«Это моя грудь и я сама решаю, хочу я, чтобы на нее смотрели, или нет»: письмо читательницы о кормлении в общественных местах

Честное мнение об ассертивном ГВ.

Иллюстрация Лизы Стерльцовой

Если вы давно читаете НЭН, вы знаете, что мы активно поддерживаем право женщины кормить ребенка грудью там и так, как ей это удобно. Несмотря на нашу активную деятельность по нормализации ГВ, в обществе все еще ведутся бурные дискуссии, многие из участников которых оскорбляют кормящих матерей и требуют едва ли не закрыть их по домам — «чтобы сиськами не светили».

Мы уже много раз писали о том, почему кормление грудью в общественных местах — важный процесс, который помогает интегрировать родителей в обществе, позаботиться о здоровье будущих поколений и задуматься об инклюзии. А еще — много писали о том, что женщина не обязана прикрываться, когда кормит в кафе, музее, торговом центре. И всегда находятся те, кто выступает против этой позиции.

Наша читательница Алиса Юровская написала нам письмо о том, что она придерживается совсем другой точки зрения: она ратует за ГВ в общественных местах — и за то, чтобы прикрываться. Но вовсе не потому, что боится осуждения со стороны незнакомцев. Нам показалось очень важным познакомить вас с ее точкой зрения. Вот письмо Алисы.


Периодически в инфополе появляются новости в духе: «Кормящую мать выгнали из московского кафе». И начинается Священная война, в которой борются две концепции: «кормить грудью в общественном месте все равно что испражняться; фу, я не хочу на это смотреть» против «кормление младенца — это естественный чудесный процесс, не нравится — не смотрите».

Интересное по теме

Плохими метафорами вымощена дорога в ад: давайте перестанем сравнивать кормление грудью со всем подряд

А я гляжу на поле боя, вижу, как в очередной раз в комментариях летят стрелы, копья, людям отрывает головы, руки, ноги, и все это месиво погрязает в ядовитой желчи (разливающейся, к слову, с обеих сторон). Стою я и думаю: а куда мне приткнуться со своей позицией, к какому лагерю примкнуть? Ведь я думаю и действую иначе.

Прошлым летом мы переехали в Израиль, где я родила сына, и за те почти восемь месяцев, что мы живем с ним вместе, где я его только не кормила: рестораны, парки, электрички, пляжи, самолеты, коворкинги и, самое экзотическое пока, пожалуй, — это склад Икеи, где-то между креслами и садовой мебелью. И ни разу мне не то что не сделали замечания, ни разу не было ни одного косого или полукосого взгляда в нашу сторону. За что израильтянам огромная благодарность.

Но я никогда не кормила младенца, полностью обнажив грудь, мне всегда хотелось прикрыться или найти укромный уголок. Самой. Не потому что это «фу, стыдно и сидите дома», а как раз-таки потому, что это моя грудь и я сама решаю, хочу я, чтобы на нее смотрели, или нет.

Интересное по теме

Что не так с требованием прикрыться в адрес кормящей женщины

Сразу — пока не полетели копья и стрелы — хочу сказать, что я абсолютно «за» кормление младенцев в общественных местах и абсолютно поддерживаю тех мам, которые не хотят ничего прикрывать. Я считаю, что это нормально. Просто сама я хочу прикрыться и тоже считаю, что это нормально.

В противоборстве двух лагерей сторонниками «общественного ГВ» часто высказывается мысль о том, что, дескать, вот, западное общество сексуализировало грудь, сделало ее объектом вожделения, а изначально грудь — она для кормления и отдохновения ребенка, а вы взяли и все испортили.

И тут мне хочется мягко возразить (чтобы не получить копьем под ребра): в современном мире, далеком от жизни первобытных племен, роль женщины поменялась и, если мы грудь «назначаем» ответственной только за кормление ребенка, мы ее тоже немного как бы объективизируем (в другую сторону), превращая в передвижную молочную кухню.

Интересное по теме

Кому на самом деле принадлежит женская грудь?

И из этого уравнения в обоих случаях можно легко исключить женщину и ее желания: а чего хочет она? Хочет ли вместе со своей грудью быть желанной или быть питающей? Или она хочет оставить свою грудь при себе и самой решать, как им втроем — ей, груди и младенцу — существовать? И не примыкать к тому или иному лагерю, потому что «надо определиться с позицией», а действовать исходя из своих потребностей, без давления извне.

Вот такие у меня рождаются мысли, когда я в очередной раз смотрю на поле брани, где летят стрелы и копья, где люди отрывают друг другу головы, ноги и руки, пытаясь раз и навсегда определить место женской груди в общественном пространстве. А она, прежде всего, на теле женщины. А женщина сама может принять решение, как ей с ее грудью поступать.

Стою я на кромке этого поля и оглядываюсь по сторонам: вдруг где-то есть те, кто думает так же, как я?

Лайфхаки Слушай тело: как мама при помощи игры учит сыновей принципу активного согласия
Упражнение, которое поможет лучше понимать себя и друг друга.