла, что надо кормить по часам, что для меня и малышки было неприемлемо. Грудь для Софии все же не только еда, это и питье, и просто успокоение.

Отлучала я ее плавно, когда ей был год и три месяца. Два месяца прошли прекрасно, количество кормлений уменьшалось, а потом у Софии полезло четыре зуба одновременно, и она снова повисла на груди. Все старания по отлучению пошли коту под хвост.

В полтора года Софии врач сказала, что мое здоровье требует поддержки, поэтому ГВ все же надо сворачивать. В один день я просто сказала ей, что все, и, к моему удивлению, она поспрашивала один день и спокойно приняла этот факт.

Ребенок рос и растет здоровой и крепкой. Единственное, София всегда была очень пухленькой, поэтому никто, кроме меня самой и педиатра, не поддерживал меня в долгом кормлении.

Очень тяжело выслушивать мнения родных и близких, что надо заканчивать ГВ, что такое долгое ГВ – это уже слишком. Почему нельзя поддержать или хотя бы просто принять решение мамы? Пока не знаю, решусь ли на ГВ со вторым ребенком.




Лейла, мама Алии

Когда дочь приложили к груди, она довольно зачмокала. Я решила: ГВ, так ГВ. Правда, молока не хватало не только в первые дни, пока лактация устанавливалась, но и после.

Намучившись с молокоотсосами и сцеживаниями, я сдалась, и мы перешли на смешанное вскармливание с преимущественным кормлением грудью.

Не могу сказать, что ГВ доставляло мне большое удовольствие, дочь явно не наедалась, поэтому могла есть часами. Для ночных кормлений это всегда означало затекшую спину, онемевшие конечности и разбитое состояние весь следующий (читай: каждый) день. Я держалась только потому, что твердо решила кормить грудью до шести месяцев, а потом потихоньку свернуть ГВ. Однако, к моему удивлению, к шестому месяцу количество кормлений смесью сократилось до одного ночного, и кормления в целом перестали напрягать.

Дочь стала есть активнее и по режиму, закончились бесконечные гуляния по дому с грудью наперевес, и я уже засомневалась, стоит ли прекращать ГВ. Вот тут уже вмешался случай, мы сменили смесь с антиколиковой на обычную, которая послаще. Ребенок сам покончил с ГВ, а я познакомилась с лактостазом, потому что сделала Алия это резко. До скорых и врачей не дошло, к счастью, справилась сама.

Что касается близких, мне с ними повезло, никаких капаний на нервы с их стороны не было.

Пока было ГВ, я переживала, поскольку казалось, что из-за моего желания кормить грудью ребенок не доедал. Прибавка в весе тоже по нижним границам была первые два месяца. Грудь болела дико несколько первых недель, трещины аж до крови, даже вспоминать больно. Поэтому пока вся эта история тянулась, ГВ было очень в тягость, хотелось на все плюнуть и перейти на ИВ. А вот на пятом-шестом месяце я серьезно подумывала отказаться от смеси с введением прикорма и кормить грудью. За помощью [к консультантам] не обращалась, наверное, потому, что этот вопрос не был для меня принципиальным. ГВ — хорошо, нет — тоже не катастрофа.




Юля, мама Агнии

Грудное вскармливание для меня больная тема. Я кормлю до сих пор [Агнии – два года и три месяца], поэтому часто ловлю удивленные и косые взгляды.

Начинать было очень тяжело, больно было до жути, каждое прикладывание на протяжении месяца - как удар током. Но цель была поставлена.

Первые три месяца были похожи на ад, ребенок постоянно висел на груди, количество прикладываний было огромным. Все говорили, что ребенок не наедается, молоко нежирное, что я «немолочной породы», поэтому ребенок постоянно просит грудь. Все это сводило с ума, несколько раз от бессилия хотела дать смесь, но малышка не брала бутылочку, поэтому выхода не было, надо было кормить в любом состоянии. И как же важна поддержка любимого человека, его вера в твои силы!

Через три месяца у малышки выработался сносный режим, появились хоть какие-то интервалы, грудь адаптировалась, кормить стало гораздо приятнее, а со временем я поняла, что это самый крутой девайс для ребенка! Еда всегда с собой!

В начале пути планировала кормить до года, но со временем стала лучше понимать потребности своего ребенка.

На мой взгляд, главную роль во время вскармливания играет эмоциональный контакт мамы и ребенка — особая связь, которая дарит тепло и море нежности, крылья и силы свернуть горы. Сейчас наше ГВ уже не про еду, а про привязанность, любовь и принятие.


P.S. Вот что можно почитать на тему разного опыта кормления:


Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе